четверг, 31 июля 2014 г.

Джозеф Халлинан: "Почему мы ошибаемся: Ловушки мышления в действии"

Влияние эффекта обрамления на выбор вина, трусость футбольных тренеров, нежелание посещать спортзал после терактов и женщины, заставляющие брать кредиты, в главе из книги Джозефа Халлинана "Почему мы ошибаемся: Ловушки мышления в действии", которая выходит в августе в издательстве "Манн, Иванов и Фербер".

Мы неправильно интерпретируем действительность


Недавно мне в глаза бросился заголовок в газете:
Мужчина по ошибке принял звуки порно по DVD за мольбы женщины о помощи. Теперь его обвиняют в проникновении в чужую квартиру с мечом в руках.

Речь в статье шла о человеке по имени Джеймс Ван Айверен, а события происходили в пригороде Милуоки. Однажды утром Ван Айверен, которому было тогда тридцать девять лет, услышал звуки из квартиры, расположенной этажом выше. По его словам, очень четкие и неоднозначные звуки. Кричала женщина. "Она молила о помощи", — заявил Ван Айверен.

Сначала он постарался не обращать на крики внимания, но скоро понял, что это просто невозможно. Телефона в доме не было, поэтому мужчина не мог вызвать полицию. И тогда он схватил единственное оружие, которое у него имелось — семейную реликвию, старинный меч, — бросился вверх по лестнице и выбил дверь в квартире соседа...

И увидел самого соседа, Брета Стайгхорста, тридцатитрехлетнего студента местного технического колледжа, который в это время смотрел порнофильм под названием Casa de Culo (Culo деликатно переводится как "задница"). "Фильм был на испанском, и я ни слова не понимал, — признался потом журналистам Стайгхорст. — Я купил его для своих подружек".

Ван Айверен решительно спросил у хозяина квартиры, где женщина, которая только что кричала. Стайгхорст сказал, что никаких женщин у него в квартире нет. Он даже показал непрошеному гостю дом, открыв двери шкафов, чтобы доказать, что там никто не прячется. Не найдя никаких жертв, неудавшийся спаситель удалился вместе со своим мечом. А через какое-то время к нему нагрянула полиция. Его обвинили в преступном нарушении владения с причинением ущерба. Вскоре об этом деле писали все СМИ.

"Теперь я чувствую себя ужасно глупо, — признается Ван Айверен. — Все это было просто большой нелепой ошибкой".

среда, 30 июля 2014 г.

Иван Пигарёв: Основной парадокс состояния сна и его экспериментальное разрешение

Стенограмма и видеозапись публичной лекции доктора биологических наук, главного научного сотрудника Лаборатории передачи информации в сенсорных системах ИППИ РАН Ивана Пигарёва. Лекция состоялась 27 февраля 2014 года в рамках цикла "Публичные лекции "Полит.ру" при поддержке фонда "Династия" и ИППИ РАН.


Текст лекции


Я, прежде всего, хочу поблагодарить за приглашение выступить с лекцией, потому что я очень люблю это дело, особенно, когда у меня в душе есть некоторая уверенность, что те знания, которые я вам сегодня сообщу, могут быть очень полезны для вашего здоровья. Но я должен сразу огорчить, наверное, очень многих, кто пришел на эту лекцию, что как раз о снах в смысле как о сновидениях, ради чего, наверное, большая часть слушателей здесь собралась, я как раз говорить ничего и не буду. Потому что состояние сна и сновидения это вещи совершенно разные, и если первое, действительно, чрезвычайно интересно, то второе, с моей точки зрения, ничего интересного не представляет. Откуда они берутся, я вам расскажу и, надеюсь, что покажу, в чем тут фокус, и почему это, на самом деле, ничего интересного собой не представляет.

Теперь будем переходить потихоньку ко сну. В чем я вижу сложность? Я представляю, что, наверное, в этой аудитории собираются люди самых разных специальностей, и не знающие, наверное, ни физиологии, ни медицины, и поэтому могут возникнуть, я так думаю, ситуации, когда я вдруг произнесу какое-нибудь слово, и будет непонятно, что это такое. Вот я прошу или уважаемого ведущего, я-то вообще готов предложить это делать любому, спрашивать «что это значит», и меня прерывать в любом месте для того, чтобы максимально понятно было то, о чем я буду говорить.

(Очень большой текст)

Раннее чтение в дальнейшем повышает интеллект

Dr Stuart Ritchie
Ученые нашли корреляцию между возрастом, в котором ребенок начитает читать, и его дальнейшим интеллектуальным развитием. Эти результаты они опубликовали в журнале Child Development под названием "Does Learning to Read Improve Intelligence? A Longitudinal Multivariate Analysis in Identical Twins From Age 7 to 16".

В исследовании участвовали почти 2 тыс. однояйцевых близнецов — у них геном полностью идентичен, поэтому можно оценить влияние внешних факторов, в том числе, на интеллект. Сравнили возраст, в котором тот и другой овладели чтением, и интеллектуальные способности в возрасте 7, 9, 10, 12 и 16 лет.

Оказалось, что если наблюдалась разница в возрасте овладения чтением между одним и другим близнецом, то различался и уровень их интеллекта уже в 7 лет.

Психологи подчеркивают, что чтение развивает не только вербальные навыки, овладение словом, но и невербальные, которые нужны для понимания написанного текста.


пятница, 18 июля 2014 г.

7 фактов обо сне

В 2013 году наука сомнология, одна из самых бурно развивающихся в мире наук, праздновала двойной юбилей. Один юбилей — 170 лет со дня рождения Марии Михайловны Манасеиной, замечательной женщины, жившей и работавшей в Санкт-Петербурге, по праву считающаяся родоначальником экспериментальной сомнологии не только в нашей стране, но и во всем в мире. Вторая дата — это 60-летие открытия быстрого, или парадоксального сна, периода, в который нам снятся сны.

1. Открытие быстрого сна


С открытия парадоксального сна, которое произошло в 1953 году, и началось научное изучение сна и сновидений. До этого все попытки носили во многом донаучный характер, потому что не было метода объективной регистрации состояния сна и возможности отличить его от других состояний: спокойного бодрствования, патологического сна, наркотического сна, комы и так далее. За последние 60 лет накоплен гигантский материал, и каждый год исследования приносят в эту область новые потрясающие открытия и полностью переворачивают все наши представления о том, что такое сон и бодрствование и для чего они нужны.

18 октября 2013 года в журнале "Science" была опубликована очередная сенсационная статья, которая сейчас переведена во всем мире. Эта статья о том, что группа ученых, работавших в Америке, обнаружила совершенно необычное явление, связанное со сном и с ранее неизвестной дренажной системой мозга, которая, как оказалось, открывается во время длительного сна и способствует вымыванию вредных продуктов, накапливающихся, пока мы бодры.

С открытием быстрого сна все представления о сне и бодрствовании перевернулись, стало ясно, что сон человека — это вовсе не монотонное состояние, как думали до этого, а очень сложный процесс, внутри которого есть строгая цикличность, и в каждом цикле есть фазы — это фазы медленного и быстрого сна, а в фазе медленного сна есть еще и стадии. Все эти понятия (циклы, фазы и стадии) — это три кита, на которых строится здание сомнологии.

2. Структура ночного сна


У человека циклы длятся полтора часа, то есть, когда мы засыпаем вечером, мы погружаемся в определенный мир, который существует внутри нас и диктуется нашими генами. Мы не можем ничего в нем изменить, мы так устроены, и это диктует нам определенное состояние — определенную, очень строгую последовательность событий. Эта последовательность одинакова у всех людей на Земле независимо от возраста, пола, национальных, расовых и индивидуальных особенностей.

Ночной сон очень жестко структурирован. Когда мы засыпаем, мы погружаемся в полуторачасовые циклы. Большинству людей достаточно пяти циклов, это 7,5 часов, пресловутый 8-часовой сон. Однако не у всех так. Некоторым людям нужен шестой цикл, и 8,5 часов сна им мало, а есть даже те, которые укладываются в меньшее количество часов и успевают за три или четыре цикла пройти необходимые процессы. Но большинству людей необходимо пять циклов, это связано с генетической структурой, а вовсе не с привычками или ленью, как думали раньше.

3. Почему нам необходимо спать


Сон совершенно необходим для нормальной работы в бодром состоянии. Если вы думаете, что можете сэкономить время и днем больше поработать — это иллюзия, потому что, если вы сэкономите часть сна, вы сможете только копать землю или окучивать грядки, потому что такую работу можно делать в полусонном состоянии, не выспавшись, но никакую интеллектуальную работу вы выполнять не сможете. Вы просто будете спать с открытыми глазами, думая, что вы бодры, и ни одна проблема не будет решена.

Как было показано в последние десятилетия, крайне опасна ситуация, когда люди, сидящие за монитором и выполняющие очень важную работу, не высыпаются или работают в ночную смену. Все люди делятся по своим генетическим особенностям на тех, кто легко переносит ночные бдения, и тех, кто тяжело их переносит. Людей второго типа ни в коем случае нельзя привлекать к такой ночной работе, как управление транспортом, они не должны работать операторами аэропортов, атомных станций и так далее. Они это переносят тяжело, и ночью проявляются спонтанные периоды засыпания, причем часто это происходит неосознанно. Кажется, что человек бодрый, а на самом деле он засыпает и его внимание отключается. С этим связано множество промышленных и транспортных катастроф, происходивших в последние годы, в частности печально знаменитая Чернобыльская авария. Все эти катастрофы произошли в то время, когда у операторов была максимальная сонливость, — около часа ночи, в один из пиков сонливости, второй пик сонливости наступает около пяти часов утра.

4. Лишение сна как способ лечения


Современная сомнология перевернула представления, рьяным сторонником которых был Павлов, о том, что сон во всех случаях является целебным, лечебным фактором. Как оказалось, во многих случаях патологий целебным может быть как раз лишение сна. Сейчас такое распространенное явление, как депрессия, которой страдает огромный процент городского населения, особенно женского пола, очень четко связано с нарушениями сна, и лишение сна в этом случае является инструментом безлекарственного лечения: пока человек не спит, он не испытывает депрессии. Но достаточно даже короткого периода сна, как подавленное настроение возвращается.

Во время фазы быстрого сна мозг работает так же интенсивно, как и в самом активном бодрствовании, когда мы испытываем острые и сильные переживания. И в этом состоянии нам снятся насыщенные сновидения и происходят сильные перебои в работе сердца и дыхания, что может быть опасным для пожилых людей и больных легочными и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Недаром один из пиков утренней смертности от инсультов и инфарктов приближен к ранним предутренним часам, когда максимально представлен быстрый сон.

5. Роль сна в эволюции


Это заставляет полностью пересмотреть механизмы сна и потребность в нем. И если в отношении медленного, обычного сна, сна без сновидений какие-то представления вырисовываются, все они связаны с отдыхом мозга. Но отдых нервной системы не похож на отдых мышечной системы. Когда мы отдыхаем мышцами, мы можем просто полежать, а когда отдыхает наш мозг, мы почему-то должны полностью выключить сенсорные системы, отключиться от внешнего мира, уйти в себя, ничего не воспринимать, перейти в состояние, которое опасно для жизни в дикой природе. Если эволюция сохранила это состояние у всех млекопитающих и у птиц, это значит, что оно давало какое-то преимущество для выживания.

В чем заключается это преимущество, не совсем понятно, но в отношении обычного, или ортодоксального, медленного сна есть ряд синонимов в русском языке, которые этот термин объясняют. Все они связаны в той или иной степени с отдыхом, с утилизацией продуктов распада в мозге, с их выведением. Кроме того, есть интересная гипотеза Ивана Николаевича Пигарёва, который экспериментально показал, что в этом состоянии происходит переключение работы мозга с восприятия внешней информации на восприятие внутренней. Внутренняя информация, информация наших внутренних органов, начинает поступать в те отделы мозга, которые, когда мы бодры, связаны с восприятием зрительных стимулов, слуховых и так далее.

Сейчас представление об этом совершенно другое в связи с обнаружением дренажной системы мозга, которая открывается, когда мы засыпаем, и закрывается, когда мы бодры.

6. Процессы, происходящие в организме во время сна


Есть и другие гипотезы. Иван Николаевич Пигарёв считает, что во время медленного сна нервные клетки сенсорных систем в коре мозга как бы «поворачиваются внутрь самого организма» и начинают анализировать не ту информацию, которая поступает от органов чувств, как в бодрствовании, а ту, что поступает от внутренних органов (от кишечника, сердца), восстанавливают их работу. С этим, как он считает, связан целый ряд нарушений, которые возникают, когда человек лишается сна, пересекает часовые пояса или меняет ритм жизни. В частности, нарушения желудочно-кишечной системы, которые очень характерны для подобных ситуаций, могут быть связаны с тем, что нарушается контроль головного мозга над всеми периферическими органами и системами.

Относительно быстрого сна есть только гипотезы, и, несмотря на огромное количество работ в отношении этой стадии, пока нет реальных фактов, на которых можно было бы основывать теории относительно функций этого состояния.

7. Активация мозга во время сна


У человека сон организован так, что первую половину ночи мы преимущественно спим медленным сном, а вторую половину — быстрым. Этот чисто человеческий феномен, связанный с определенными социальными, цивилизационными факторами. Поэтому обе половины ночи очень важны, и, экономя за счет утренних часов, вставая спозаранку, мы лишаем себя очень важных периодов сна.

В чем именно заключается эта необходимость, мы до конца не понимаем. Но известно, что в это время происходит исключительно высокая активация мозга. Это открытие, которое произошло шесть десятилетий назад, было поразительным именно потому, что никто не предполагал, что во время сна мы регулярно, через каждые полтора часа, во-первых, видим сны, во-вторых, эти сны сопряжены с невероятно высокой активацией мозга. При этом мышечная система полностью выключена, то есть человек парализован, он распластан на кровати, а мозг при этом исключительно бурно работает, субъект что-то переживает, и эти переживания отражаются в сновидениях, которые мы видим.

Это состояние, по всей видимости, жизненно необходимо, потому что попытки экспериментального лишения сна показывают, что животные не выдерживают такого эксперимента; депривация сна влияет на поведение, прорывается во время бодрствования и в конце приводит к гибели животных.

Владимир Ковальзон
В чем заключается потребность в этом состоянии, остается неизвестным. Но оно сохранилось и у млекопитающих, и у птиц, хотя, как известно, они эволюционировали разными путями и получили терморегуляцию независимо друг от друга. Тем не менее появление терморегуляции в этих эволюционных ветвях сопровождалось появлением обеих фаз сна. У холоднокровных животных сон носит монотонный характер, у человека имеется некоторая аналогия с холоднокровными в отношении медленной стадии сна, а вот то, что связано в эволюции с быстрой фазой, остается непонятным.

Владимир Ковальзон, доктор биологических наук, главный научный сотрудник секции сомнологии Физиологического общества им. И.П. Павлова

Евгений Александров: "По части организованной лженауки мы опередили весь мир"

Академик РАН Евгений Александров
О том, какое мракобесие и лженаука творятся внутри "объединенной" РАН, почему не надо смотреть телевизор и доверять "целителям" и "экстрасенсам", в эксклюзивном интервью "Газете.Ru" рассказывает глава комиссии по борьбе с лженаукой академик Евгений Александров.

— С момента начала реформы РАН прошел год. Как эти события сказались на работе комиссии по борьбе с лженаукой?

— Я бы сказал так: дела комиссии не являются делами первостепенного интереса для академии в этот острый период. Однако не обошлось без внешних обращений.

Комиссию запрашивала администрация президента в связи с ходатайствами изобретателей вечных двигателей – дело обычное. Было у нас из Думы предложение исследовать на предмет научности диссертацию Жириновского.

Мы уклонились – как говорил Алексей Толстой, "ходить бывает склизко по камушкам иным".

По времени так совпало, что до объявления реформы академии — в апреле 2013 года — к нам обратился Совет безопасности, который предложил нашей комиссии изложить наше видение положения дел вокруг лженауки в России и наши предложения по этому поводу. Мы предоставили свои соображения, охарактеризовав положение в стране по этой части как чрезвычайное.

Цитирую: 
"В постсоветский период лженаука в России вышла из-под контроля и стала разрушительно сказываться на общественных институтах и безопасности на всех уровнях — от здоровья и образования граждан до разработки государственных программ и стратегий".
Свою записку мы закончили рекомендациями по противодействию экспансии лженауки. Через полгода Совбез пригласил нас на совещание по поводу положения с лженаукой. С нашей стороны был представлен доклад, рисующий ситуацию с лженаукой в исторической перспективе с выходом на текущий момент: что представляется наиболее неприемлемым сейчас и что нужно срочно делать. Результатом совещания были некоторые согласованные с Совбезом рекомендации для правительства в отношении противодействия разгула лженауки. Речь шла прежде всего об обязательности научной экспертизы затратных наукоемких государственных проектов. Мы также настаивали на возможности оглашения материалов комиссии в средствах массовой информации.

В связи с этим совещанием мы, члены комиссии, были полны энтузиазма – к нашему голосу прислушалась власть! Однако совещание пришлось на пик кампании реформирования академии, и у меня сложилось впечатление, что на фоне глубоких опасений научного сообщества за судьбу российской науки в целом проблемы лженауки отходят на второй план.

Прошедшее совещание не нашло отражения на сайте Совбеза.

воскресенье, 13 июля 2014 г.

Филип Зимбардо: 20 простых правил уменьшения уязвимости перед манипуляциями

Известный социальный психолог Филип Зимбардо, посвятивший пятьдесят лет своей научной карьеры изучению влияния власти и социального давления на поведение людей, предлагает рецепт противодействия "промыванию мозгов". Чтобы не столкнуться с нежелательным психологическим воздействием, организатор знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента советует придерживаться 20-ти простых правил уменьшения уязвимости перед манипуляциями.

Цель контроля сознания заключается в манипулировании мыслями, чувствами и поведением, которые опираются на использовании фундаментальных человеческих потребностей, чтобы добиваться уступчивости или подчинения желаемым правилам и поведенческим указаниям государственных, политических, религиозных, коммерческих или иных мунипуляторов.

Когда кто-либо из нас сталкивается с трудными проблемами, мы часто стремимся к простым ответам и простым действиям для нахождения наилучшего выхода. Превращение в человека, полностью погруженного в учение сильного лидера или в тотальную идеологию сплоченной группы, может быть успокоительным. Но потеря желания формулировать уникальные, творческие идеи в любой ситуации равносильна отказу от собственного "я".

Нам нужно чувствовать, что мы можем временно отключать, по крайней мере, на время, наши оценочные способности и внутреннюю настороженность. Однако мы должны быть способными возвращать назад и проверять наши переживания, размышлять над сделанным нами выбором и оценивать "доброкачественность" нашей вовлеченности. Колебание между этими полюсами, погружение и вновь отдаление на соответствующие периоды, и является задачей.

Большинство манипулирующих призывов наносят свои сильные удары, проникая за границы разума к эмоциям, за пределы сознания к невысказанным желаниям и страхам, за барьеры обыденных установок к основополагающим заботам о своей целостности и выживании. Как только некто заполучил наше доверие, он может изменить наши установки, возбуждая эмоционально отягощенный конфликт, требующий немедленного разрешения. Заставляя нас ощущать себя испуганными, виновными или неловкими, этот манипулятор находится в позиции, позволяющей облегчить наш дискомфорт, обеспечивая разумные объяснения и успокоительные решения.

Широкомасштабные системы социального убеждения зависят от контроля, которым наделяет манипулятора ваше ощущение принадлежности к широкому движению. Убеждающие приводят нас в свою вотчину и отделяют "нас", которые являются праведными и хорошими, от "них", которые являются невежественными и злыми. Ограничивая наш доступ к идеям, которые они находят еретическими или предательскими, они постепенно ликвидируют другие версии реальности.

Когда крепко спаянные группы изолированы от внешних источников информации и специальных знаний, а лидер предписывает перспективу политики до того, как у других членов группы появится шанс обнародовать свои взгляды, процессы принятия решений ухудшаются. Люди становятся более занятыми поисками и поддержанием единодушия в мышлении, нежели тщательным взвешиванием "за" и "против" альтернативных действий, выдвижением спорных моральных вопросов и критическим оцениванием решений. Часто единодушные резолюции достигаются заранее, и членов группы заставляют поддерживать их, что бы ни случилось, хотя в реальности существует всего лишь «впечатление», будто мы являемся частью процесса принятия решения.

Чем строже система, тем вероятнее, что малейшие вызовы будут встречены возмездием. В тюрьмах, психбольницах, религиозных или политических культах, военных учреждениях и концентрационных лагерях «власти» имеют фактически полный контроль над существованием других, и малейшие отклонения или угрозы для этой силы являются нетерпимыми.

Невозможно принимать беспристрастные решения, когда мы изолированы от информации. Основной момент в предотвращении полной узурпации какой-нибудь системой — поддержание внешних интересов и источников социальной поддержки.

Именно потому, что мы можем упражнять свою познавательную способность для критического осмысления идей, институтов и нашего собственного поведения, мы способны воспринимать варианты выбора за пределами тех, которые предлагаются удобной догмой и якобы безвыходными обстоятельствами. Как мыслящие существа, мы можем сопротивляться соблазну участия в "сердечном постижении", предлагаемом культовыми лидерами и подразумевающем выслушивание и оценку сердцем, а не собственным умом.

Только зная свою собственную уязвимость и устойчивую склонность верить, будто наши внутренние черты характера более могущественны, чем силы ситуации, мы можем прийти к пониманию, что действительно существуют потенциальные ситуационные силы, работающие на нас. А с этим осознанием действия фундаментальной ошибки – переоценки силы характера при недооценке силы ситуации – мы можем избежать нежелательных форм социального контроля, применяя нашу свободу выбирать, что делать и кем быть. Самосознанием и контролем реальности мы можем начать выигрывать в борьбе против потенциальных манипуляторов сознания.

Ниже приведен набор рекомендаций по сопротивлению контролю сознания. Подумайте о них, выучите их, практикуйтесь в них, обучите им других, усовершенствуйте их, приспособьте их к своей ситуации — или проигнорируйте. Это ваш выбор.

Эксперимент "Третья волна"

В 1967 году учитель Рон Джонс преподавал историю в средней школе Эллвуда Кабберле в Пало-Альто, Калифорния. Во время изучения Второй мировой войны, один из школьников спросил Джонса, как рядовые жители Германии могли притворяться, что ничего не знают о концентрационных лагерях и массовом истреблении людей в их стране. Так как класс опережал учебную программу, Джонс решил выделить одну неделю для посвящённого этому вопросу эксперимента. 

В понедельник он прочел детям лекцию о силе дисциплины. О том, что чувствует спортсмен, который усердно и регулярно тренировался, чтобы добиться успеха в каком-нибудь виде спорта. О том, как много работает балерина или художник, чтобы сделать совершенным каждое движение. О терпении ученого, увлеченного поиском научной идеи. Джонс велел школьникам сесть в положение "смирно", так как оно лучше способствует учёбе.

Затем он приказал учащимся несколько раз встать и сесть в новое положение, потом также неоднократно велел выйти из аудитории и бесшумно зайти и занять свои места. Школьникам "игра" понравилась и они охотно выполняли указания. Джонс велел учащимся отвечать на вопросы чётко и живо, и они с интересом повиновались, даже обычно пассивные ученики.

Почему обывателей привлекают суперзлодеи: психология человека

В комиксах супергерою часто противостоит "суперзлодей", зачастую противопоставляя суперсиле свой интеллект. Обыватели его боятся, но искренне заворожены его обликом — эти чувства граничат с восхищением. 

Журнал Wired опубликовал обстоятельный анализ этого интересного психологического феномена, основываясь на работах Карла Юнга, Зигмунда Фрейда, Ивана Павлова, Абрахама Маслоу и Берреса Скиннера.

Согласно Юнгу, суперзлодей воплощает архетип Тени, представляющий собой относительно автономную часть личности каждого человека: это психические установки, не могущие быть пережитыми из-за несовместимости с сознательным представлением о себе.

По Фрейду, низменная подсознательная сущность человека всегда стремится проявить себя, даже если человеку привито наилучшее воспитание и развит сознательный самоконтроль.

По Маслоу, обыватели могут завидовать и восхищаться другими людьми, которые стоят на более высокой ступени в иерархии удовлетворения потребностей. Например, если человеку не хватает еды, он завидует/восхищается человеком, у которого есть еда. То же самое происходит на следующих уровнях: безопасность, любовь, уважение, познание и т.д. На высшем уровне этой пирамиды находится самоактуализация — способность реализовать свои цели и способности. Вполне возможно, что суперзлодеи находятся на более высоком уровне в иерархии удовлетворения потребностей.

С позиции психоанализа восхищение перед злодеями объясняется несколькими причинами, ведь они обладают качествами, которые зачастую отсутствуют у обывателя: свобода в такой степени, которую не может позволить себе обычный человек, а также сила. Кроме того, может сказываться подсознательная вера человека в справедливый мир, которая подразумевает, что каждая жертва получает по заслугам.

Секретная информация вызывает больше доверия

Скандал, который в последнее время разразился вокруг деятельности АНБ и засекреченных программ слежки за населением породил общественную дискуссию о роли секретной информации в нашей жизни — и вообще, о причинах засекречивать информацию в свободном и открытом обществе.

Один из аспектов дискуссии — ценность секретной информации. Действительно ли важность собранных данных перевешивает значение приватности, неприкосновенности частной жизни?

Рассуждая на эту тему, важно помнить об одном интересном психологическом феномене, который был описан учеными из Колорадского университета в Боулдере в научной статье, опубликованной в журнале Международного общества политической психологии.

Феномен заключается в том, что люди определенно переоценивают значение засекреченной информации. Ученые провели три эксперимента на выборке около 100 человек каждый — и получили явные доказательства, что документы под грифом "Секретно" вызывают больше доверия, чем точно такие же документы без секретного грифа.

Например, в первом эксперименте участникам эксперимента предлагали оценить степень поддержки Госсекретарем США того или иного зарубежного политика на президентских выборах. Респондентам сообщали два факта о политике: один положительный и один отрицательный. Например, в случае Александра Лукашенко положительный факт заключается в том, что он более россиян или китайцев склонен сотрудничать с американскими дипломатами. Отрицательный факт — угроза основания в Беларуси монархической династии вместо конституционной демократии. Двум группам респондентов эти два факта преподносились по-разному. В первом случае им говорили, что информация о сотрудничестве получена из секретных источников, а угроза монархической династии — общедоступная информация. Во втором случае, наоборот, что информация о склонности к сотрудничеству — общедоступная информация, а угроза монархической династии — секретный факт, добытый разведкой.

В результате эксперимента оказалось, что американцы выражали более существенную поддержку Лукашенко в том случае, если секретной была положительная информация (индекс 3,19 вместо 2,80 в таблице). Другими словами, добавление грифа "Секретно" субъективно искажает свойства информации, повышая ее важность и ценность.

Психологические последствия массовой слежки

Исследования показывают, что неразборчивый мониторинг государства за своими гражданами поощряет недоверие, конформизм и заурядность в обществе, пишет The Guardian, ссылаясь на результаты многочисленных научных исследований. Если верить этим данным, то наличие массовой слежки представляет риск для психического здоровья граждан, производительности труда, социальной сплоченности общества и перспектив его развития.

Еще 15 лет назад проведенные исследования показали, что электронный мониторинг на рабочем месте повышает уровень стресса, усталости и беспокойства, а также снижает производительность труда и чувство контроля над ситуацией у сотрудников.

Наличие секретных программ слежения снижает уровень доверия в обществе. В целом, люди склонны доверять ограниченные полномочия правительству для осуществления подобных программ, в обмен на гарантии собственной безопасности. Но в какой-то момент становится очевидным, что людям приходится жертвовать личной свободой, а подобное злоупотребление доверием со стороны государства раскалывает общество. Может оказаться, что больше половины граждан не доверяет своему правительству, что угрожает демократической политической системе.

Давно известно, что массовая слежка превращает конформизм в социальную норму. Классические эксперименты 1950-х гг показали, что конформизм настолько силен, что люди склонны следовать за толпой даже в том случае, если толпа очевидно не права. Государство, которое осуществляет массовую слежку, не может ценить инновации, критическое мышление или оригинальность.

В конце концов, секретная слежка за гражданами приводит к ослаблению государственной власти, хотя у самих власть имущих может складываться ложное впечатление абсолютного контроля.

Газета The Guardian считает, что правительство явно недооценивает психологические эффекты систем слежения. В частности, при разработке подобных программ не проводились консультации с психологами.

Исследование: аморальное поведение в играх улучшает мораль человека

Тема вреда компьютерных игр, в том числе насилия в играх, очень бурно обсуждается в обществе. Многие обыватели уверены, что виртуальное насилие повышает агрессивность человека. Как только совершается какое-нибудь громкое преступление, журналисты сразу начинают искать, во что играл преступник на компьютере. Если вдруг он был фанатом шутером — бинго, попадание в яблочко. Именно это хочет услышать общество.

Видеоигры — огромная индустрия с оборотами в миллиарды долларов. Люди тратят времени и денег на видеоигры не меньше, а порой даже больше, чем на кино. Тема важная, и поэтому вопрос влияния игр на психику становился предметом множества научных исследований.

Сейчас вышло ещё одно исследование на эту тему. Оно опровергает общепринятое мнение, что насилие в играх делает человека менее чувствительным к таким же действиям в реальной жизни. Оказывается, совсем наоборот.

Исследователи из университета Баффало, университета штата Мичиган и Техасского университета в Остине подтвердили выводы ранее проведённых исследований о том, что аморальное поведение в игре вызывает чувство вины у человека. В то же время известно, что при возникновении такого чувства вины в дальнейшем человек ведёт себя лучше, стараясь "загладить вину" или исправиться. Учёные предположили, что этот эффект проявляется в реальной жизни даже после аморальных действий в игре. Проведённый опыт подтвердил это предположение.

В эксперименте участвовали 185 испытуемых в возрасте 18-29 лет. Их разделили на две группы. Первая играла в Operation Flashpoint: Cold War Crisis, а участников второй группы попросили вспомнить случай аморального поведения из своего прошлого. Далее, первую группу разделили на две части: 
  • одна играла за «хороших» солдат, 
  • а другая — за террористов (условие возникновения вины). 
Вторую группу тоже разделили на две части, чтобы иметь результат для сравнения.

Затем всех протестировали в опросе, который определял отношение испытуемых к объектам, соответствующим нескольким абстрактным категориям: забота, честность, непорочность и др. 

Выяснилось, что результаты "плохих" игроков отличаются от контрольной группы примерно так же, как результаты вспоминающих о плохом поступке отличаются от их контрольной группы. То есть исследователи одновременно подтвердили и очищающий эффект чувства вины, и его перенос из компьютерной игры в реальность.

Научная работа опубликована 20 июня 2014 года в журнале "Киберпсихология, поведение и социальные сети".

После суток без сна у людей появляются симптомы шизофрении

Ученые из Боннского университета и Лондонского королевского колледжа провели исследование, в ходе которого выяснили, что после суток бодрствования у здоровых людей появляются симптомы шизофрении. Результаты своей работы они опубликовали в научном издании The Journal of Neuroscience, сообщает пресс-служба Боннского университета. 

В эксперименте приняли участие 24 здоровых добровольца в возрасте от 18 до 40 лет. Они должны были вовремя ложиться и нормально спать в течение недели, после чего провести сутки без сна. Коротать время они могли за просмотром фильмов, видеоиграми, беседами и т.д.

На следующее утро ученые обследовали добровольцев и обнаружили, что способность мозга фильтровать информацию, а также предотвращать сенсорную перегрузку ухудшилась. А это в сочетании с дефицитом внимания привело к неупорядоченном восприятию информации, "хаосу" в голове. Участники жаловались на повышенную свето и цветочувствительность, на изменения в восприятии времени и т.п.

Полученные результаты могут быть использованы для научных изысканий, направленных на разработку средств от психозов. Ранее для имитации психических расстройств исследователи использовали различные психоактивные вещества, но лишение человека сна на 24 часа, по словам ученых, гораздо точнее воспроизводит состояние людей, страдающих шизофренией.