среда, 24 мая 2017 г.

Ученые исследовали связь интеллекта и религиозности


Может ли существовать связь между интеллектом человека и его склонностью к религиозности? Этот вопрос неизменно вызывает интерес исследователей. В 2013 году ученые провели метаанализ 63 научных работ, посвященных этой проблеме. Исследования публиковались с 1928 по 2012 год. Авторы 53 работ заявляли об отрицательной корреляции между интеллектом и религиозностью (35 работ свидетельствовали о значительной степени корреляции), авторы 10 — о положительной. 

Однако эти результаты нельзя считать однозначным доказательством связи, поскольку понятия интеллекта и религиозности — сложные, комплексные, они включают в себя множество проявлений. 

Интеллект рассматривают и как способность решать задачи, требующие логического и пространственного мышления (так устроены многие стандартные IQ-тесты), и как широкий спектр когнитивных способностей (теория множественного интеллекта). Религиозность же понимают и как веру в сверхъестественное, и как следование определенным моральным нормам, и как выполнение обрядов. Единой шкалы измерения интеллекта и религиозности не существует, поэтому говорить об общих результатах сложно. 

четверг, 18 мая 2017 г.

Психологи "повысили" популярность атеизма




Одним из ключевых факторов в рамках научного подхода к изучению религии выступает оценка распространенности атеизма — концепции, предполагающей сомнение в существовании или полное отрицание богов. 

Как правило, выводы об этом основаны на результатах опросов. Однако из-за социального давления, связанного с внутренней политикой ряда стран, в том числе в России, многие респонденты могут скрывать или искажать религиозную позицию. 

Так, в США, согласно телефонным интервью, к атеистам относятся только 3 % населения и лишь 11 % готовы признаться в отрицании сверхъестественного. Авторы новой работы попытались уточнить этот показатель.

Люди не видят отличий между поведением трезвого и пьяного человека



Американские психологи показали, что окружающие не видят радикальных отличий между поведением трезвого и пьяного человека, в то время как люди, употребившие спиртное, наоборот, замечают в себе разительные перемены. Исследование "An Experimental Investigation of Drunk Personality Using Self and Observer Reports" опубликовано в журнале Clinical Psychological Science.

В обществе существует популярное мнение, что человек значительно меняется под действием алкоголя. Некоторые люди отмечают, что после спиртного они становятся либо более раскрепощенными и веселыми, либо, наоборот, более агрессивными и замкнутыми. Тем не менее, до сих пор ученые не исследовали, насколько заметны подобные перемены для окружающих.

понедельник, 15 мая 2017 г.

Пример продвижения услуг "психологии, коучинга и музыки"


В прошлом году натолкнулся на рекламу в социальных сетях. Все не доходили руки написать, но в итоге пишу.

Ниже привожу образец рекламного поста про "Звуковою медитациями билами на Затмение". Еще меня удивляет название "Школа летающих тарелок", но это не имеет отношение к НЛО. Понять это можно если только увидеть фотографию, которую используют как логотип.

вторник, 9 мая 2017 г.

Эмоциональная сдержанность русских связана с культурными ограничениями


Несмотря на общий анатомический субстрат, проявления эмоций у человека нередко отличаются не только на индивидуальном, но и на культурном уровне. Так, из-за сдержанности в общении с незнакомцами русские, в сравнении с жителями Западной Европы, считаются более мрачными. При этом механизм возникновения подобных стереотипов неясен. По одной из гипотез, речь идет о специфике семантики: например, понятие "счастье", которое ассоциируется с улыбкой, для русских носит скорее экзистенциальный характер и связано с понятием "удачи", тогда как американцы с его помощью описывают лишь хорошее эмоциональное состояние. Любопытно, что "русская сдержанность" могла сформироваться только в XX веке — на это указывает контент-анализ романа "Анна Каренина".

Чтобы проверить гипотезу о том, что "мрачность" русских определяется не низкой эмоциональностью, а культурой, специалисты из Университета Миссури, Высшей школы экономики (ВШЭ), Калифорнийского университета в Риверсайде и Томского государственного университета (ТГУ) провели три опроса. 

среда, 3 мая 2017 г.

Психология повиновения и свобода воли

Мы хотим считать, что за страшными страницами в истории человечества — войнами, массовым террором, геноцидом — стоит кто-то, совершенно не похожий на нас: сверхзлодеи, демоны… на крайний случай, неизлечимые психопаты. 

Ведь разве можем мы идентифицировать себя с теми, кто пытал и убивал невинных людей и представить, что сами способны на такое? 

Тем не менее, архивные материалы судов над палачами Холокоста говорят об ином: преступниками становились обыкновенные люди. Философ и журналист Ханна Арендт описывает Адольфа Эйхмана, непосредственного организатора массовых убийств в концлагерях, как заурядного бюрократа, который постоянно оправдывался "выполнением приказов свыше".

Вопрос о степени ответственности может быть задан и на менее глобальном уровне — как часто в повседневной жизни мы действуем под давлением извне? Кто или что на самом деле стоит за нашими поступками и как научиться действовать в согласии с собой?

вторник, 2 мая 2017 г.

Тестостерон помешал мозгу мужчин проводить "работу над ошибками"

Американские ученые обнаружили, что повышенный уровень тестостерона снижает способность мужчин к критической оценке импульсивных и интуитивных суждений. Результаты работы "Single dose testosterone administration impairs cognitive reflection in men" приняты к публикации в журнале Psychological Science.

Мужской половой гормон тестостерон регулирует репродуктивное поведение, такое как сражения между самцами и спаривание, у различных животных. У людей он влияет на уровень агрессии и риск расстройств, связанных со слабым контролем импульсивного поведения. При этом конкретные психологические механизмы подобного действия гормона были изучены недостаточно.

Чтобы разобраться в этих механизмах, сотрудники Калифорнийского технологического института с коллегами из других научных центров пригласили для участия в двойном слепом эксперименте 243 взрослых мужчин, что делает исследование одним из крупнейших в своем роде на сегодняшний день. После заполнения демографической анкеты и сдачи анализов на тестостерон и другие гормоны участникам случайным образом назначили гель, содержащий тестостерон или плацебо.

Ученым удалось усилить эффект "гормона доверия"

Американские ученые обнаружили, что совместное назначение окситоцина и антагониста опиоидных рецепторов налоксона повышает социальное внимание у обезьян, причем препараты усиливают эффекты друг друга. Результаты работы опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Окситоцин — это пептидный гормон и нейромедиатор, который принимает участие в построении социальных отношений, связи матери и ребенка, а также стимулирует родовую деятельность и продукцию молока. В связи со способностью улучшать социальные взаимодействия этот препарат неоднократно испытывали у людей с аутизмом, однако эффект зачастую был слабым и не всегда воспроизводимым.

Выработка и эффекты окситоцина находятся под контролем опиоидной системы — в частности, опиоиды служат его физиологическими антагонистами. Антагонисты опиоидных рецепторов, такие как налоксон, могут улучшать социальные навыки, а их стимуляторы, такие как морфин, — наоборот.

суббота, 29 апреля 2017 г.

Максим Зельников: "Я бы не делил ученых на атеистов и не атеистов"

Максим Зельников
Чем вызван всплеск "атеистических настроений" и как далеко он может завести? "Огонек" поговорил об этом со специалистом по примирению двух непримиримых сторон — астрофизиком, кандидатом физико-математических наук, старшим научным сотрудником лаборатории проблем физики космоса Физического института им. Лебедева РАН, ведущим семинара "Богословие и физика" в Свято-Филаретовском православно-христианском институте Максимом Зельниковым.

— Максим Иванович, почему столь активные протесты ученых против лженауки и религии начались именно сейчас?

— Давайте все-таки оговоримся: хотя среди современных ученых действительно много атеистов (равно как и верующих), идей нового атеизма придерживаются далеко не все. Одна из самых значимых книг нового атеизма — "Бог как иллюзия" Ричарда Докинза появилась в 2006 году, но во многом она была ответом на события 11 сентября 2001 года, когда самолеты террористов врезались в башни-близнецы в США. Тогда новые атеисты сказали: посмотрите, к каким страшным последствиям может привести религия. Давайте ее искореним и заживем мирно. 

При этом обострение противостояния религии и науки началось намного раньше, и связано оно, на мой взгляд, с тем, что даже верующие люди далеко ушли от евангельских истин, а ученые погрязли в научной гордыне. С одной стороны, большинство современных христиан совсем не так требовательны к себе, как это полагает вера, с другой — наука, под влиянием собственных успехов последних десятилетий, начала абсолютизировать саму себя и объявлять научный метод познания единственно верным. Я бы сказал так: столкновения между наукой и религией чаще всего проявляются в противостоянии фундаменталистски настроенных верующих и фундаменталистски настроенных ученых.

пятница, 28 апреля 2017 г.

Лиза Барретт: как возникают эмоции


Меня очень трудно понять, бывает до такой степени, что друзья никогда не могут определить ход моих мыслей глядя в лицо. Но, как утверждает нейробиолог Лиза Фельдман Баррет (Lisa Feldman Barrett), вполне возможно, что они так и останутся в замешательстве, даже если моё лицо станет более выразительным.

Барретт, нейробиолог Северо-Восточного университета, является автором книги "Как возникают эмоции". Она утверждает, что многие наши представления об эмоциях ошибочны. Неверно, что все мы чувствуем одно и то же, что каждый может «читать» лица других людей, и неправда то, что эмоции отражают вещи, которые происходят с нами.

The Verge побеседовали с Барретт о её взгляде на эмоции, о том, что это означает для стартапов, которые пытаются их предугадать, и о том, можем ли мы почувствовать эмоцию, для которой нету слов.

Вы утверждаете, что эмоции создаются нашими мозгами. Чем это отличается от того, что мы знали раньше?

Лиза Барретт
Классический взгляд предполагает, что эмоции – это то, что происходит с вами. Что-то случается, срабатывают нейроны, и вы совершаете эти стереотипные действия, которые не можете контролировать. Считается, что все люди в мине когда сердятся, испытывают злобу, грустят — не только одинаково демонстрируют чувства, но и рождаются со способностью распознавать их автоматически.

На мой взгляд, лицо не всегда выражает те эмоции, что испытывает человек. Я не утверждаю, что, если мозг испытывает сильные чувства, он никак физически их не выражает, нет. Люди улыбаются, когда они счастливы или хмурятся, когда им грустно. Я хочу сказать, что нет единого, обязательного для всех выражения эмоций. И эмоции — это не какая-то объективная вещь, это нечто, что наш мозг формирует самостоятельно.

Даниил Александров о подростковом буллинге



Во всем мире школы стараются бороться со случаями подростковой травли — например, в университете Турку в Финляндии разработана программа по вопросам школьного насилия KiVa, которая уже признана одной из лучших и активно адаптируется другими странами. В России буллинг пока изучен мало, но постепенно таким темам, как влияние атмосферы в классах на детей, уделяется все больше внимания. По инициативе программы "Учитель для России" в Калужской области было проведено глобальное исследование школьного климата. О его результатах "Теории и практики" побеседовали с заведующим научной лабораторией "Социология образования и науки" Санкт-Петербургского филиала "Высшей школы экономики" Даниилом Александровым.

Даниил Александров
— Расскажите, пожалуйста, как проводилось исследование?

— Мы исследовали 249 школ (во всех больше 100 учащихся), в которых опросили школьников шестых-девятых классов — примерно 27 тысяч учеников. Это огромные цифры. Для Калужской области был создан инструмент с дополнительными шкалами, которые мы раньше не использовали, например более подробные шкалы про буллинг и кибербуллинг. В нем учитывались главные компоненты школьного климата: отношения с учителями и доверие к ним, отношения со сверстниками, отношение к школе в целом, отношение к учебе и мотивация, агрессия в школе. Также мы спрашивали об отношении к самим себе, то есть о самооценке в плане школьных предметов. Большинство вопросов были по шкале Лайкерта, то есть дано, например, утверждение «В нашем классе все время шумно» и надо оценить, насколько это верно, от 1 до 4.

четверг, 27 апреля 2017 г.

Как люди избегают определённой информации и выстраивают собственную реальность


Новое исследование иллюстрирует как люди выбирают свою собственную реальность, сознательно избегая информации, которая угрожает их счастью и благополучию.

Мы живём в беспрецедентный "век информации", но очень мало используем его возможности. Те, кто пытается сидеть на диете предпочитают игнорировать показатели калорий в своём вкусном десерте, люди с высоким риском заболеваний избегают диагностики, а пользователи интернета выбирают источники новостей, которые согласуются с их политической идеологией.

Опираясь на исследования в области экономики, психологии и социологии, Джордж Ловенштейн из Университета Карнеги-Меллона, Рассел Голман и Дэвид Хагманн, иллюстрируют как люди выбирают свою собственную реальность, сознательно избегая информации, которая угрожает их счастью и благополучию.

В статье, опубликованной в "Журнале экономической литературы", они показывают, что, хотя простой отказ от получения информации является наиболее чётким случаем «информационной ограниченности", у людей есть широкий спектр других стратегий для того, чтобы уклониться от получения неприятных им сведений. Они также замечательно умеют выбирать те данные, которые подтверждают то, во что они верят или что оказывает на них благоприятное влияние, забывая, что подобная информация не всегда соответствует действительности.

"Стандартный учёт информации в экономике заключается в том, что люди должны следовать тем данным, которые помогут им в принятии решений и не избегают сведений, не укладывающихся в их картину мира" — говорит Герберт Левенштейн, профессор экономики и психологии Университета Саймона, один из основоположников поведенческой экономики — "но люди часто избегают информации, которая могла бы помочь им принимать правильные решения, если считают, что она может быть болезненной для восприятия. Плохие учителя, например, могли стремиться к получению обратной связи от своих учеников, но, в отличие от опытных преподавателей, больше предпочитают ориентироваться на оценки".

Даже когда люди не могут открыто игнорировать информацию, они часто используют широкие возможности по её интерпретации. Спорные доказательства часто воспринимаются как заслуживающие доверия если они подтверждают то, во что кому-то хочется верить, — как произошло в случае сомнительного исследования, связавшего вакцины с аутизмом. И доказательства, которые отвечают строгим требованиям науки, часто не учитываются, если они идут вразрез с тем, во что люди хотят верить, о чем свидетельствует широкое игнорирование научных доказательств изменения климата.

Уклонение от информации может быть вредным, например, когда люди упускают возможности для лечения серьёзных заболеваний на ранней стадии или не могут узнать о финансовых вложениях, которые могли бы подготовить их к выходу на пенсию. Это также имеет большие социальные последствия.

"Следствием избегания информации является то, что мы не можем эффективно взаимодействовать с теми, кто с нами не согласен", — говорит Хагманн, соискатель научной степени в Университете Карнеги Меллон"бомбардировка людей информацией, которая бросает вызов их убеждениям — обычная стратегия, которая используется в попытках убеждения — скорее приведёт к попыткам ограничить поступающие сведения, чем к восприимчивой их обработке. Если мы хотим уменьшить политическую поляризацию, нам нужно найти способы повышения восприимчивости людей к информации, которая бросает вызов тому, во что они верят и хотят верить".

Несмотря на последствия, информационная ограниченность — это не всегда ошибка или отражение лени ума.

"Люди делают это не просто так", — говорит Гольман, доцент факультета социальных и научных наук — "Те, отказывается от генетического теста, могут наслаждаться своей жизнью до тех пор, пока болезнь нельзя будет игнорировать, переоценка собственных способностей может помочь нам попробовать достигать больших целей, а игнорирование собственного финансового положения помогает не поддаваться панике при падении финансовых рынков".

Исследователи полагают, что понимание того, как и почему люди избегают информации, может помочь правительствам, бизнесу и организациям эффективно работать с аудиторией не перегружая её их неприятными ей сообщениями.

Оригинал: CMU "Information avoidance: how people select their own reality"

Автор: Шило Ри (Shilo Rea)

среда, 26 апреля 2017 г.

7 классических книг о криминальной психологии


Издательство "Алгоритм" запустило серию "Человек преступный" — линейку базовых текстов, исследующих криминальные наклонности homo sapiens на протяжении нескольких столетий. "Афиша Daily" рассказывает о классических трудах и более современных работах на эту тему.

Озеленение улиц снизило преступность в Мичигане

Многочисленные исследования последних лет показывают, что благоустройство общественных пространств положительно влияет на психологический и социальный климат. Так, люди, проживающие в районах с большим количеством зеленых насаждений, чаще чувствуют себя в безопасности, кроме того, "зеленые" программы снижают риск депрессии, сердечно-сосудистых заболеваний, вандализма, безработицы и грабежей. 

Механизм такого воздействия неясен: предполагается, что эффект может быть связан с ростом коллективной ответственности на фоне приумножения социального капитала. Слабо изучено также то, как с положительной динамикой коррелируют географические характеристики озеленения, в том числе в краткосрочной перспективе.

Чтобы выяснить это, сотрудники Университета штата Мичиган и других вузов провели пространственно-временной анализ показателей в городе Флинт. Для этого авторы сопоставили сроки, место и степень реализации программы озеленения GCLBA's C&G со временем, местом и типом преступлений, совершенных в городе в 2005–2014 годах (с 1 мая по 31 октября). 

Отчеты работников программы оцифровывались в "шейп-файлы" с картографированием обслуживаемых участков в радиусе около 150 метров, после чего их сопоставляли исходя из ежегодной статистики. Уровень преступности измерялся с помощью геоинформационной системы ArcGIS: как и программу озеленения, команда оценила криминогенность путем анализа плотности для каждого из трех типов противоправных действий.