среда, 19 апреля 2017 г.

Евгений Волков: как становятся сектантами

Нужно ли бояться "промывки мозгов"? Возможен ли полностью внешний «контроль сознания», как работает манипуляция, что такое "депрограммирование", сколько вокруг нас существует деструктивных культов и как в них попадают?

Легко ли вытащить из них своих близких? Где кончается "нормальное" общество и начинается секта, велика ли власть гуру над сознанием своих последователей и существует ли вакцина от этого, — на все эти и многие другие вопросы в своей лекции отвечает Евгений Волков.


Евгений Волков — психолог, кандидат философских наук, судебный эксперт по делам о психологическом насилии, переводчик бестселлеров по психологии воздействия, много лет состоявший в Международной ассоциации по исследованию культов (ICSA) и Европейской федерации центров по исследованию и обмену информацией о сектантстве (FECRIS).

Социальное заражение ограничили цепью из трех человек

Компьютерное моделирование интенсивности социального заражения в зависимости от дистанции между участниками (вертикальная ось) и числа повторных взаимодействий (горизонтальная ось)
Mehdi Moussaïd et al. / PNAS, 2017
Немецкие ученые провели эксперименты по изучению механизмов феномена социального заражения. Выяснилось, что оно практически не распространяется дальше цепочки из трех человек и сильно зависит от степени искажения информации и переоценки чужих ошибок. Результаты работы "Reach and speed of judgment propagation in the laboratory" опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Социальным заражением называется распространение взглядов, мнений, идей, эмоций, моделей поведения и т. п. в обществе. Оно обладает схожей динамикой вне зависимости от контекста, будь то, например, политическая ориентация, медицинские практики или альтруизм. Несмотря на важность этого феномена, его конкретные механизмы изучены недостаточно.

Актриса и бывший саентолог Кэти Шенкельберг раскрывает темную сторону организации

Кэти Шенкельберг возле афиши своего спектакля
Почти два десятка лет жизнь Кэти Шенкельберг (Cathy Schenkelberg) целиком была связана с Саентологией. Она ела бургеры с Джоном Траволтой, пила кофе с Кирсти Элли. Ей никогда не нравился Том Круз, самый знаменитый член Саентологической церкви, но это не помешало ей во исполнение шокирующих требований организации оставить успешную карьеру актрисы, при этом воспитывая дочь и отдавая организации деньги.

Теперь, покинув организацию, которая она называет культом, Кэти рассказывает свою историю — обо всех ошибках и прочем — в спектакле одного актера под названием Squeeze My Cans ("Стисни мои жестянки"). Название представляет собой игру слов, намекающую на "одитинг" — методику, когда члены организации берут в руки металлические трубки, похожие на жестяные консервные банки, подключенные к прибору под названием "Е-метр", и вспоминают самые личные и болезненные моменты своей жизни. Некоторые обвиняли Саентологическую церковь в том, что она использует собранную таким образом частную информацию как средство давления на тех, кто пытается покинуть организацию, однако Шенкельберг сама без малейшего стеснения все выложила на стол — как она впервые заинтересовалась Саентологией, почему так долго там оставалась, и как в конце концов вышла.

среда, 5 апреля 2017 г.

От "дурдома" к клинике: институционализация безумия в России


В труде "История безумия в классическую эпоху" Мишель Фуко дал яркое описание того, что назвал "медикализацией безумия". В XVIII веке общественными приютами для душевнобольных (франц. asiles) руководили "альенисты" (от франц. aliéné — ‘душевнобольной’). В эти приюты принимали также инвалидов, вдов и подкидышей, и вместе с душевнобольными их население могло составлять сотни и даже тысячи человек. Приюты походили на государство в государстве, а заведовавшие ими (совсем не обязательно люди с медицинским образованием) — на феодалов, повелевавших судьбами своих подчиненных.

К концу XIX века положение изменилось: дома умалишенных стали называться психиатрическими больницами, заведовали ими врачи, а помещенные в это заведение люди превратились в "больных", "пациентов". Немногим позже эта история повторилась в России: здесь термины "психиатрия", "психиатрическая больница" широко распространились в конце XIX века.

вторник, 4 апреля 2017 г.

Короткие выдержки из лекции Валерия Соловья: "Методики манипуляции"

Короткие выдержки из лекции Валерия Соловья о методиках манипуляции и видеозапись.

Дисклеймер: я не за то, чтобы кто-то кого-то и где-то учил манипуляциям. Я за то, чтобы люди знали о манипуляциях с тем, чтобы предотвратить возможность манипулирования собой.

Я выписала те моменты, которые мне показались интересными. С любой фразой можно спорить.

Автор заметки: психолог Ирина Камаева

понедельник, 3 апреля 2017 г.

Убежденный атеизм и истовая вера снизили страх смерти

Мета-анализ, проведенный британскими, австралийскими и новозеландскими учеными, показал, что атеисты и наиболее религиозные люди меньше всего подвержены страху смерти. Результаты работы опубликованы в журнале Religion, Brain & Behavior.

Мысли о тесной взаимосвязи между религией и страхом, в том числе страхом смерти, высказывались философами еще до нашей эры (об этом писал, например, Лукреций Кар). 

Этой теме посвящена также современная теория управления страхом смерти (terror management theory), согласно которой в каждом человеке присутствует базовый психологический конфликт, вытекающий из желания жить и осознания неизбежности смерти. 

Этот конфликт порождает экзистенциальный страх, для преодоления которого люди создали культуру и религию.

суббота, 1 апреля 2017 г.

Макаки оказались склонны к кровной мести

Приматологи из Немецкого центра приматологии в Геттингене и Института когнитивных наук и технологий в Риме показали, что японские макаки способны к проявлению кровной мести: особи, ставшие жертвами агрессии, склонны направлять свою "месть" на родственников и друзей обидчика. При этом такая стратегия оказалась весьма успешной: после нападения на своих родственников агрессор чаще всего прекращал попытки нападения на жертву. Статья "Аcquisition and functional consequences of social knowledge in macaques" опубликована в журнале Royal Society Open Science.

Социальные приматы живут в сложно организованных системах социальных связей, где у каждой особи есть свой круг "приближенных". В такой круг обычно входят не только ближайшие родственники, но и неродственные особи, связанные тесными социальными связями. 

В предыдущих исследованиях было показано, что приматы хорошо разбираются не только в своих, но и в чужих социальных связях в пределах своей группы: они знают, кто кому приходится родственником или другом, а кто — нет. Однако как именно приматы получают такие знания, до сих пор остается не до конца понятно. На этот счет существует две гипотезы. 

Согласно одной из них, обезьяны делают выводы о родстве или дружбе других особей на основе того, как много времени те проводят вместе. Согласно второй гипотезе, обезьяны наблюдают за очевидными проявлениями родственных связей, такими как, например, отношения матери и ребенка, и затем надолго запоминают эту информацию о родстве — даже если впоследствии эта связь становится не так очевидна, потому что мать и ребенок больше не взаимодействуют так часто, как раньше.

Чтобы протестировать эти гипотезы, авторы новой статьи решили изучить агрессивные взаимодействия в группе из 57 японских макаков (Macaca fuscata), живущих в римском зоопарке, с хорошо изученными родственными связями. Всего ученые проанализировали 500 часов видеозаписей, на которых было зарегистрировано более 15 тысяч эпизодов агрессии.

Оказалось, что макаки, ставшие жертвами агрессии, часто направляют ответную агрессию не на самого обидчика, а на другую особь. Этот феномен часто встречается среди приматов и может объясняться, в частности, страхом жертвы перед более сильным агрессором. Однако, как заметили авторы, ответная агрессия чаще всего оказывается направлена не на случайную особь, а на родственников и друзей обидчика. При этом, как выяснилось, жертву ответной агрессии обиженные обезьяны выбирают исключительно на основе того, как много времени она проводит с обидчиком. Как показали наблюдения за самыми старыми обезьянами, память о том, что кто-то приходится кому-то матерью или ребенком, не играет никакой роли в выборе жертвы ответной агрессии: важным оказалось только то, насколько тесны связи между особями в данный момент.

Интересно, что при этом выбор объекта мести имел большое значение для дальнейшего развития отношений между макаками. В тех случаях, когда объектом мести становились родственники обидчика, агрессор чаще всего не возобновлял попытки нападения на жертву. Перенаправление же агрессии на друзей обидчика такой защиты не давало, и впоследствии агрессор продолжал атаки на свою жертву. 

Таким образом, способность идентифицировать родственников агрессора в кругу его "приближенных" давало очевидное адаптивное преимущество. Однако, несмотря на это, макаки почему-то не пользовались долгосрочными знаниями о родстве других особей, а ориентировались исключительно на, сколько времени другие макаки проводят друг с другом в данный момент. Почему это так, авторы надеются выяснить в дальнейших исследованиях.

Автор: Софья Долотовская

суббота, 18 марта 2017 г.

Антропологи оценили преимущества религиозного поведения

Положение человека в традиционных сообществах в значительной степени зависит от степени его религиозности — чем активнее человек принимает участие в общепринятых религиозных практиках, тем выше его социальный статус, и эта закономерность, в свою очередь, влияет на формирование социальных отношений в рамках общины. 

К такому выводу пришла антрополог Элеонор Пауэр (Eleanor A. Power) из Института Санта-Фе, изучавшая традиционные сообщества в Индии. Результаты ее исследования "Social support networks and religiosity in rural South India" опубликованы в журнале Nature Human Behavior.

Примерно 80 процентов людей во всем мире называют себя религиозными. Влияние этого фактора на социальную жизнь неоспоримо, но пока до конца не выяснено. Даже в рамках одного и того же исследования ученые не всегда могут прийти к непротиворечивым выводам. На сегодняшний день достоверно доказано лишь, что люди в среднем склонны выделять тех, кто отличается религиозным поведением, — обычно их считают более щедрыми и честными, чем все остальные.

Приступая к своему исследованию, Элеонор Пауэр предположила, что этот стереотип усиливает влияние религиозных людей в рамках традиционных обществ, а также увеличивает проявляемую к ним степень доверия. Чтобы проверить эту гипотезу, она в течение двух лет непосредственно наблюдала за публичным поведением взрослых жителей двух деревень, Теппани и Ашакапурам, на юге Индии, среди которых были приверженцы двух религий — индуизма и христианства. Антрополог сфокусировала внимание на проявлениях религиозности жителей деревень и на эпизодах обращения за помощью или советом.

Пауэр разделила религиозные практики, которые ей довелось наблюдать, на три типа: 
  1. регулярные проявления (посещение храма, отказ от конфликтов, соблюдение постов и временных обетов); 
  2. окказиональные, но при этом традиционные публичные акты (крупные жертвоприношения, дорогостоящие паломничества); 
  3. экстремальные публичные акты (самоистязание, проявление религиозной одержимости). 
Также ученый выделила пять степеней поддержи, которую жители индийских деревень оказывали друг другу: 
  1. поручительство за другого члена общины, 
  2. консультирование знакомых, 
  3. финансовая помощь, 
  4. непосредственная поддержка (одалживание предметов, уход за чужими детьми), 
  5. эмоциональная поддержка. 
Сопоставляя то, как члены общины участвуют в религиозных практиках и насколько часто они обращаются за помощью или оказывают ее, Пауэр пришла к выводу, что публичное отправление религиозных обрядов гарантирует человеку наиболее высокую степень доверия среди односельчан. Так, людей одного пола, социального статуса и близкого положения, которые регулярно демонстрировали свою религиозность, в среднем в 1,3 раза чаще просили о поддержке, чем тех, чья религиозность не была выражена. При этом оказалось, что положительно на социальном статусе верующего сказываются только проявление традиционных видов религиозности. Так, люди, совершившие за год два трудных и дорогостоящих религиозных ритуала, увеличили свои шансы на социальное доверие в 1,2 раза, а те, кто практиковал экстремальные религиозные обряды, напротив, уменьшили свои шансы на социальное доверие, — новое значение соответствующего показателя составило 0,9 от изначального.

Согласно прогнозу антрополога, в наблюдаемых ею деревнях любую взрослую женщину, регулярно посещающую храм, другая женщина той же касты попросит о поддержке в 4,1 случая из ста. Количество обращений увеличится до 4,6 случая, если первая женщина, в добавление к этому, совершает один трудный и дорогостоящий публичный религиозный поступок в течение года. Если же она станет одержима, то количество обращений к ней уменьшится до 3,5 случая из ста.

По мнению Пауэр, полученные результаты свидетельствуют о том, что религиозность в традиционном обществе воспринимается как сигнал надежности, щедрости и общительности, побуждая жителей деревень налаживать с такими людьми устойчивые, как правило взаимные связи.

Хотя некоторая зависимость между религиозностью и социальными практиками наблюдается и в постиндустриальных обществах, пока исследователи воздерживаются от широких обобщений. Так, недавно международный коллектив ученых провел эксперимент с целью оценить степень альтруизма 1170 детей из Чикаго, Торонто, Кейптауна, Стамбула, Измира и Аммана. В результате выяснилось, что дети из нерелигиозных семей оказались более щедрыми, чем остальные. Зафиксировав корреляцию, ученые воздержались от описания причинно-следственных связей.

Елизавета Власова

пятница, 17 марта 2017 г.

Что такое паническая атака?

Примерно год назад в метро около 6 утра ко мне подошел не самого адекватного вида молодой человек и заявил, что прямо сейчас к нему подступает паническая атака и я смогу помочь, если буду разговаривать с ним о чем угодно, — главное, чтобы он отвлекся. Мужчина явно возвращался из ночного клуба, но настроение у него было отнюдь не веселое, а тревожное, и он жаловался, что ему трудно дышать. Через четверть часа ему стало легче, и мы разошлись. А я всерьез задумалась о том, что такое паническая атака, каковы ее симптомы, почему она возникает и кто находится в группе риска.

Симптомы и причины панических атак


Паническая атака — это приступ острой тревоги, который сопровождается вегетосоматическими и психическими нарушениями. Наверное, многие знают по фильмам такую ситуацию: человек (чаще женщина), оказавшись в стрессовой или даже опасной для жизни обстановке, практически впадает в ступор, так что даже не может дышать, — страх полностью овладевает и его разумом, и телом. Однако в жизни паническая атака (другое название — вегетативный кризис) может случиться действительно внезапно, когда, казалось бы, никакой видимой причины для этого нет. 

понедельник, 13 марта 2017 г.

"Вещества нет, но есть квантовые поля": чем выступление гомеопата похоже на мистификации Курёхина


Директор фонда "Эволюция", член Общества специалистов доказательной медицины и автор меморандума Комиссии по борьбе с лженаукой РАН "О лженачноусти гомеопатии" Пётр Талантов опубликовал в Фейсбуке видео, в котором сравнил выступление гомеопата Салима Мифтахутдинова с розыгрышами и мистификациями музыканта и актёра Сергея Курёхина.

суббота, 11 марта 2017 г.

Видео: "Если бы скорая помощь лечила гомеопатией"



Скетч на тему лечения гомеопатией и почему не стоит этого делать при болезнях.

Майя Соерова: Как помочь человеку в депрессии

Каждую неделю портал "Такие дела" отвечают на вопросы, которые задают читатели. Сегодня речь пойдет о депрессии, а вернее о том, как быть хорошим другом для человека, оказавшегося в этом состоянии.

Примерно каждый четвертый хоть раз в жизни сталкивался с депрессией. Хотя иногда мы, заламывая руки, называем депрессией просто приступ плохого настроения. 

Нужно различать хандру, легкое депрессивное состояние (малая депрессия, субдепрессия) и настоящую клиническую депрессию, которая может затянуться на несколько месяцев.

вторник, 28 февраля 2017 г.

Как Пеунова вербует жителей Самары в ТЦ "Амбар"

Несмотря на то, что Пеунова формально находится в федеральном розыске, ее политическое движение находится на нелегальном положении, а некоторые правоохранители рапортуют о "победе", факты говорят о совершенно другом.

Как я уже неоднократно писал, ситуация с деструктивными культами в Самаре вышла из под контроля. Культы не только не встречают хоть какое-то сопротивление местных властей или общественности, но и развиваются, захватывая новые городские пространства. Последние 5 лет в Самаре создана максимально комфортная обстановка для шарлатанов любого уровня.

Возьмем для примера Пеунову. В крупнейшем торговом центре "Амбар", ее "движение" проводит крупные вербовочные мероприятия по вовлечению в свои ряды самарцев. Самое забавное, что это согласовано с администрацией ТЦ и проводится, как некий поэтический эвент.

Вот что было 20 января 2017 года:



Под видом "конкурса чтецов" с названием "Эх, да Русь - красавица", с музыкой и прибаутками идет вербовка жителей города.


Я понимаю, что Суркову все пофигу и деньги не пахнут, но мэрия города должна "поднять пятую точку" и начать защищать горожан от таких официальных вербовочных мероприятий. А пока у нас саентологи в центре города, салоны магов и огромное количество наружки с "магами и экстрасенсами" по всему городу.

Медиумы и парапсихологи лгут: книга об отличиях настоящей науки от шарлатанских утверждений

Как известно, со скепсиса начинается подлинное знание. Это решил подтвердить самый известный в мире скептик Майкл Шермер. В книге, которая так и нызывается "Скептик", Шермер отстаивает исключительно рациональный взгляд на мир. Будучи популяризатором науки, он не просто развенчивает парапсихологию или уфологию, но объясняет, почему с виду научное знание таковым не является. Конкретно в России и конкретно сейчас книга может оказаться душеспасительной среди набирающего ход мракобесия.

Разберемся с мертвыми. "Переход" к разоблачению трюков популярных медиумов.


Человек — существо повествующее, ищущее закономерности. Как и все остальные животные, мы эволюционировали под влиянием событий в природе, нащупывая закономерности, значимые для нашего выживания. Однако в отличие от животных, мы рассказываем истории о найденных закономерностях. Иногда эти закономерности реальны, иногда — иллюзорны.

Одна из иллюзий осмысленной закономерности, основанная на единичных свидетельствах и породившая бесчисленные истории, — приписываемая медиумам способность общаться с умершими. Известнейший медиум нашего времени — бывший преподаватель бальных танцев Джон Эдвард, ведущий популярной телепередачи "Переход" на канале Sci Fi Network и автор бестселлера New York Times, книги "Самый последний раз" (One Last Time). Его шоу настолько популярно, что он скоро начнет конкурировать с Опрой за телезрителей в дневное время.

Как выглядит общение Эдварда с умершими? В двух словах — это надувательство. Он начинает с того, что выбирает сектор аудитории, в котором сидят порядка 20 человек, и говорит что-то вроде: "Я чувствую, что здесь Джордж. Не знаю, кто это. Может быть, Джордж недавно умер, или он здесь, в зале, или это кто-то из ваших знакомых". Конечно, такие общие слова неизбежно "попадают в цель". Теперь, когда он выявил своего пассажира (словечко уличных мошенников, обозначающее намеченную жертву), начинается "чтение" с использованием трех методов: