среда, 31 июля 2013 г.

Борис Новодержкин: Про направления психотерапии и её имитацию

Меня всегда настораживает, когда человек в профессиональных кругах заявляет о себе "я - психоаналитик" или "я - гештальтист".

Для меня это означает, что он, скорее всего, занимается имитацией психотерапии, чем ею как таковой. 

На самом деле, ему неинтересно то, что он делает. В его работе больше страха, от которого он постоянно пытается прикрыться авторитетными "постулатами" и "техническими приёмами". Он больше думает о том, как оценили бы его работу коллеги, чем о своём клиенте. Особенно смешно это выглядит, когда он вдруг начинает кричать: "Не оцениваете меня! В нашем направлении приняты безоценочные высказывания!"

При этом ему очень важно принадлежать к какому-то узкому сообществу, где его приняли бы за "своего". В ответ он готов с пеной у рта защищать "своих" от тех недоумков, кто вдруг вздумает посягнуть на святость внутренних догм его тусовки. Уверяя при этом, что их главная догма — отсутствие всяких догм.

То, чем люди занимаются внутри подобных "диаспор", рано или поздно превращается в "вещь в себе". Ни один человек с улицы не будет платить деньги за "личностный рост", если ему предварительно не промоет мозги по этому поводу группа каких-нибудь роджерианских фанатов. Но, заплатив вступительный взнос, он постепенно начинает догадываться, что и сам сможет когда-то получить с этого финансовые дивиденды. Главное — не предавать "принципы".

На этом строятся все финансовые финансово-психотерапевтические пирамиды. Находящийся внутри одной из них психотерапевт всегда легко узнаваем по фразам типа "не могу установить контакт", "испытываю сложности в работе с контр-переносом", "не могу принять своего клиента таким, каков он есть". Даже если он и будет говорить что-то о клиенте, то всегда — применительно к ценностям своей "тусовки". Например, "он не в контакте со своими чувствами", или "он не осознаёт своих проекций". Сам не осознавая при этом, что говорит он всегда лишь о самом себе. Ему всегда будет внутренне казаться, что люди приходят к нему лишь для того, чтобы проверить его профессиональную компетентность. Понять, что у клиента проблема с женой или начальником, а не с "неумением выражать агрессию" он вряд ли когда нибудь сможет, потому что ему тогда пришлось бы послать в жопу своих собственных "мэтров". И он по своему прав, потому что "мэтры" подобного не прощают, и их наказание рано или поздно обращается для изгнанных в "наказанием рублём".

Но, поскольку у клиента "те же проблемы", по умолчанию они рано или поздно договорятся — незаметно для самих себя. Клиент будет платить и "личностно расти", а терапевт за это не будет обращать внимания на то, что тот всё ещё бьёт свою жену… И вмешиваться в эту клиентско-терапевтическую идиллию я вряд ли бы кому-то посоветовал…

- А как же Ваши собственные фразы типа: "Целостность - один из основополагающих принципов гештальт-терапии!"??? - возмущённо спросит кто-нибудь из бывших участников моих групп.

- А как же я ещё могу до вас достучаться, если Вы падаете ниц лишь при одном слове "гештальт" — и не слышите ничего остального? Вы что, всерьёз думаете, что до Пёрлза целостности в этом мире не существовало? Вы всерьёз хотите, чтобы я объяснил, что знать технику "горячего стула" Вам так важно лишь для того, чтобы Ваш собственный стул не стал внезапно жидким, если кто-то из коллег вдруг спросит: "А что это ты там с ним делаешь?". Так что, уж извините, здравый смысл приходится "паровозиком" прицеплять ко всему тому псевдонаучному хламу в Вашей голове, которым Вы так гордитесь… И дело тут не в Пёрлзе, а в том, во что со страху перерабатывает его цитаты Ваша голова.

(Стоп… Я обращался к тебе на "Вы"? — Вон из гештальт-сообщества! У нас так не принято! Контакт должен быть прямым!!! — О Боже, как же я этого сразу не заметил…)

Иногда я впадаю в отчаяние. Иногда мне кажется, что "жидкостульных" имитаторов (въелся же в меня этот Пёрлз со своими "фекальными" метафорами), дрожащих со страху за несокрушимой бронёй своих "научных парадигм" и "психотерапевтических направлений" — абсолютное большинство. Ах, как иногда хотелось бы, чтобы кто-нибудь меня в этом разубедил…

Тьфу-ты… Лучше бы я тихо-мирно поведал вам о том, как в Гештальте принято работать со сновидениями…

Подборка из 93-х русскоязычных околонаучных ЖЖ-блогов

Взято из ЖЖ-блога http://freedom.livejournal.com

В ЖЖ есть много научно-популярных текстов и умных блогеров. Мне хотелось бы познакомить вас с прекрасными авторами, рассказывающими о науке простыми словами. К сожалению, они нечасто появляются в ТОПе. Добавляйте в друзья этих людей, и ваш мир станет чуть более научным, прогрессивным и интересным.

Химик, биолог, популяризатор науки. Самые известные её сериалы — цикл постов про ГМО: почему это не страшно. Лёгкий, ироничный стиль, рассказы как про науку, так и, например, про то, как несладко живётся учёным в Германии. Виртуозно написанные тексты, расходящиеся перепостами и ссылками по блогосфере.

Химик, флейворист – человек, работающий с ароматизаторами. Популяризатор науки, и, как он сам пишет – просто человек, любящий всё перепроверять. Пестующий критическое мышление и рациональный оптимизм. Пишет про пищевую химию и объясняет нам, почему не стоит бояться, например, баночки колы, или страшных пищевых добавок вроде кармина Е120.

3. asena
Асёна – опять употреблю странное словосочетание «популяризатор науки», но по факту она прекрасно раскрывает содержание журнала в верхнем посте: писала про биологию, писала про смешную научно-популярную программу, писала про этику.

Врач и, конечно же, пишет в основном про медицину, но как! Это не занудные обзоры лекарств, а аргументированная критика тех из них, которые являются лишь очередным продуктом маркетинга и наживы. А ещё он ведёт радиопередачи, пишет забавные истории про околонаучный бред и успокаивает паникёров.

Если интересно почитать про психологию чуть более подробно, чем в популярных книжках вроде «99 причин к успеху, или Почему вы неудачник», то вам определённо сюда. Психология детская и взрослая, самооценка и нарциссизм, родители и воспитание детей – самые разные темы освещены достаточно занятно.

Пишет о том, как устроена человеческая психика и мозг, немного о гормонах, немного о нейронах. О том, что и почему вызывает у нас некоторые эмоции, откуда берутся те причины лишнего веса, которые «в голове».

7. dpmmax
Психиатр и писатель. Травит байки о своих пациентах и о жизни вокруг. Причина популярности – в повседневном сюрреализме происходящего.

А он вовсе не учёный, не палеонтолог, не биолог, и затесался в эту компанию за то, что иногда писать что-то научно-популярное – его хобби, и рассказывает он о том или ином событии в страшном мире науки максимально понятно и очевидно. Сразу задаёшься вопросом: «И как, почему же мы не знали этого раньше, это же.. очевидно!». Опять же спектр тем – от марсохода до теории вероятностей.

Его журнал носит гордое название «Путеводитель по галактике» с отсылкой на сами-знаете-что, но на практике – это прекрасная иллюстрированная энциклопедия обо всем на свете, от генетики до календаря майя.

Доктор биологических наук, преподаватель, автор и редактор двух сайтов (Проблемы эволюции и Элементы (Новости науки)), автор научно-популярных книг: Рождение сложности (2010), Эволюция человека (2011). Заинтересовались? Нет? Развеять все сомнения по поводу несостоятельности креационизма не хотите? Или вы считаете, что человек произошёл не от обезьяны, а, скажем, от свиней или от попугаев, или вы отчаянно хотите верить в то, что человек появился из ниоткуда, сам по себе? И даже неинтересно почитать про эволюционные корни добра, зла и альтруизма? А вы попробуйте. Это не больно…

BBC: Психопаты способны к сопереживанию

Психопаты, как показали новые исследования, могут произвольно "включать" эмпатию. Ранее считалось, что они полностью лишены ее.

Исследователи помещали преступников с психопатическими наклонностями в магнитно-резонансный томограф, показывая им видеосюжеты, в которых один из персонажей причинял боль другому.

При этом их просили сопереживать человеку, который испытывает боль.

Оказалось, что на сканах активности их мозга область, ответственная за ощущение боли, активизировалась только после просьбы о том, чтобы они представили себе боль, испытываемую человеком, которого они наблюдали на экране.

Авторы статьи, опубликованной в журнале Brain, отмечают, что полученные результаты объясняют, каким образом психопаты могут быть одновременно бесчувственными и обаятельными.

Авторы высказывают предположение, что психопатов можно научить активизировать "включатель эмпатии", что может помочь им в реабилитации.

Способность к эмпатии (сопереживанию того или иного эмоционального состояния) имеет важнейшее значение в развитии социальных навыков личности.

Преступники с психопатологическими наклонностями обычно не в состоянии сопереживать другим людям, в том числе и своим жертвам. Опыт свидетельствует, что они имеют гораздо большую тенденцию к совершению повторных преступлений после освобождения, чем преступники без психических нарушений.

Психопатия - это психическое расстройство, признаками которого являются поверхностное обаяние, склонность к патологической лжи и ограниченная способность к раскаянию.

Зеркальные нейроны


Нейрофизиологи обнаружили, что зеркальные нейроны у испытуемых преступников активизируются только после того, как их просят представить себя на месте жертвы. Без такого сигнала те области их мозга, которые связаны с ощущением боли, активизируются незначительно.

Зеркальные нейроны - это нейроны головного мозга, которые возбуждаются как при выполнении определенного действия, так и при наблюдении за выполнением этого действия другим существом.

Christian Keysers
Кристиан Кейзерс (Christian Keyzers) из университета Гронингена в Нидерландах, который возглавлял это исследование, считает, что полученные результаты могут изменить существующие воззрения на поведение преступников с психопатологическими расстройствами.

"Раньше считалось, что это бесчувственные люди, неспособные к проявлению эмоций и поэтому неспособные также разделять эмоции других людей. Наше исследование показывает, что дело обстоит не так просто. Такие люди способны к эмпатии, но при этом они могут произвольно включать или выключать ее. По умолчанию, это переключатель обычно находится в выключенном состоянии".

По мнению профессора Кейзера, тот факт, что психопаты могут заставить себя испытывать эмпатию по крайней мере при определенных условиях, может иметь положительное значение.

"Представление о том, что психопаты не обладают эмпатией, не оставляло особых надежд. Такие люди оказывались неспособными, как считалось, на нормальное моральное развитие. Однако нам удалось показать, что они все-таки обладают эмпатией, хотя только при определенных условиях. Поэтому психотерапевтам теперь есть над чем работать", - объясняет ученый.

Однако, по его словам, остается неясным, каким образом эта способность включать и выключать эмпатию может трансформироваться в спонтанную способность сопереживания, которой обладают нормальные люди.

Решающий вопрос


Essi Viding
Сотрудник Университетского колледжа Лондона Эсси Видинг (Essi Viding), которая не участвовала в данном исследовании, считает, что полученные результаты чрезвычайно интересны. При этом она отмечает, что остается неясным, испытывают ли психопаты такую же эмпатию, что и обычные люди.

"Весьма опасно делать выводы на основе сходства результатов сканирования мозга. Психопаты могут генерировать типичную нейронную реакцию, но это еще не означает, что они могут сопереживать в той же мере, что и нормальные люди", - говорит профессор Видинг.

"Мы знаем, что они проявляют такую же реакцию, но при этом они активно заставляют себя делать это. При естественных условиях, при отсутствии побуждения они этого не делают. Преступники с психопатологическими расстройствами явно ведут себя иначе, чем обычные люди. Решающим вопросом является то, сумеем ли мы разработать методы терапевтического вмешательства, которые побудят их испытывать эмпатию на спонтанном уровне".

Randall T. Salekin
Рэндалл Салекин (Randall T. Salekin), сотрудник университета штата Алабама, который работает с малолетними правонарушителями, говорит:

"Эти результаты подтверждают многое из того, что я наблюдаю при использовании программы ментальных моделей, в рамках которой правонарушителям рассказывают о том, как функционирует мозг, а затем предлагают разработать конкретные планы по улучшению собственной жизни. Данное исследование произвело на меня большое впечатление, поскольку оно демонстрирует роль механизмов мозга или нейронных систем в активации эмпатии у заключенных".

среда, 24 июля 2013 г.

FAQ: Социальная мобильность

7 фактов об "автомобильности", социальных лифтах, горизонтальной и вертикальной мобильностях от проекта "ПостНаука".


Мы постоянно перемещаемся. Общество наше называют мобильным, и это не случайное название. Мы используем средства передвижения и редко задумываемся над тем, что это сложный социальный феномен. Человек проехал на автомобиле, прилетел куда-то на самолёте, связался с кем-то, кто находится на другой стороне планеты, не выходя из офиса – это сейчас кажется совершенно самоочевидным. Между тем, это несёт в себе массу социальных проблем, которые необходимо изучать.

1. 

Слово "мобильность" в социологии используется довольно давно. Обычно в течение многих лет и даже десятилетий социологи говорили о социальной мобильности. То есть если мы говорим "мобильность", сразу мысленно добавляем слово "социальная". Этим понятием мы обязаны Питириму Сорокину (1889-1968). В 1927 г. он выпустил одну из самых известных своих работ, которая так и называется "Социальная мобильность". Он говорил о том, что существует социальное пространство и существуют два вида мобильности в этом социальном пространстве. 

Наверное, здесь лучше всего процитировать самого Сорокина: "Прежде всего, социальное пространство есть нечто совершенно отличное от геометрического пространства. Люди, находящиеся подле друг друга в геометрическом пространстве, например, король и его слуга, хозяин и его раб, – часто бывают разделены самой большой дистанцией в пространстве социальном. И, наоборот, те, кто очень далеки друг от друга в геометрическом пространстве, например, два брата или священнослужителя одной и той же религии, или генерала в одном ранге и одной и той же армии, из которых один в Америке, а другой, допустим, в Китае, окажутся вблизи друг друга в социальном пространстве"

Разъясняя, чем сходны между собой и как различаются геометрическое и социальное пространства, Сорокин пишет: "…Геометрическое пространство мыслят обычно как некий род "универсума", в котором локализованы физические феномены. Локализация достигается через определение позиции вещи относительно других вещей, выбираемых как "ориентиры".

Сходным образом можно сказать, что социальное пространство есть некоторого рода универсум, состоящий из населяющих землю людей. Если таковых нет или если только одно человеческое существо, нет никакого человеческого социального пространства, или универсума.

Соответственно, определить положение человека или социального феномена в социальном пространстве значит определить его отношения к другому человеку или социальным феноменам, выбранным как ориентиры". 

Геометрическое, евклидово пространство трехмерно, а пространство социальное многомерно, говорит Сорокин, но, сильно упрощая, можно выделить в нем два измерения: горизонтальное и вертикальное. Вертикальное – это отношения между позициями "выше-ниже", а горизонтальное – это позиции на одном уровне, так что если токарь перешел с завода на завод, но остался рабочим, он пребывает на том же самом уровне, а если стал мастером, инженером и, тем более, завел собственное дело, то поднялся по социальной лестнице.

Конечно, бывает и так, что социальное положение изменилось к худшему. Это нисходящая социальная мобильность, в отличие от восходящей. Рассуждения Сорокина, конечно, очень спорные. Но дело не только в этом.

Сосредоточиваясь на вертикальной мобильности, он предлагает своеобразную социологическую оптику, позволяющую, благодаря, как говорят теперь социологи вслед за Луманом, системе различений, словно бы видеть посредством теоретических описаний и эмпирических наблюдений одно и не видеть другое. Как люди поднимаются и опускаются по лестницам собственности, власти, престижа социологи с тех пор изучали со всё большей охотой, но то, что располагаются они при этом (и перемещаются, конечно, тоже) в пространстве, которое Сорокин не совсем удачно назвал геометрическим, они не то чтобы забыли, но часто объявляли неинтересным. Помимо прочих причин, как теоретического, так и практического свойства, это было обусловлено тем, что "горизонтальная", всё в той же терминологии, мобильность временами действительно играла не такую уж большую роль в социальной жизни. Менее чем за сотню лет понимание мобильности радикально переменилось.

Sorokin P. Social Mobility. New York: Harper, 1927. Значительную часть высказанных здесь принципиальных идей Сорокин разработал еще в России. Ниже книга цитируется по расширенному изданию (с включением одной из глав более поздней книги "Социальная и культурная динамика"): Sorokin P. Social and Cultural Mobility. Glencoe, Ill.: The Free Press, 1959.

2.

Проще всего было бы представить дело так, что в какой-то момент горизонтальные мобильности в традиционном понимании вышли на передний план исследований. Однако в наши дни речь идет отнюдь не об одном только росте пространственных перемещений. Современный английский социолог Джон Урри говорит о парадигме мобильности и о новых мобильностях, именно во множественном числе.

Социологи, работающие в русле "новой парадигмы мобильностей", столь решительно акцентируют важнейшую роль туризма и путешествий, что, на первый взгляд, просто переносят на современный глобальный мир некоторые описания современного города, появившиеся уже в начале прошлого века. Мобильность горожанина в современном большом городе сто лет назад и мобильность нашего современника имеют много общего. Мир в движении, всё и все в движении, причем движении именно пространственном, движении тел из одного места в другое! Но это – лишь то, что бросается в глаза. Урри решил рассмотреть мобильность как универсальный феномен, который и позволяет сделать новый рывок в социологии. Новую социологию он предложил называть "социологией мобильностей".

См. недавно опубликованный русский перевод его известной книги: Урри Дж. Мобильности. М.: Праксис, 2012, с прекрасным введением Н.А. Харламова.

3.

Конечно, возникает вопрос: почему "мобильности" во множественном числе? Потому что мобильности разные. На самом деле у мобильности много значений, а пространственная мобильность туриста или автомобилиста важна не только сама по себе, но и тем, как она преобразует окружающий мир. Путешествия стали возможны в таких масштабах, потому что мир изменился. Но изменился он также и потому, что изменили его путешествия.

Одно дело, когда человек сел в трамвай и приехал из дома на работу. Другое дело, когда человек на работу не в автомобиле приехал, а полетел на самолёте. Бывает такое? Масса служебных командировок, люди летают по всему свету. А если он никуда не летал, а вместо этого связывается со всеми своими партнёрами по интернету – это мобильность? Да, это тоже мобильность. А что здесь движется? Здесь движется информация. Информация пересекает границы. А кроме информации что ещё? Хотя бы денежные потоки. Вы нажимаете на кнопку на компьютере и что произошло? Изменились не только ваши отношения с людьми, когда вы послали им, скажем, обидное письмо или предложение о партнёрстве, а изменилось что-то на банковских счетах. И всё это было дистанционно управляемо вами посредством нажатия одной кнопки.

А что ещё путешествует? Путешествуют образцы. Образцы культуры, образования, социальной жизни. Когда мы, скажем, посмотрев какой-то фильм обнаруживаем, что люди живут иначе. Иначе потребляют, производят, чем мы это делаем. Этот образец перекочевал и это тоже мобильность. Конечно, Урри не забывает ни о старой социальной мобильности в смысле вертикальных перемещений между социальными позициями, ни о географии миграций. Но все это для него – лишь виды более общего, более универсального феномена мобильности.

Широкое хождение получила, например, следующая классификация мобильностей:
1. Перемещение людей;
2. перемещение предметов, например, товаров;
3. Воображаемые перемещения благодаря фильмам, книгам, телевидению, позволяющим "мысленно перенестись вдаль";
4. Виртуальные Интернет-перемещения;
5. перемещения посредством новых способов мобильной связи, будь то факсы или скайп, мобильные телефон или СМС.

Larsen J., Urry J., Axhausen K. Mobilities, Networks, Geographies. Hampshire, U.K., and Burlington, VT: Ashgate, 2006. P. 4.

4.

Один из интересных объектов изучения социологии мобильностей перемещение людей в автотранспорте. Появилось даже слово "автомобильность", и говорят о "социологии автомобильности". На первый взгляд это достаточно простая вещь: сел – поехал – доехал до места работы или куда-то ещё, – кончился бензин, поехал к заправке – приехал на нужное место, запарковал машину – вернулся домой, тоже запарковал машину и на этом можешь считать себя свободным. Для социолога здесь огромное поле исследований, масса проблем. Урри делает совершенно удивительное, на мой взгляд, уподобление: вслед за Р. Бартом, он уподобляет автомобиль готическому собору.

Впервые он цитирует "Мифологии" Барта еще в конце 90-х гг. и затем неоднократно обращается к этому сравнению во всех работах, посвященных автомобильности.

См., напр.: Sheller M., Urry J. The city and the car // International Journal of Urban and Regional Research. 2000. Vol. 24.4. P. 737.

5.

Казалось бы, что может быть между ними общего? Святыня, центральное место в городе, часто шедевр архитектуры. И автомобиль – урчащая коробка, которая несёт нас неизвестно куда. Автомобиль, говорит Урри, также виден. Виден отовсюду, как и собор. Нет другого такого феномена в современной социальной жизни, который бы столь же зримо воплощал определённого рода социальные отношения, как мчащийся автомобиль или как когда-то было с готическим собором. Хотите увидеть торжество веры, устройство пространства средневекового города – вы видите готический собор. Он виден отовсюду.

Хотите понять, как устроен современный город, смотрите: современный город устроен как пространство, предназначенное для удобного перемещения автотранспорта. "Автомобильность – сложная амальгама взаимосвязанных машин, социальных практик и способов жительствования не в стационарном доме, но в мобильной капсуле, полуприватизированной и в высшей степени опасной. …Автомобильность придала новую форму гражданству и публичной сфере путем мобилизации современных гражданских обществ".

Sheller M., Urry J. The city and the car // International Journal of Urban and Regional Research. 2000. Vol. 24.4. P.P. 739.

6.

Современный город устроен так, чтобы люди, располагающие транспортом, находящиеся внутри машин, могли удобно подъехать или выехать откуда-то. Чтобы были связаны дорогами, не вообще дорогами, тропинками, прогулочными дорожками, а именно автомобильными дорогами. Надо, чтобы могли где-то располагаться и пешеходы, – их тоже надо учитывать, но учитывать именно как людей, которые находятся в сочетании с автомобилями. То есть они проделывают определённый путь от мест парковки или они пересекают дорогу автомобильному транспорту. А заправка? Если вы не расставите в нужных количествах заправки, значит у вас не будет возможности ездить на автомобиле так, как бы вы хотели. Если мы посмотрим, как это всё связано одно с другим, то обнаружим, что это целый комплекс, который обладает собственной самостоятельной природой. И если рассматривать эти вещи по отдельности, мы никогда не поймём того же, что мы понимаем, когда рассматриваем их как единое автомобильное целое.

7.

Понятно, что автомобили и авто-мобильность меняют всю социальную жизнь. Но ее меняют и другие виды мобильностей. И их тоже необходимо изучать. Многие проблемы в социологии мобильностей только поставлены, но ещё толком не изучены. Автомобильность и другие виды мобильностей предполагают скорость, скорость связи между людьми. Но мы видим как в современной жизни скорость связи между людьми, скорость перемещения оборачивается своей противоположностью. Мало того, что видимая мобильность не исчерпывает собой совокупность феноменов мобильности, мало того, что мобильность событий может быть невидима, фундаментальная подвижность может в наши дни самым необходимым образом проявлять себя как видимая стабильность, и ее парадоксальный характер должен быть рассмотрен специально.

Мы можем говорить о драматических изменениях мобильности в нашей повседневной жизни. Мобильность превращается в свою противоположность. В век подвижности мы часто не нуждаемся в движении. В нашем распоряжении находится много мобильных устройств, которые сконструированы именно так, чтобы их было легко перемещать, как и наши тела, которые, как можно было бы подумать, находятся в движении.

По мере того как переносные устройства превращаются из стационарных в мобильные, мы получаем возможность брать с собой то, что ранее должны были бы оставить дома или в офисе. А это значит, что они позволяют нам оставаться там, где мы находимся «здесь и сейчас», чтобы достичь того и сделать то, что мы должны были бы сделать, не приводя в движение наши тела. Можем ли, должны ли мы двигаться вообще? – Конечно!

Однако ненужность нашего видимого движения позволяет исследовать как отдельные сферы области зримых перемещений и области новой мобильности. Этот парадокс является лишь одним среди многих других. Так, например, мы вряд ли можем представить себе современный мир без авто-мобильности, но можно ли представить себе авто-мобильности без пробки? В одних мегаполисах плотное движение регулируется лучше, чем в других, но нигде не достигнута о решительной победа в борьбе против пробок. Для тех, кто оказался в плену своих автомобилей, будь то в течение многих часов каждый день или хотя бы каждые выходные, идея оказаться в нужном месте как можно скорее и как можно более комфортабельным образом превращается в свою противоположность.

Использовать автомобиль значит опоздать, встать намного раньше, чем встают те, у кого нет машины, и все равно оказаться в тюрьме своего средства обретения свободы движения. То же самое скажем и о самолетах. Летом 2010 г. мы могли видеть, как хрупок мир авиационных перевозок. Многие люди в разных странах не могли путешествовать из-за вулканического пепла. Зимой 2011 г. мы видим, что снежные бури и "ледяной дождь" могут привести к ситуации, сходной с летним опытом. Самое парадоксальное в этом опыте не только прерывание или замедление нашего быстрого движения. Как и в случае с пробками на дорогах, мы сталкиваемся здесь с посягательством на нашу свободу действовать в соответствии с намерениями и планами. Эти парадоксы не ставят под вопрос парадигму новой мобильности; они позволяют увидеть много различных аспектов новой мобильности в повседневной жизни .

Подробнее см. об этом в моей статье: Филиппов А. Ф. Парадоксальная мобильность // Отечественные записки. 2012.Т. 50. С. 8-23.

доктор социологических наук, руководитель Центра фундаментальной социологии ВШЭ, главный редактор журнала "Социологическое обозрение", специалист по истории социологии

четверг, 18 июля 2013 г.

Ученые объяснили стрессоустойчивость женщин

Исследователи из США объяснили, почему женщины справляются со стрессом лучше, чем мужчины. Для этого специалисты провели эксперимент на крысах, самки которых гораздо более устойчивы к нагрузкам, чем самцы. Оказалось, что противостоять негативным воздействиям им помогает женский гормон эстроген.

Специалисты из Университета штата Нью-Йорк в Буффало нашли научное объяснение стрессоустойчивости женщин. Предыдущие исследования показывали, что женщины и мужчины по-разному реагируют на стресс, но механизм, лежащий в основе этих различий, был до сих пор неизвестен.

В эксперименте участвовали подопытные крысы, которые жили группами в клетках. В течение недели их помещали на два часа в небольшой цилиндр, где отсутствовала возможность двигаться. Чтобы проверить воздействие стресса на животных, ученые измерили их когнитивные функции — память, способность распознавать объекты, усваивать новую информацию.

Результаты исследования показали, что способность самок распознавать объекты не пострадала, в то время как у самцов наблюдалось нарушение кратко­временной памяти. Это свидетельствует о сбое в работе глутаматных рецепторов в префронтальной коре — области мозга, которая контролирует рабочую память, внимание, принятие решений, эмоции и другие процессы.

Предыдущие исследования показывали, что повторяющийся стресс угнетает работу этих рецепторов в префронтальной коре молодых мужчин. Нынешняя работа выявила, что на защитную функцию женщин стресс никак не влияет.

Манипулируя количеством эстрогена в мозге подопытных животных, ученым удалось добиться противоположной реакции на стресс у крыс. В тот момент, когда действие эстрогена было заблокировано в организме самок, они демон­стрировали такую же реакцию на стресс, как и самцы. Эти данные подтверждают, что устойчивость к стрессу возникает благодаря женскому гормону.

"В дальнейшем мы планируем найти соединения, которые оказывают подобное защитное действие на организм, как и эстроген, и могут быть использованы для лечения связанных со стрессом проблем у мужчин без гормональных побочных эффектов", — рассказала РБК daily один из авторов исследования, профессор физиологии Чжэн Ян.

По словам ведущего научного сотрудника Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН Светланы Боринской, эстроген оказывает влияние на множество функций, и теперь надо ждать исследований о том, защищает ли он от стресса не только мозг, но и сердце, иммунную систему и другие органы.

"Недавно вместе с социологами из ВШЭ мы провели большой опрос, в котором оценивали уровень стресса мужчин и женщин разного возраста. У женщин, судя по ответам, уровень стресса выше. Такие же результаты были получены и другими исследователями. Известно, что высокий уровень стресса повышает риск развития различных заболеваний — сердечно-сосудистых, ауто­иммунных, онкологических и других, но продолжительность жизни у женщин выше", — отмечает г-жа Боринская.

В работе американских ученых, по ее словам, речь идет о защитном влиянии женского гормона эстрогена на функции мозга, на сохранение кратковременной памяти.

"При этом интересно отметить, что, судя по результатам специалистов, защитное действие оказывает эстроген, вырабатываемый непосредственно в тканях мозга, а не в яичниках. Цель таких исследований — поиск средств, повышающих устойчивость к стрессу и позволяющих избежать его пагубных послед­ствий", — считает Светлана Боринская.

вторник, 16 июля 2013 г.

Slon.ru: "Мозг. Инструкция по применению"

В издательстве "Альпина Паблишер" вышла книга Дэвида Рока "Мозг. Инструкция по применению. Как использовать свои возможности по максимуму и без перегрузок". Анализируя результаты исследований, Рок рассуждает о том, сколькими делами можно заниматься одновременно, чем опасны ожидания, почему контролировать ситуацию совершенно необходимо, что делает человека счастливым, и о многом другом. По сути, это исследование самых распространенных стрессов нашего времени, снабженное советами, что же делать. А виноват всегда мозг! 

Slon выбрал из книги 10 фрагментов.

1. 


Еще в 1898 г. Дж. Уэлш поставила эксперимент, в котором измерялась способность человека выполнять физическую работу и одновременно думать. В ходе эксперимента испытуемые начинали выполнять какую-то мыслительную задачу, а затем получали команду показать максимальное физическое усилие на динамометре – машине для измерения силы. Эксперимент показал, что практически любое мыслительное задание уменьшает максимальное возможное усилие, нередко вдвое.

Если на вашей сцене выполняются энергозатратные задачи, такие как планирование деловых встреч, то запас энергии может истощиться уже через час.
<…> Префронтальная кора потребляет метаболическое топливо – глюкозу и кислород – быстрее, чем представляется большинству людей. «Объем ресурсов на такие действия, как принятие решений и сдерживание порывов, у нас ограничен, – объясняет доктор Рой Баумейстер из Флоридского университета, – и когда мы его используем, на другие действия может не хватить». Стоит принять одно трудное решение, как следующее станет еще более трудным. Этот эффект можно погасить, выпив что-нибудь, содержащее глюкозу. Баумейстер проверил эту гипотезу при помощи лимонада, подслащенного глюкозой или заменителем cахара, и эффективность работы заметно повысилась. <…>
Этим можно объяснить множество привычных явлений – к примеру, почему так трудно сохранять сосредоточенность и так легко отвлечься, когда ты устал или голоден. Если вы, досидев до двух часов ночи, уже не в состоянии думать, то это не вы – это ваш мозг. Период, когда вы способны думать с максимальной эффективностью, ограничен во времени. И желания «постараться» здесь мало.

2.


Чтобы представить себе что-то, чего вы никогда не видели, нужно потратить много времени и усилий. Этим отчасти объясняется, почему люди тратят больше времени на размышления над проблемами (т.е. над тем, что известно), чем над решениями (т.е. над вещами, которых они никогда не видели). Этим объясняется также, почему так трудно ставить перед собой цели (трудно вообразить себе будущее). 

В книге "Спотыкаясь о счастье" ("Stumbling on Happiness") Дэниел Гилберт всерьез разбирает некоторые следствия из этого принципа и показывает, что человеческие существа ужасно плохо оценивают свои будущие эмоции. Гилберт выдвинул концепцию предсказания человеком своего эмоционального состояния в будущем (предсказание аффективного состояния) и показал, что человек при попытке определить, как он будет чувствовать себя в будущем, опирается на то, как он чувствует себя в настоящий момент, а не пытается верно оценить душевное состояние, в котором может оказаться в какой-то момент в будущем. А все потому, что сделать это очень сложно.

Вот почему так трудно расставлять приоритеты. Дело в том, что в процессе их расстановки необходимо представить себе, а затем подробно рассмотреть концепции, с которыми вы никогда непосредственно не сталкивались.

3.


Вероятно, вы никогда не слышали о Джордже Миллере, но могли слышать о результате одного из его исследований, проведенного в 1956 г. Миллер обнаружил, что человек способен одновременно удерживать в сознании максимум семь объектов. Этот результат получил широкую известность, но здесь и есть проблема. Дело в том, что такой вывод неверен – или по крайней мере его часто неверно интерпретируют. Именно поэтому люди, не способные одновременно думать о семи разных вещах, нередко решают, что с ними что-то не так.
<…>Я могу утешить этих страдальцев – для них есть надежда! Широкий обзор новых исследований, осуществленных в 2001 г. Нельсоном Коуэном из Миссурийского университета в городе Колумбия, показал, что число объектов, которые человек может одновременно удерживать в сознании, редко равняется семи. Скорее можно говорить о четырех объектах, но даже в этом случае число объектов зависит от их сложности. Четыре числа – без проблем. Четыре длинных слова – уже сложнее. <…>
Дальше – хуже.

Исследование Брайана Макэлри из Нью-Йоркского университета показало, что количество информационных блоков, которые человек способен запомнить точно и без потерь, равняется – обратите внимание! – всего лишь единице.

Исследователь делает вывод: "Имеются ясные и убедительные свидетельства того, что один блок удерживается в фокусе внимания; однако нет никаких прямых свидетельств того, что в фокусе может протяженное время удерживаться более чем один блок информации". Несмотря на то что вы, очевидно, способны помнить в каждый конкретный момент больше чем об одной вещи, при серьезной нагрузке ваша память о каждой из этих вещей понемногу деградирует.

4.


Долгие годы всех работников мира призывали трудиться в мультизадачном режиме. Линда Стоун, бывшая вице-президент Microsoft, в 1998 г. пустила в оборот термин непрерывное частичное внимание. Оно возникает в тех случаях, когда внимание человека постоянно расщепляется. Результатом становится постоянное и очень серьезное ментальное истощение. Сама Стоун говорила так: "Поддерживать непрерывное частичное внимание – значит, сохранять сосредоточенность на главном и постоянно просматривать периферию на тот случай, если появится что-нибудь еще более важное". 
<…>В ходе исследования, проведенного в Лондонском университете, выяснилось, что постоянное общение по электронной почте и обмен текстовыми сообщениями снижает умственные способности человека в среднем на 10 пунктов по шкале IQ. Причем у женщин снижение идет на 5 пунктов, а у мужчин – на 15. Эффект тот же, что после бессонной ночи. У мужчин он втрое превышает эффект от курения марихуаны. Конечно, такой интересный факт можно весело обсудить за дружеским обедом, но на самом деле это не повод для смеха: получается, что один из самых распространенных «инструментов повышения производительности» может привести к тому, что человек станет тупым, как наркоман со стажем. <…>
Если вы приложите усилия, то на коротком промежутке времени состояние постоянной включенности, возможно, даст повышение продуктивности. Однако мозгу это может дорого обойтись.

5.


Используя огрубленное, упрощенное представление некой мысли или концепции, мы тем самым высвобождаем ресурсы для важных дел, таких как оценка концепций с разных точек зрения, добавление или исключение отдельных элементов или изменение порядка их следования.

У самых успешных бизнес-менеджеров способность упрощать сложные идеи, обнажая их суть, со временем входит в привычку. Часто это единственный способ принять по-настоящему сложное решение. В Голливуде, к примеру, считается, что в идеале синопсис нового фильма должен быть настолько простым, чтобы студия могла "ухватить" сюжет, прочитав одно-единственное предложение. (Говорят, когда-то сюжет фильма "Чужой" был представлен двумя словами: ""Челюсти" в космосе". Здесь использована ссылка на существующие элементы, хорошо всем известные; вывод такого элемента на мысленную сцену требует минимальных затрат энергии.)

Просто – хорошо, но лучше всего – очень просто. Если свести сложные идеи к небольшому числу простых понятий, манипулировать ими становится гораздо проще – как в собственном сознании, так и в сознании окружающих.

6.


Области возбуждения в мозге непрерывно перемещаются; одни участки начинают активно работать, другие, наоборот, успокаиваются. Представьте, что вы смотрите с высоты на крупный город и видите, как утром миллионы людей выезжают из пригородов и заполняют центр, а в конце дня направляются обратно. Эта картина – неплохая метафора работы мозга, потому что на значительную часть рабочего дня все ресурсы – кровь, кислород, питательные вещества и электрическая активность – направляются к префронтальной коре, чтобы поддерживать требуемую от нее интенсивную деятельность.
<…>Для того чтобы префронтальная кора работала наилучшим образом, требуется определенный уровень возбуждения. Он довольно высок, но не слишком. <…>
Исследователи уже 100 с лишним лет знают о существовании оптимального для достижения максимальной эффективности значения возбуждения. В 1908 г. ученые Роберт Йеркс и Джон Додсон обнаружили, что зависимость эффективности работы от уровня стресса напоминает перевернутую букву U. Они выяснили, что при низком уровне стресса эффективность тоже низка, при разумном среднем она достигает максимума и дальше с повышением уровня стресса только снижается. 

Слово "стресс" происходит от английского глагола to stress, означающего "подчеркивать, придавать особое значение"; стресс – это не обязательно плохо. Неверно думать, что если бы он полностью исчез из вашей жизни, то эффективность вашей деятельности повысилась бы. Чтобы вылезти утром из уютной постели, уже нужен определенный уровень стресса. Такой стресс называется эустрессом, или положительным стрессом; он помогает человеку сосредоточиться.

7.


Чувство самостоятельности – серьезный двигатель удовольствия или угрозы. Стив Майер из Колорадского университета в Боулдере утверждает: от того, находится ли некий стрессовый фактор под контролем организма, зависит, сможет ли он (фактор) повлиять на его жизнедеятельность. Данные Майера свидетельствуют, что только неконтролируемые источники стресса могут вызвать серьезный разрушительный эффект. Неотвратимый или неконтролируемый стресс может быть деструктивным, в то время как стресс, если он не ощущается как неизбежный, наносит гораздо меньше вреда. 

Стивен Дворкин, профессор психологии из Университета Северной Каролины в Уилмингтоне, изучает действие наркотических веществ на крыс. В одном из экспериментов животное может получить кокаин непосредственно путем нажатия на рычаг. Такая крыса умирает от недостатка пищи и сна. Удивительно другое. Если одновременно с первой ту же дозу получает и вторая крыса – но не по собственному желанию, – то она умирает скорее. Разница между крысами – в ощущении контроля над происходящим (по крайней мере так считают ученые; крысы не спешат делиться впечатлениями). Но шутки в сторону. Подобные эксперименты проводились также с электрошоком и другими стрессовыми факторами – и даже на людях (разумеется, не до смерти). Снова и снова ученые убеждаются в том, что ощущение контроля над стрессовым фактором меняет действие стресса и его последствия.

8.


Идею о важности выбора (или хотя бы ощущения выбора) несложно проверить на детях, которые часто бунтуют из-за отсутствия альтернативы. Когда ребенок не хочет ложиться спать, можно без труда побороть его сопротивление, если предоставить ему какой-нибудь выбор. Например, можно спросить, чего малышу больше хочется: чтобы ему почитали перед сном или чтобы рассказали сказку. Возможность выбора, даже такого, может стать решающей, потому что для мозга важно "ощущение" его возможности. Исследования подросткового поведения показывают, что переходный возраст – не биологическая необходимость, ведь есть культуры, совершенно не знакомые с подростковыми бунтами.

При исследовании западных культур выяснилось, что тинейджеры в них имеют меньше свободы выбора, чем преступники в тюрьме.

9. 


Ожидание – необычная конструкция; это не настоящее вознаграждение, а всего лишь ощущение или предвкушение его возможности. Не важно, видите ли вы вкусную спелую ягоду в реальной жизни, или на своей мысленной сцене, или только ожидаете ее увидеть, – в любом случае в вашем мозге активизируется схема "ягода", а вместе с ней и схемы, связанные с положительным подкреплением. 

Лучшее исследование на эту тему провел профессор Вольфрам Шульц из Кембриджского университета в Англии. Шульц изучает связи между уровнем дофамина и активностью схем, связанных с получением вознаграждения. 
<…> Шульц обнаружил, что, когда внешние признаки говорят о том, что вскоре вы можете получить вознаграждение, в вашем организме начинается выработка дофамина. При неожиданном вознаграждении дофамина вырабатывается больше, чем при плановом. Так, непредвиденная премия на работе, даже небольшая, может положительно повлиять на биохимию мозга сильнее, чем ожидаемая прибавка к зарплате. Однако если вы, ожидая вознаграждение, не получаете его, то уровень дофамина резко падает. Это не очень приятное ощущение; слишком уж похоже на боль. <…>
Спокойно и трезво поразмыслив, вы придете к выводу, что в большинстве ситуаций лучше минимизировать свои позитивные ожидания. Спокойное отношение к возможным бонусам обычно оправдывается.

10. 


Связывая свои мысли, эмоции и стремления с другими людьми, вы вырабатываете окситоцин – гормон удовольствия, который вырабатывается от приятного общения. При этом вы получаете тот же химический опыт, что и маленький ребенок (от рождения и дальше) при физическом контакте с матерью.

Исследования в области позитивной психологии показывают, что в жизни существует только один опыт, который может осчастливить человека в долгосрочной перспективе. Это не деньги (если не иметь в виду необходимый для жизни минимум), не здоровье, не брак и не дети.

Единственная вещь, которая делает людей счастливыми, – качество и количество социальных связей.

Даниэль Канеман из Принстонского университета провел исследование, в ходе которого опрашивал женщин, чем они больше всего любят заниматься. Как ни удивительно, общение с подругами оказалось на самой вершине списка – выше, чем общение с партнерами или детьми. В атмосфере качественных социальных связей и безопасной общности мозг буквально расцветает. Счастье – это не просто хорошая доза дофамина; немного окситоцина тоже не помешает. 

Кирилл Мартынов: "Стартап-петросян"

Добрые люди дали ссылку на потрясающее видео. На сцене Петр Осипов, публичное лицо конторы под названием "Бизнес-молодость", которая за деньги учит дураков, как им зарабатывать деньги.

Две сотни лет русская мысль развивалась для того, чтобы наконец прийти к своей вершине. К философии жизни, изложенной в этом коротком видео.

Петр Чаадаев писал о заброшенности России, Александр Герцен бил в колокол, Достоевский ставил проклятые вопросы, Чехов ловил пошлость за хвост, Стравинский переживал языческие пляски, Лентулов бредил московскими храмами, Солженицын вырабатывал выражение лица пророка.

И тут вот, за три минуты, все эти трудности сняты Петром Осиповым.

Видите, сидят люди в зале, слушают?

Это наше будущее.

Александр Невеев: "Опасный тренинг"

Интересная заметка от психолога Александра Невеева.

Чем тренинг может быть опасен? Тем же, чем может быть опасно лечение у некомпетентного или недобросовестного врача. Тем же, чем может быть опасен ремонт автомобиля у некомпетентного или злонамеренного авто-слесаря.

Тем же, чем может быть опасно отдавать свои сбережения некомпетентному финансисту или мошеннику, вкладываться в финансовую пирамиду.

Если тренинг стоит денег, то нужно задуматься над тем, стоит ли он этих денег. А если бесплатный – стоит ли он денег за дорогу и потраченного времени.

Как же определить, опасен ли тренинг?

Начните с названия тренинга. Есть ли в нем научные термины? Есть ли в нем непонятные, абстрактные, но позитивные слова типа лидерства, успешности, эффективности, личностного роста? Как правило, за такого рода названиями скрывается опасный тренинг. Кстати, опасный тренинг не обязательно называется тренингом – его могут называть конференцией, семинаром, деловой игрой или марафоном.

Насколько глобальную сферу затрагивает тренинг? Успешность вообще? Лидерство вообще? Привлекательность вообще? Тренинг, ставящий такие общие и абстрактные цели, вряд ли будет полезным, а может оказаться и вредным.

Где проводится тренинг? Насколько аудитория подходит для тренинга? Какого уровня это помещение? Если тренинг проходит в здании завода, в подвале или в каком-то еще не очень подходящем месте, то такой тренинг может быть опасным.

Несет ли учреждение, в стенах которого проводится тренинг, ответственность за его содержание и эффективность? Попробуйте это выяснить: если несет, то у Вас в руках дополнительный рычаг на всякий случай, а вот если не несет, то сами понимаете...

Сколько длится тренинг? Требуется ли на время тренинга покинуть Ваше место жительства? Ограничивают ли Ваш сон, питание, контакты с друзьями и родственниками, с внешним миром? Обычно для лучшей психологической обработки человека его стараются изолировать от привычных контактов и изъять из привычной среды.

Кто проводит тренинг? Насколько реальны регалии тренера? Насколько его образование и опыт соответствуют целям тренинга, его названию? Каков общий культурный уровень тренера? Насколько правильна его речь? Не ведет ли себя тренер странно? Если тренер не может предъявить релевантного высшего образования или заявляет, что образование и квалификация – это глупость, и он давно перерос этот уровень, или просто объявляет себя успешным бизнесменом, который решил поделиться секретами успеха, то, скорее всего, этот тренер ведет опасный тренинг. В то же время, наличие регалий, образования, членства в каком-нибудь обществе или академии, к сожалению, в нашей стране ничего не гарантирует: регалии могут быть фальшивыми, а тренинг окажется вредным.

Как проводится тренинг?

Как ведет себя тренер: держит ли дистанцию? Разжигает ли эмоции и иррациональное реагирование? Разжигает ли ненависть к какому-либо объекту? Если Вы ответили «да» хотя бы на один из этих вопросов, то, скорее всего, Вы попали на опасный тренинг.

Что Вам говорят, о чем сообщают? Энергия, оккультизм, каббала, НЛП? Смешивает ли он принципиально несовместимые концепции, например, оккультные и психологические? Если Вы ответили «да» – это повод насторожиться.

Ссылается ли тренер на научные работы, на настоящих ученых? Если нет, то тренинг почти наверняка опасен. Я рекомендую проверять, на кого ссылается тренер, к чьему авторитету апеллирует – запишите фамилии этих людей, названия их книг и поищите о них информацию в интернете.

Что Вас заставляют делать? Приходится ли Вам совершать действия, смысл совершения которых Вам не понятен? Насколько сильный дискомфорт Вы испытываете при выполнении этих действий? Заставляют ли Вас сокращать дистанцию общения и взаимодействия с другими участниками: касаться их, обнимать, водить хороводы? Просят ли Вас снять одежду, принять вызывающую, унизительную, оскорбительную, детскую позу? Чувствуете ли Вы себя как игрушка в руках тренера? И опять же, если Вы ответили «да» хотя бы однажды, задумайтесь: скорее всего, Вы попали на опасный тренинг.

Просят ли Вас каким-либо образом отключить сознание? Просят ли Вас двигаться спонтанно, реагировать непроизвольно? Просят ли Вас активно выражать эмоции, например, криком, плачем, смехом? Просят ли Вас притвориться кем-то другим? Дать волю этому персонажу? Просят ли Вас представлять себе что-то, визуализировать, медитировать? Если «да», то тренинг очень опасен.

Что Вас просят представлять? Энергетические центры, потоки энергии, будущие или прошлые жизненные ситуации? Говорит ли тренер, что эти визуализации/медитации являются полезными, имеют лечебный, программирующий эффект? И снова положительные ответы позволяют вычислить опасный тренинг.

Какую часть тренинга занимают мотивирующие речи тренера? Мотивирующие речи полны лозунгов, призывов, криков, нападок, накрученных эмоций и распаленных примитивных инстинктам – самосохранения, неприятия чужаков, секса, наживы и пр. Чем большую часть занимают мотивирующие речи, тем опаснее тренинг. Речи Гитлера были на все 100% мотивирующими – никаких проверяемых фактов, только крики, взмахи руками и возбуждение эмоций и примитивных инстинктов!

Как ведут себя другие участники тренинга? Есть ли среди них старожилы? Есть ли активные сторонники тренера? Общаются ли некоторые участники тренинга с Вами с необычайной добротой и интересом? Если Вы отвечаете положительно, значит, тренинг опасен.

В какой степени тренинг затрагивает Вашу личность? Переходит ли тренер на личности? Говорит ли о том, кем Вы являетесь и кем должны стать? Унижает ли Вас тренер? Оскорбляет ли Вас? Высмеивает ли Вас? Использует ли тренер групповое давление? Противопоставляет ли отдельных участников группе в целом? Соответствует ли происходящее на тренинге нормам этикета, вежливости? Нормам нравственности? Законам? Если Вы ответили «да» хотя бы раз, значит Вы на опасном тренинге.

Препятствуют ли Вам покинуть тренинг? Угрожают ли? Удерживают ли силой? Позорят ли Вас за Ваше желание уйти? Если «да», то даже ребенку понятно: тренинг опасен.

Поднимает ли тренер тему религии, религиозности? Пытается ли изменить Вас с религиозной точки зрения? Всплывает ли тема религии неожиданно как нечто, чего никак нельзя было ожидать, исходя из названия тренинга? Если «да», то возможно, Вы попали не просто на опасный тренинг, а находитесь на начальной стадии вербовки в секту.

Есть ли у тренинга следующие ступени, и какую часть среди них занимает тренинг, на который Вы пришли? Просят ли вас приглашать на тренинг своих друзей и знакомых, рекламировать его в Интернете? Если «да», то Вы попали на опасный тренинг, который является еще и тренинговой пирамидой.

четверг, 11 июля 2013 г.

Comedy Club: Колобок в баптистской церкви



Весьма забавная пародия на баптистскую проповедь! #неразжигай

Антон Толмачев: Без лоха жизнь плоха или Как за месяц из воздуха сделать 10 млн. рублей. О новом интернет-лохотроне.

Репост из ЖЖ legart.

У меня в ленте Фейсбука вдруг появилось достаточно большое количество однотипных постов от нескольких человек, которые их постили каждый день. Посты были примерно вот такого содержания:

1) Миллион через год
Пока ничего

2) 10 кубиков на прессе
Пока ничего

3) Стабильный доход 150 тысяч в месяц
Пока ничего.

И т.к. далее ещё 7 подобных целей и в основном с одним примечанием - "пока ничего".

Я почистил от них ленту Фейсбука и сделал там статус на эту тему. И статус начали комментировать те, кто в теме. В результате их активности я решил провести провёл маленькое расследование и пожалуйста, знакомьтесь, Остап Бендер 21 века, человек, который изобрёл 401 способ сравнительно честного отъёма денег у населения, Пётр Осипов, 25 лет отроду из г. Чебоксары:

Петр Осипов - фотография с finam.fm
Он основал проект Бизнес-молодость (Проводит тренинги с такими обещаниями: Фактический результат за 2 дня: Адаптированная под Вас инструкция по достижению от 120 000 до 1 000 000 рублей чистыми в месяц - я думаю умным людям уже смешно), но ездить по городам и весям и "лечить" аудитории ему видимо быстро надоело и он запустил проект "Игра": Секретная практика достижения личных целей. Путешествие из точки А в точку Б. 90 дней тренировки умения ставить и достигать поставленные цели.

В качестве одного из секретных инструментов все участники проекта должны каждый день писать свои цели и достигли они их или нет. Вот в результате этого в ленте ФБ у меня и появились однотипные, как любое УГ, посты.

Всего в игру записалось более 9000 человек, чуть более 5000 из них оплатило по 2000 рублей (см. условия в нижней трети страницы по ссылке), принеся таким образом Петру Осипову 10 млн. рублей за пару недель! Правда через 7 дней 500 уже отсеяли:



То, что Пётр Осипов талантливый предприниматель, манипулятор, махинатор и т.д. у меня сомнений нет.

Но может я слишком жёстко подхожу к участникам этого проекта называя их лохами? Может это действительно будущие звёзды российского предпринимательства, а не стадо баранов, умело остриженных Петром Осиповым?

Но если я не прав, то где у этих людей свойственная предпринимателям самомотивация? Где у них свойственное предпринимателям целеполагание? Что, Стив Джобс и Билл Гейтс начинали свою карьеру с посещения тренингов и проектов Петра Осипова?

В общем приглашаю к большой дискуссии как участников проекта, так и людей со стороны.

Учитывая масштабность проекта и большое число воволечённых в него людей прошу перепоста - неизвестно, что вырастет из Петра Осипова и куда он в следующий раз поведёт своих адептов.

понедельник, 1 июля 2013 г.

Сергей Степанов: "Психолог в России: казнить нельзя помиловать"

Все-таки мы живем в удивительной стране, которую, по меткому замечанию поэта, ни умом не понять, ни аршином общим не измерить (хотя по мнению иного стихотворца, менее деликатного в выражениях, "Давно пора, … мать, умом Россию понимать"). 

Пожалуй нигде в мире, за исключением разве что Германии в самый печальный период ее истории, государство не вмешивалось так безапелляционно и директивно, как у нас, в развитие научной мысли. 

В жаркие летние дни об этом вспоминается снова в связи с двумя примечательными июльскими датами. 4 июля 1936 г. вышло печально известное Постановление ЦК ВКП(б) "О педологических извращениях в системе Наркомпросов", которое не только исковеркало судьбу многих советских ученых, но и на долгие годы уложило отечественную психологическую науку в прокрустово ложе официальных дозволений и запретов. А 60 лет спустя, 19 июля 1996 г. первый российский президент подписал не менее примечательный указ № 1044 "О возрождении и развитии психоанализа", призванный, напротив, всячески стимулировать и поощрять определенную ветвь психологических изысканий. При всей кажущейся противоположности этих вердиктов, суть их аналогична - официальное предначертание, какой должна, а какой не должна быть отечественная психология. Как же объективно повлиял на нашу науку "барский гнев", сменившийся спустя десятилетия на весьма избирательную милость?

Справедливости ради следует признать, что партийное постановление 1936 г. возникло не на пустом месте и не было продиктовано одним лишь произволом далеких от науки чинуш. На такую реакцию педология долго "напрашивалась". Реакция вышла запредельная, по принципу "лучшее лекарство от перхоти - гильотина". Правда, нельзя отрицать, что "перхоти" было предостаточно, и лечения этот недуг объективно требовал - хотя, безусловно, не хирургического.

Основная претензия, высказанная в постановлении (и, кстати, вовсе не безосновательная), сводилась к тому, что педологи в своей практике злоупотребляют тестированием, а это приводит к недопустимым социальным последствиям. Вывод: тестирование - метод никуда не годный, поэтому подлежит запрету. Более того - все рассуждения педологов ненаучны, и сама педология - лженаука. Входившие в моду ярлыки вредителей и врагов народа в постановлении еще не прозвучали, но недвусмысленно подразумевались. В середине тридцатых такое решение партийного руководства даже самых хладнокровных заставило содрогнуться. (По одной из версий, официальный лидер советской педологии А.Б. Залкинд после оглашения на партсобрании данного постановления умер прямо на улице от инфаркта.)

Заслужили ли педология и педологи столь суровый приговор? В отношении педологии как науки большевики явно погорячились. До их постановления педология благополучно существовала не одно десятилетие, ни от кого не заслуживая подозрений во вредительстве. 

Одним из основоположников этого научного направления считают американца Г.С. Холла, в чьих трудах, в частности в знаменитой "Юности", были предприняты первые попытки комплексного (междисциплинарного, как сказали бы сегодня) подхода к проблемам возрастного развития. Сам термин "педология" был предложен еще в 1893 г. его учеником О. Хризманом для обозначения науки, призванной объединить разнообразные знания о ребенке. На рубеже веков термин получил популярность, под этим названием создавались научные учреждения и объединения, выходили печатные издания; так, в России в 1907 г. В.М. Бехтеревым был основан Педологический институт в Петербурге, а также основан журнал "Вестник психологии, криминальной антропологии и педологии". Однако единого содержания в понятие "педология" не вкладывалось и наряду с ним употреблялись как равнозначные термины "психология детства", "педагогическая психология", "экспериментальная педагогика", "гигиена воспитания" и др. 

Наиболее весомый статус педология приобрела именно в нашей стране, где в 20-х - начале 30-х гг. было открыто несколько педологических вузов и соответствующих факультетов и отделений в педвузах для массовой подготовки педологов и широкомасштабного внедрения педологических процедур в образовательную практику. В других странах, где педологию никто и не думал законодательно отменять, само это понятие постепенно вышло из употребления. Однако педология на Западе, растворившись в других науках, дала мощный толчок развитию детской и педагогической психологии, генетической психологии, педагогической социологии, социальной педагогике, этнографии детства. В этих науках оказались фактически ассимилированы достижения педологии, и сегодня на основе их успехов все более четко вырисовывается возможность новых попыток комплексного подхода к детскому развитию.

В самой идее всестороннего изучения ребенка ни с какой точки зрения невозможно было усмотреть ничего дурного. Однако для Советского Союза 30-х годов объективное изучение ребенка представляло собой реальную социальную угрозу. Разве можно согласовать идею гегемонии пролетариата с установленным педологами фактом, что дети гегемона хуже справляются с интеллектуальными задачами, чем дети непролетарского происхождения? По одной из версий (достоверность которой сегодня уже трудно проверить) особое негодование Отца Народов и Лучшего Друга Всех Советских Детей вызвал крайне низкий тестовый балл, выставленный его сыну Василию.

В результате главный удар пришелся именно на тестирование. И это в самом деле было уязвимым местом советской педологии. В качестве диагностических методик педологи-практики в широком масштабе использовали скороспелые поделки, торопливо скопированные с западных образцов, а то и сами западные тесты без их серьезной адаптации. К этой работе были во множестве привлечены недостаточно подготовленные энтузиасты, чьих навыков хватало на проведение тестовых процедур, но было явно недостаточно для глубокой интерпретации результатов. По результатам тестирования выводы зачастую делались поверхностные и чересчур категоричные.

Решение проблемы было найдено по-большевистски радикальное: если неумелые повара регулярно пересаливают пищу - поваров наказать, а соль и вовсе и рациона изъять. Отечественные науки о ребенке оказались на пресном пайке на несколько десятилетий.

Интересно: в 90-е годы, когда большевистский радикализм подвергся столь же радикальному осуждению, оказалась громогласно заклеймена лишь избыточность репрессий, но не их обоснованность (в данной сфере, разумеется). Педологические извращения в самом деле имели место, и требовались конструктивные меры для преодоления этой ситуации. Беда в том, что меры были избраны деструктивные. В своих ошибках, если угодно - извращениях, педологи рано или поздно разобрались бы и сами и, вероятно, сумели бы их исправить. Определенные тенденции к этому в начале тридцатых наметились. Самое обидное, что и эти тенденции оказались безжалостно пресечены драконовским постановлением ЦК.

Запрещенная де-юре, педология так и не была официально реабилитирована, однако через много лет возродилась де-факто. Например, сегодня в Москве выходит журнал "Педология. Новый век", продолжающий лучшие, конструктивные традиции репрессированной науки. Труды педологов переиздаются, причем не как архивные памятники, а как источник вдохновения для новых поколений исследователей детства.

Правда, настораживает и то, что нередки сегодня и рецидивы настоящих педологических извращений. Не стану развивать эту тему, дабы не обидеть кого-то из коллег. Скажу лишь: хочется надеяться, что с этими издержками мы разберемся сами, в рамках своего профессионального сообщества. Официальный декрет тут совсем не нужен.

Совсем иная ситуация сложилась с психоанализом, который в нашей стране никогда не был запрещен де-юре, долгие годы благополучно существовал, а потом сошел на нет в силу причин отнюдь не политических. Относить психоанализ к репрессированным наукам было бы большой натяжкой, на которую охотно идут представители этого направления ради обретения столь ценимого в наших краях мученического ореола. У нас он просто не прижился. Как, кстати, и во многих других частях света, за исключением Западной Европы и Америки, на которые сегодня так модно стало ровняться. 

На протяжении полувека Фрейда у нас вяло поругивали, как и все иноземное, а тем более имеющее хоть какое-то отношение к сексу. Указ, торопливо подписанный Б.Н. Ельциным (который вряд ли читал хоть одну работу Фрейда), наверняка был лоббирован определенными кругами в расчете на утоление далеких от науки нужд. Вожделенный результат оказался ими достигнут, более того - превзошел, похоже, все ожидания. Пышным цветом расцвели всевозможные психоаналитические общества (вплоть до Заполярного), федерации, ассоциации, которых сегодня в нашей стране насчитывается больше, чем психоаналитиков, сертифицированных по международным стандартам. В общественном сознании психоанализ фактически подменил собой психологию. Сегодняшний выпускник психфака может лишь понаслышке знать об открытиях Пиаже или Выготского, зато с фантазиями знаменитого венского невротика наверняка знаком достаточно подробно.

В этой ситуации обнадеживает лишь одно. Любые перемены, действительно необходимые обществу, происходят не по чьей-то воле, а в силу самой необходимости. Если наше общество заинтересовано растить из здоровых детей полноценных граждан, настоящая наука о детстве будет в нем развиваться без всяких указов и вопреки любым постановлениям. Если главная задача общества - изживание инфантильных комплексов и толкование грез, то и этому упоительному занятию оно предастся без всяких декретов. Вот только здоровому обществу чужды любые извращения. А диагноз ему ставит сама жизнь, а не президенты или политбюро.

Психологи выявили логику формирования галлюцинаций

Кристофер Бергер
Воображение - мощный механизм, позволяющий реально изменить восприятие окружающей действительности. Так, если человек представит себе звук столкновения, то сможет увидеть, как предметы сталкиваются, хотя на самом деле они проходят мимо друг друга.

В целом, по словам ученых в лице Кристофера Бергера из Каролинского института, звуки меняют восприятие изображений и, наоборот, воображаемые картинки могут изменить восприятие звуков, пишет РИА "Новости". Данные эффекты специалисты пронаблюдали у 96 добровольцев.

Сначала участникам показывали ролик, в котором сближались два круга. Кому-то нужно было представить звук столкновения, и это повышало вероятность того, что они увидят столкновение. На самом же деле, объекты проходили мимо друг друга. Во втором эксперименте требовалось представить белый круг в углу экрана. Далее шел звук. Добровольцев просили определить, откуда исходит звук. Людям казалось, будто источник звука находится к воображаемому кругу ближе, чем на самом деле.

Третий эксперимент проводился следующим образом: участников попросили определять по губам, какие слоги произносит человек в видео. При этом звук был выключен. Люди представляли себе слог "ба", а человек на экране произносил "га". Итог - добровольцы читали по губам неправильно. Им казалось, что человек на экране произносит слог "да".

Выявленный эффект объясняет механизм возникновения галлюцинаций при шизофрении и прочих психических расстройствах. Также нечто подобное происходит в головах людей, подключенных к нейроинтерфейсам, которые позволяют управлять виртуальными руками и ногами.