суббота, 29 апреля 2017 г.

Максим Зельников: "Я бы не делил ученых на атеистов и не атеистов"

Максим Зельников
Чем вызван всплеск "атеистических настроений" и как далеко он может завести? "Огонек" поговорил об этом со специалистом по примирению двух непримиримых сторон — астрофизиком, кандидатом физико-математических наук, старшим научным сотрудником лаборатории проблем физики космоса Физического института им. Лебедева РАН, ведущим семинара "Богословие и физика" в Свято-Филаретовском православно-христианском институте Максимом Зельниковым.

— Максим Иванович, почему столь активные протесты ученых против лженауки и религии начались именно сейчас?

— Давайте все-таки оговоримся: хотя среди современных ученых действительно много атеистов (равно как и верующих), идей нового атеизма придерживаются далеко не все. Одна из самых значимых книг нового атеизма — "Бог как иллюзия" Ричарда Докинза появилась в 2006 году, но во многом она была ответом на события 11 сентября 2001 года, когда самолеты террористов врезались в башни-близнецы в США. Тогда новые атеисты сказали: посмотрите, к каким страшным последствиям может привести религия. Давайте ее искореним и заживем мирно. 

При этом обострение противостояния религии и науки началось намного раньше, и связано оно, на мой взгляд, с тем, что даже верующие люди далеко ушли от евангельских истин, а ученые погрязли в научной гордыне. С одной стороны, большинство современных христиан совсем не так требовательны к себе, как это полагает вера, с другой — наука, под влиянием собственных успехов последних десятилетий, начала абсолютизировать саму себя и объявлять научный метод познания единственно верным. Я бы сказал так: столкновения между наукой и религией чаще всего проявляются в противостоянии фундаменталистски настроенных верующих и фундаменталистски настроенных ученых.

пятница, 28 апреля 2017 г.

Лиза Барретт: как возникают эмоции


Меня очень трудно понять, бывает до такой степени, что друзья никогда не могут определить ход моих мыслей глядя в лицо. Но, как утверждает нейробиолог Лиза Фельдман Баррет (Lisa Feldman Barrett), вполне возможно, что они так и останутся в замешательстве, даже если моё лицо станет более выразительным.

Барретт, нейробиолог Северо-Восточного университета, является автором книги "Как возникают эмоции". Она утверждает, что многие наши представления об эмоциях ошибочны. Неверно, что все мы чувствуем одно и то же, что каждый может «читать» лица других людей, и неправда то, что эмоции отражают вещи, которые происходят с нами.

The Verge побеседовали с Барретт о её взгляде на эмоции, о том, что это означает для стартапов, которые пытаются их предугадать, и о том, можем ли мы почувствовать эмоцию, для которой нету слов.

Вы утверждаете, что эмоции создаются нашими мозгами. Чем это отличается от того, что мы знали раньше?

Лиза Барретт
Классический взгляд предполагает, что эмоции – это то, что происходит с вами. Что-то случается, срабатывают нейроны, и вы совершаете эти стереотипные действия, которые не можете контролировать. Считается, что все люди в мине когда сердятся, испытывают злобу, грустят — не только одинаково демонстрируют чувства, но и рождаются со способностью распознавать их автоматически.

На мой взгляд, лицо не всегда выражает те эмоции, что испытывает человек. Я не утверждаю, что, если мозг испытывает сильные чувства, он никак физически их не выражает, нет. Люди улыбаются, когда они счастливы или хмурятся, когда им грустно. Я хочу сказать, что нет единого, обязательного для всех выражения эмоций. И эмоции — это не какая-то объективная вещь, это нечто, что наш мозг формирует самостоятельно.

Даниил Александров о подростковом буллинге



Во всем мире школы стараются бороться со случаями подростковой травли — например, в университете Турку в Финляндии разработана программа по вопросам школьного насилия KiVa, которая уже признана одной из лучших и активно адаптируется другими странами. В России буллинг пока изучен мало, но постепенно таким темам, как влияние атмосферы в классах на детей, уделяется все больше внимания. По инициативе программы "Учитель для России" в Калужской области было проведено глобальное исследование школьного климата. О его результатах "Теории и практики" побеседовали с заведующим научной лабораторией "Социология образования и науки" Санкт-Петербургского филиала "Высшей школы экономики" Даниилом Александровым.

Даниил Александров
— Расскажите, пожалуйста, как проводилось исследование?

— Мы исследовали 249 школ (во всех больше 100 учащихся), в которых опросили школьников шестых-девятых классов — примерно 27 тысяч учеников. Это огромные цифры. Для Калужской области был создан инструмент с дополнительными шкалами, которые мы раньше не использовали, например более подробные шкалы про буллинг и кибербуллинг. В нем учитывались главные компоненты школьного климата: отношения с учителями и доверие к ним, отношения со сверстниками, отношение к школе в целом, отношение к учебе и мотивация, агрессия в школе. Также мы спрашивали об отношении к самим себе, то есть о самооценке в плане школьных предметов. Большинство вопросов были по шкале Лайкерта, то есть дано, например, утверждение «В нашем классе все время шумно» и надо оценить, насколько это верно, от 1 до 4.

четверг, 27 апреля 2017 г.

Как люди избегают определённой информации и выстраивают собственную реальность


Новое исследование иллюстрирует как люди выбирают свою собственную реальность, сознательно избегая информации, которая угрожает их счастью и благополучию.

Мы живём в беспрецедентный "век информации", но очень мало используем его возможности. Те, кто пытается сидеть на диете предпочитают игнорировать показатели калорий в своём вкусном десерте, люди с высоким риском заболеваний избегают диагностики, а пользователи интернета выбирают источники новостей, которые согласуются с их политической идеологией.

Опираясь на исследования в области экономики, психологии и социологии, Джордж Ловенштейн из Университета Карнеги-Меллона, Рассел Голман и Дэвид Хагманн, иллюстрируют как люди выбирают свою собственную реальность, сознательно избегая информации, которая угрожает их счастью и благополучию.

В статье, опубликованной в "Журнале экономической литературы", они показывают, что, хотя простой отказ от получения информации является наиболее чётким случаем «информационной ограниченности", у людей есть широкий спектр других стратегий для того, чтобы уклониться от получения неприятных им сведений. Они также замечательно умеют выбирать те данные, которые подтверждают то, во что они верят или что оказывает на них благоприятное влияние, забывая, что подобная информация не всегда соответствует действительности.

"Стандартный учёт информации в экономике заключается в том, что люди должны следовать тем данным, которые помогут им в принятии решений и не избегают сведений, не укладывающихся в их картину мира" — говорит Герберт Левенштейн, профессор экономики и психологии Университета Саймона, один из основоположников поведенческой экономики — "но люди часто избегают информации, которая могла бы помочь им принимать правильные решения, если считают, что она может быть болезненной для восприятия. Плохие учителя, например, могли стремиться к получению обратной связи от своих учеников, но, в отличие от опытных преподавателей, больше предпочитают ориентироваться на оценки".

Даже когда люди не могут открыто игнорировать информацию, они часто используют широкие возможности по её интерпретации. Спорные доказательства часто воспринимаются как заслуживающие доверия если они подтверждают то, во что кому-то хочется верить, — как произошло в случае сомнительного исследования, связавшего вакцины с аутизмом. И доказательства, которые отвечают строгим требованиям науки, часто не учитываются, если они идут вразрез с тем, во что люди хотят верить, о чем свидетельствует широкое игнорирование научных доказательств изменения климата.

Уклонение от информации может быть вредным, например, когда люди упускают возможности для лечения серьёзных заболеваний на ранней стадии или не могут узнать о финансовых вложениях, которые могли бы подготовить их к выходу на пенсию. Это также имеет большие социальные последствия.

"Следствием избегания информации является то, что мы не можем эффективно взаимодействовать с теми, кто с нами не согласен", — говорит Хагманн, соискатель научной степени в Университете Карнеги Меллон"бомбардировка людей информацией, которая бросает вызов их убеждениям — обычная стратегия, которая используется в попытках убеждения — скорее приведёт к попыткам ограничить поступающие сведения, чем к восприимчивой их обработке. Если мы хотим уменьшить политическую поляризацию, нам нужно найти способы повышения восприимчивости людей к информации, которая бросает вызов тому, во что они верят и хотят верить".

Несмотря на последствия, информационная ограниченность — это не всегда ошибка или отражение лени ума.

"Люди делают это не просто так", — говорит Гольман, доцент факультета социальных и научных наук — "Те, отказывается от генетического теста, могут наслаждаться своей жизнью до тех пор, пока болезнь нельзя будет игнорировать, переоценка собственных способностей может помочь нам попробовать достигать больших целей, а игнорирование собственного финансового положения помогает не поддаваться панике при падении финансовых рынков".

Исследователи полагают, что понимание того, как и почему люди избегают информации, может помочь правительствам, бизнесу и организациям эффективно работать с аудиторией не перегружая её их неприятными ей сообщениями.

Оригинал: CMU "Information avoidance: how people select their own reality"

Автор: Шило Ри (Shilo Rea)

среда, 26 апреля 2017 г.

7 классических книг о криминальной психологии


Издательство "Алгоритм" запустило серию "Человек преступный" — линейку базовых текстов, исследующих криминальные наклонности homo sapiens на протяжении нескольких столетий. "Афиша Daily" рассказывает о классических трудах и более современных работах на эту тему.

Озеленение улиц снизило преступность в Мичигане

Многочисленные исследования последних лет показывают, что благоустройство общественных пространств положительно влияет на психологический и социальный климат. Так, люди, проживающие в районах с большим количеством зеленых насаждений, чаще чувствуют себя в безопасности, кроме того, "зеленые" программы снижают риск депрессии, сердечно-сосудистых заболеваний, вандализма, безработицы и грабежей. 

Механизм такого воздействия неясен: предполагается, что эффект может быть связан с ростом коллективной ответственности на фоне приумножения социального капитала. Слабо изучено также то, как с положительной динамикой коррелируют географические характеристики озеленения, в том числе в краткосрочной перспективе.

Чтобы выяснить это, сотрудники Университета штата Мичиган и других вузов провели пространственно-временной анализ показателей в городе Флинт. Для этого авторы сопоставили сроки, место и степень реализации программы озеленения GCLBA's C&G со временем, местом и типом преступлений, совершенных в городе в 2005–2014 годах (с 1 мая по 31 октября). 

Отчеты работников программы оцифровывались в "шейп-файлы" с картографированием обслуживаемых участков в радиусе около 150 метров, после чего их сопоставляли исходя из ежегодной статистики. Уровень преступности измерялся с помощью геоинформационной системы ArcGIS: как и программу озеленения, команда оценила криминогенность путем анализа плотности для каждого из трех типов противоправных действий.

Занятия спортом оказались заразными

Многие формы нашего поведения можно назвать в той или иной степени "заразными". Привычка к перееданию или здоровому образу жизни, курение или готовность к взаимопомощи – все они распространяются в сообществе, как эпидемия. 

Исследование "Exercise contagion in a global social network", результаты которого публикует журнал Nature Communications, изучило контагиозность спортивных занятий в большом масштабе, показав, что их можно сравнить уже с полноценной пандемией. 

Синан Араль (Sinan Aral) и Кристос Николаидес (Christos Nicolaides) использовали анонимные данные фитнес-трекеров, которые загрузили более чем миллион пользователей одного из сайтов для любителей здорового образа жизни. Информация учитывала дату и время, а также продолжительность, расстояние и среднюю скорость пробежек в течение более чем пяти последних лет.

Чтобы понять, насколько поведение одних бегунов влияет на их знакомых по социальной сети, ученые соотнесли эти данные с архивными записями метеорологов. В самом деле, статистическая обработка показала, что если погода в каком-то городе стоит хорошая, то живущие в нем люди совершают более длительные пробежки. Однако удлиняли занятия и их друзья, живущие в совершенно других городах, где никаких улучшений погоды в это время не наблюдалось.

Ученые отмечают, что: 
  • У мужчин склонность "заражаться дополнительными нагрузками" через социальные взаимодействия выражена сильнее, чем у женщин, и они легче поддаются влиянию мужчин. 
  • Женщины лишь умеренно стимулируются к занятиям друзьями женского пола, и практически никак – мужского. 
  • Зато таким влиянием обладают даже люди, не слишком активно практикующие физкультуру. Даже у них увеличение продолжительности занятий положительно сказывается на знакомых.
Авторы заключают, что для улучшения здоровья населения оптимальнее всего сосредотачивать усилия на построении соответствующих социальных взаимодействий, а не на стимулировании отдельных людей. Достаточно создать условия – и люди сами начнут "заражать" друг друга здоровым образом жизни.

Автор: Сергей Васильев

понедельник, 24 апреля 2017 г.

Саентологи проводили тренинги для самарской областной администрации?


Интересной ссылкой поделился другой анти-культист из Поволжья.  Он заметил, что на странице "бизнес консультанта ассоциации WISE" Вадима Мальчикова указана интересная информация. WISE это саентологическая ассоциация, через которую она окучивает малый и средний бизнес.

"Бизнес-Молодость" идет по стопам Виссариона и строит свой "идейный лагерь"?

Знакомый антикультист прислал ссылку на инстаграм Осипова, где тот выложил интересный пост:

В посте написано про "поселок БМ":
недавно это казалось невозможным ⚡️⚡️
сегодня очень теплое чувство. ездили смотреть землю для поселка бм. поселок предпринимателей. с названием пока не определились. очень непросто было найти землю недалеко от Москвы (25 км от МКАД) на воде и с хорошим смешанным лесом с соснами. за годы мы перебирали варианты, но все было не то. 
 
Пока в дело не включился Максим, который давно занимается строительством поселком, проходил МЗС, сделал большой результат. Как всегда когда в проекте появляется правильный человек, дело движется. Сейчас мы готовим проект с разными крутыми шутками внутри. Печь посередине поселка, нет заборов, все свои, вход по строгому фейс-контролю, там будем жить мы и наши дети и вообще.. 
Жить одной семьей в окружении неизвестных людей странно, просто одним тоже как-то не то, покупать коттедж с забором, где между домом и оградой только недоевшая собака может пробежать совершенно не хотелось. Хочется, чтобы все были свои, приятные люди, занимающиеся своим делом, относящиеся к земле и поселку как к своему, с душой, чтобы можно было реализовать разные дикие крутые штуки типа большой печи посередине, огромных инсталяций, проводить там некоторые занятия, сделать хорошую баню, чтобы дома были в едином архитектурном стиле. 
Такие поселки есть, штучно среди сотен, но стоимость зашкаливает, а хотелось сделать проект доступный от 4-5-6-7 миллионов рублей. И вот это стало получаться. Через три недели мы будем собираться узким кругом, чтобы сформировать первый круг особо заинтересованных, затем через 5 недель будем показывать проект более детально более широкому кругу людей. 
Мне хочется чтобы с момента старта, лоты ушли за 37 секунд. Далее будем выбирать с кем строить отношения и кто будет жителем этого места. Сегодня я ездил на место. И оно чудесное. Смешанный лес, сосны, березы, доехали быстро. Сегодня я увидел место, где первым поставлю свой дом. Я стоял и знал, это то место. Команда подобралась бомбическая. Ян Ярмощук из команды Флакона готовят проект, Дима Барбанель брендинг, Команда Максима все по земле, документам, застройке. В общем такая новость. Туда уже хочется возвращаться. Как назвать только его? 
#петросипов #бизнесмолодость#полкосипова #поселокбм
Как отмечают некоторые исследователи культов, многие культы проходят через определенные одинаковые этапы, и часто повторяют себя в организационных действиях. Если брать строительство идеологических поселков или, как говорят в Китае "трудовых лагерей" (лагеря исправления мышления), то из крупных обладателей закрытых поселков в РФ можно назвать Радастею, Виссариона и Аум-Сенрикё.

Наиболее изучена тема "Жизни в поселке" у Виссариона. Много "беженцев" оттуда и туда несколько раз приезжали телекомпании. 

Несмотря на то, что "Бизнес-Молодость" нельзя назвать бизнес-культом или сектой (я об этом писал ранее), определенные тревожные признаки встречаются. Создание поселка "с кругом избранных", "фейс-контролем", "проживанием семьями" с единомышленниками, дом основателя движения, продажа лотов недвижимости и т.п.

Все это очень похоже на "город мастеров" Виссариона, с проживанием "элиты" и единомышленников, с закрытым посещением и так же с продажей мест на святой земле. :) 

Однако, речь идет о Подмосковье с очень большой скученностью проживания и тут не "спрячешься" за высоким забором от любопытных глаз. Поэтому, лично мне кажется, это попытка хозяев "БМ" заработать на проекте с недвижимостью.

Кстати, в США очень модны небольшие поселки, которые формируются по принципу студенческих сообществ и вузов (живут постаревшие выпускники конкретных вузов и "студенческих лож"). 

Поэтому посмотрим во что превратится поселок БМ: в аналог психологического концлагеря Виссариона, неудачный девелоперский проект или уютный поселок адептов "Бизнес-молодости".

среда, 19 апреля 2017 г.

Евгений Волков: как становятся сектантами

Нужно ли бояться "промывки мозгов"? Возможен ли полностью внешний «контроль сознания», как работает манипуляция, что такое "депрограммирование", сколько вокруг нас существует деструктивных культов и как в них попадают?

Легко ли вытащить из них своих близких? Где кончается "нормальное" общество и начинается секта, велика ли власть гуру над сознанием своих последователей и существует ли вакцина от этого, — на все эти и многие другие вопросы в своей лекции отвечает Евгений Волков.


Евгений Волков — психолог, кандидат философских наук, судебный эксперт по делам о психологическом насилии, переводчик бестселлеров по психологии воздействия, много лет состоявший в Международной ассоциации по исследованию культов (ICSA) и Европейской федерации центров по исследованию и обмену информацией о сектантстве (FECRIS).

Социальное заражение ограничили цепью из трех человек

Компьютерное моделирование интенсивности социального заражения в зависимости от дистанции между участниками (вертикальная ось) и числа повторных взаимодействий (горизонтальная ось)
Mehdi Moussaïd et al. / PNAS, 2017
Немецкие ученые провели эксперименты по изучению механизмов феномена социального заражения. Выяснилось, что оно практически не распространяется дальше цепочки из трех человек и сильно зависит от степени искажения информации и переоценки чужих ошибок. Результаты работы "Reach and speed of judgment propagation in the laboratory" опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Социальным заражением называется распространение взглядов, мнений, идей, эмоций, моделей поведения и т. п. в обществе. Оно обладает схожей динамикой вне зависимости от контекста, будь то, например, политическая ориентация, медицинские практики или альтруизм. Несмотря на важность этого феномена, его конкретные механизмы изучены недостаточно.

Актриса и бывший саентолог Кэти Шенкельберг раскрывает темную сторону организации

Кэти Шенкельберг возле афиши своего спектакля
Почти два десятка лет жизнь Кэти Шенкельберг (Cathy Schenkelberg) целиком была связана с Саентологией. Она ела бургеры с Джоном Траволтой, пила кофе с Кирсти Элли. Ей никогда не нравился Том Круз, самый знаменитый член Саентологической церкви, но это не помешало ей во исполнение шокирующих требований организации оставить успешную карьеру актрисы, при этом воспитывая дочь и отдавая организации деньги.

Теперь, покинув организацию, которая она называет культом, Кэти рассказывает свою историю — обо всех ошибках и прочем — в спектакле одного актера под названием Squeeze My Cans ("Стисни мои жестянки"). Название представляет собой игру слов, намекающую на "одитинг" — методику, когда члены организации берут в руки металлические трубки, похожие на жестяные консервные банки, подключенные к прибору под названием "Е-метр", и вспоминают самые личные и болезненные моменты своей жизни. Некоторые обвиняли Саентологическую церковь в том, что она использует собранную таким образом частную информацию как средство давления на тех, кто пытается покинуть организацию, однако Шенкельберг сама без малейшего стеснения все выложила на стол — как она впервые заинтересовалась Саентологией, почему так долго там оставалась, и как в конце концов вышла.

среда, 5 апреля 2017 г.

От "дурдома" к клинике: институционализация безумия в России


В труде "История безумия в классическую эпоху" Мишель Фуко дал яркое описание того, что назвал "медикализацией безумия". В XVIII веке общественными приютами для душевнобольных (франц. asiles) руководили "альенисты" (от франц. aliéné — ‘душевнобольной’). В эти приюты принимали также инвалидов, вдов и подкидышей, и вместе с душевнобольными их население могло составлять сотни и даже тысячи человек. Приюты походили на государство в государстве, а заведовавшие ими (совсем не обязательно люди с медицинским образованием) — на феодалов, повелевавших судьбами своих подчиненных.

К концу XIX века положение изменилось: дома умалишенных стали называться психиатрическими больницами, заведовали ими врачи, а помещенные в это заведение люди превратились в "больных", "пациентов". Немногим позже эта история повторилась в России: здесь термины "психиатрия", "психиатрическая больница" широко распространились в конце XIX века.

вторник, 4 апреля 2017 г.

Короткие выдержки из лекции Валерия Соловья: "Методики манипуляции"

Короткие выдержки из лекции Валерия Соловья о методиках манипуляции и видеозапись.

Дисклеймер: я не за то, чтобы кто-то кого-то и где-то учил манипуляциям. Я за то, чтобы люди знали о манипуляциях с тем, чтобы предотвратить возможность манипулирования собой.

Я выписала те моменты, которые мне показались интересными. С любой фразой можно спорить.

Автор заметки: психолог Ирина Камаева

понедельник, 3 апреля 2017 г.

Убежденный атеизм и истовая вера снизили страх смерти

Мета-анализ, проведенный британскими, австралийскими и новозеландскими учеными, показал, что атеисты и наиболее религиозные люди меньше всего подвержены страху смерти. Результаты работы опубликованы в журнале Religion, Brain & Behavior.

Мысли о тесной взаимосвязи между религией и страхом, в том числе страхом смерти, высказывались философами еще до нашей эры (об этом писал, например, Лукреций Кар). 

Этой теме посвящена также современная теория управления страхом смерти (terror management theory), согласно которой в каждом человеке присутствует базовый психологический конфликт, вытекающий из желания жить и осознания неизбежности смерти. 

Этот конфликт порождает экзистенциальный страх, для преодоления которого люди создали культуру и религию.

суббота, 1 апреля 2017 г.

Макаки оказались склонны к кровной мести

Приматологи из Немецкого центра приматологии в Геттингене и Института когнитивных наук и технологий в Риме показали, что японские макаки способны к проявлению кровной мести: особи, ставшие жертвами агрессии, склонны направлять свою "месть" на родственников и друзей обидчика. При этом такая стратегия оказалась весьма успешной: после нападения на своих родственников агрессор чаще всего прекращал попытки нападения на жертву. Статья "Аcquisition and functional consequences of social knowledge in macaques" опубликована в журнале Royal Society Open Science.

Социальные приматы живут в сложно организованных системах социальных связей, где у каждой особи есть свой круг "приближенных". В такой круг обычно входят не только ближайшие родственники, но и неродственные особи, связанные тесными социальными связями. 

В предыдущих исследованиях было показано, что приматы хорошо разбираются не только в своих, но и в чужих социальных связях в пределах своей группы: они знают, кто кому приходится родственником или другом, а кто — нет. Однако как именно приматы получают такие знания, до сих пор остается не до конца понятно. На этот счет существует две гипотезы. 

Согласно одной из них, обезьяны делают выводы о родстве или дружбе других особей на основе того, как много времени те проводят вместе. Согласно второй гипотезе, обезьяны наблюдают за очевидными проявлениями родственных связей, такими как, например, отношения матери и ребенка, и затем надолго запоминают эту информацию о родстве — даже если впоследствии эта связь становится не так очевидна, потому что мать и ребенок больше не взаимодействуют так часто, как раньше.

Чтобы протестировать эти гипотезы, авторы новой статьи решили изучить агрессивные взаимодействия в группе из 57 японских макаков (Macaca fuscata), живущих в римском зоопарке, с хорошо изученными родственными связями. Всего ученые проанализировали 500 часов видеозаписей, на которых было зарегистрировано более 15 тысяч эпизодов агрессии.

Оказалось, что макаки, ставшие жертвами агрессии, часто направляют ответную агрессию не на самого обидчика, а на другую особь. Этот феномен часто встречается среди приматов и может объясняться, в частности, страхом жертвы перед более сильным агрессором. Однако, как заметили авторы, ответная агрессия чаще всего оказывается направлена не на случайную особь, а на родственников и друзей обидчика. При этом, как выяснилось, жертву ответной агрессии обиженные обезьяны выбирают исключительно на основе того, как много времени она проводит с обидчиком. Как показали наблюдения за самыми старыми обезьянами, память о том, что кто-то приходится кому-то матерью или ребенком, не играет никакой роли в выборе жертвы ответной агрессии: важным оказалось только то, насколько тесны связи между особями в данный момент.

Интересно, что при этом выбор объекта мести имел большое значение для дальнейшего развития отношений между макаками. В тех случаях, когда объектом мести становились родственники обидчика, агрессор чаще всего не возобновлял попытки нападения на жертву. Перенаправление же агрессии на друзей обидчика такой защиты не давало, и впоследствии агрессор продолжал атаки на свою жертву. 

Таким образом, способность идентифицировать родственников агрессора в кругу его "приближенных" давало очевидное адаптивное преимущество. Однако, несмотря на это, макаки почему-то не пользовались долгосрочными знаниями о родстве других особей, а ориентировались исключительно на, сколько времени другие макаки проводят друг с другом в данный момент. Почему это так, авторы надеются выяснить в дальнейших исследованиях.

Автор: Софья Долотовская