воскресенье, 3 ноября 2013 г.

Джефферсон Хоукинс о Саентологической этике

Джефферсон Хоукинс

Некогда Джефферсон Хоукинс был ведущим специалистом Саентологической церкви по маркетингу и помог ей добиться наибольших результатов с помощью знаменитых телевизионных рекламных роликов "с вулканом" в 1980-х годах. Он поведал историю о том, как пришел в организацию и ушел оттуда, в замечательных книгах "Поддельные мечты" (Counterfeit Dreams) и "Уход из Саентологии" (Leaving Scientology), а сегодня он поможет нам понять вывернутый наизнанку мир Саентологической этики.

Джефф, мы рады, что ты предложил свою помощь в том, чтобы разобраться в книге Л. Рона Хаббарда "Введение в Саентологическую этику". Изобретенная Хаббардом сложная система контроля — это тема, которую нам хотелось бы понять лучше. Как саентологи могут так много говорить об "этике", но при этом совершать поступки, которые любой нормальный человек сочтет неэтичными, — например, разрыв отношений, программа PRF, участие в теневых сделках и многое другое — один из тех моментов, которые постороннему человеку понять трудно. Значит ли это, что они вкладывают в слово "этика" иной смысл, нежели все остальные? 

ДЖЕФФЕРСОН: По большей части, да. И в этой книге Хаббард излагает собственное определение этики и свою систему "введения этики".

В обычном словаре слово "этика" объясняется как "нравственные принципы, определяющие поведение человека или группы". Это наш "нравственный компас", если угодно. Это внутренний голос, который подсказывает нам, что правильно, а что неправильно. Хаббард написал "Введение в Саентологическую этику" с целью заменить обычное человеческое понимание этики собственной Саентологической системой, своей "технологией этики".

ОРТЕГА: Джефферсон, мы обратили внимание, что впервые книга была издана в 1968 году. И перед тем, как ты выведешь нас на глубину, давай сначала попробуем поместить эту книгу в исторический контекст. Она была опубликована в то время, когда Л. Рон Хаббард много размышлял на тему дисциплины.

Проведя 1966 год за планированием, в 1967 году в сопровождении группы молодых последователей он поднял паруса и отправился в 8-летнюю морскую одиссею, руководя организацией с борта маленькой эскадры из трех кораблей.

Ему нужно было не только навести порядок в своей "Морской организации". В 1965 году, если мы не ошибаемся, от организации откололись несколько групп, что очень разозлило Хаббарда, после чего он начал "объявлять" людей "подавляющими личностями" с целью избавиться от любого, кто не поддерживал его генеральную линию.

Итак, речь идет о всемирном движении, которое переживало очередной этап роста, — Сент-Хилл как раз находился на гребне успеха и навсегда стал золотым стандартом того, как должна выглядеть Саентологическая организация. Однако вместе с популярностью пришла и необходимость держать все под контролем, и Хаббард боялся потерять контроль. Отсюда и потребность в "этике".

Мы правильно сформулировали контекст?

ДЖЕФФЕРСОН: Да, думаю, вы неплохо описали контекст. Думаю, Хаббарда всегда волновал вопрос контроля, т. е. сохранения Саентологии под своим контролем, чтобы не потерять ее так, как он потерял Дианетику. Еще в 1960 году он запустил идею овертов и висхолдов на Конгрессе состояния человека. Одновременно "этика" стала внедряться в Морской организации. У меня нет под рукой книг OEC (Курса Руководителей Организации) — я отправил их в макулатуру много лет назад, — но, думаю, что "Состояния" появились в 1966 году, равно как и объявление ПЛ, ПИН, разрыв отношений и т. п. Все это появилось как раз в то время, в 1965-1966 годах. Даты составления соответствующих "Инструктивных писем" помогут определиться с хронологией.

Можно сказать, что именно тогда Саентология приобрела все внешние черты культа — непогрешимость руководителя и учения, изгнание и отчуждение всех несогласных, внутреннее ядро фанатиков и т. п. С какого-то момента я пришел к выводу, что эта книга составляет ядро Саентологической методики воздействия на сознание. В Морской организации всякого, кто преступает правила, заставляют снова и снова перечитывать эту книгу. К ней обращаются всякий раз, когда какой-нибудь саентолог начинает сомневаться в Саентологии. Она содержит основные принципы Саентологической "технологии" контроля.

Перечитывая эту книгу, я обратил внимание на то, что Хаббард использует в ней один прием, к которому он часто прибегает в своих сочинениях… Сначала он описывает, в каком замешательстве и смятении пребывают люди в руках "вогов", а потом утверждает, что в Саентологии эта проблема решена.

Я хорошо знаком с этим приемом. Когда я редактировал журнал Advance!, я прослушал лекцию Хаббарда, в которой он инструктировал сотрудников редакции писать статьи именно в таком стиле: "Религии прошлого так и не решили эту проблему. Им были неведомы основные принципы решения. Они пошли по ложному пути. Они потерпели неудачу. Теперь впервые проблема решена в Саентологии".

Мне стало любопытно, и я забил в поисковую строку Гугла фразу "путаница и гипноз". Угадайте, что было дальше. Этот прием считается одной из самых распространенных методик так называемого "скрытого гипноза".

ОРТЕГА: Так ты думаешь, что Хаббард пытался загипнотизировать читателя?

Милтон Эриксон
ДЖЕФФЕРСОН: Нет, я так не думал. Но потом я начал копаться в этом вопросе, который называется скрытым гипнозом. Забудьте стереотипный образ гипнотизера в очках с козлиной бородкой, раскачивающего часами перед лицом пациента с остекленевшим взором. Скрытый гипноз использует такие моменты, как тон голоса, слова и порядок слов, чтобы внушить человеку какие-то убеждения или эмоции без его ведома или разрешения и без введения его в состояние глубокого транса.

Эта методика применяется в торговле, политике и, да, в религии. Она основана на принципах непрямого гипноза, разработанных американским психиатром Милтоном Эриксоном (1901-1980). Один из главных приемов Эриксона назывался "приемом запутывания". Он описывал его так:
Когда клиент пытается, побуждаемый своим дружественным ответом на явную оговорку гипнотизера, даным в начале беседы, разобраться в мешанине запутанных и противоречивых ответов, которых гипнотизер явно добивается, он настолько теряется, что с радостью принимает любое позитивное предложение, которое позволит ему выбраться из столь неприятной и запутанной ситуации.
ОРТЕГА: Ты думаешь, Хаббард был знаком с работами Эриксона?

ДЖЕФФЕРСОН: Вероятно, нет — Эриксон был позже. Но Хаббард явно был знаком с подобными приемами. В одной из его лекций 1952 года я нашел такой примечательный отрывок:

Если возникнет ситуация, когда очень важно, чтобы этот человек сделал или не сделал то, чего вы хотите, один из самых грязных приемов межличностных отношений заключается в том, чтобы подвесить человека на «может быть» и породить в его мыслях путаницу. А потом довести путаницу до такой степени, что ваше решение внушается ему гипнотическим образом.

Первая глава книги представляет собой замечательный образчик приема запутывания. Дав поверхностный и упрощенный обзор истории философии в вопросах этики и правосудия, продемонстрировав, как сильно ошибались в этих вопросах Пифагор, Сократ, Платон и Аристотель, и как им не удалось решить эти проблемы, Хаббард подытоживает:
И так продолжалось веками. Один за другим философы пытались решить проблему этики и правосудия. 
К сожалению, до последнего времени не существовало эффективного решения этой проблемы, о чем свидетельствует понижающийся этический уровень общества.
Видите? Путаница, путаница, путаница. А затем:
Поэтому, как вы можете видеть сами, важность этого достижения невозможно преувеличить. Мы дали определения терминам, чего не сделал Сократ, и у нас есть работающая технология, которой может воспользоваться каждый, чтобы помочь самому себе выбраться из грязи. 
Обратите внимание на тонкость внушения. "У нас", а не "у меня" есть работающая технология. Хаббард уже включает читателя в число тех, кто уже обладает технологией. А "из грязи" — читателю уже внушена мысль о том, что у него серьезная проблема, и потому он "нуждается" в этой новой технологии.

ОРТЕГА: Итак, ты думаешь, что к этому моменту читатель уже соглашается с ним?

ДЖЕФФЕРСОН: Поразительно, как хорошо работает этот прием. Мы склонны доверять людям. Если человек говорит о чем-то авторитетно и с уверенностью (и помните, что тон является одним из элементов скрытого гипноза), мы склонны им верить.

ОРТЕГА: Итак, Хаббард убедил нас в том, что у него есть совершенно новая, дотоле неизвестная система этики. Что дальше?

ДЖЕФФЕРСОН: Хаббард вводит новое понимание этики как "действия, которые человек предпринимает в отношении самого себя". Это уже не просто внутреннее ощущение добра и зла, как мы обычно понимаем этику, но своего рода самоцензура, в процессе которой человек "вводит свою этику". А для того, чтобы осуществлять эту самоцензуру эффективно, нужно знать правила, как это делать, — саентологическую "технологию этики".

Джордж Оруэлл

Интересно, что Джордж Оруэлл в своей книге "1984" пишет, что так называемый "контроль сознания" — это не когда кто-то другой контролирует твои мысли, а когда человека убеждают контролировать собственные мысли в соответствии с принципами группы.

В оставшейся части главы эти идеи повторяются снова и снова. Человек запутался в вопросах этики и правосудия. На него нельзя полагаться в этих вопросах. В отсутствие "технологии" этики и правосудия общество деградирует и распадается. Хаббард подытоживает:

Человек, у которого вообще нет технологии этики, не в состоянии стать этичным и удержать себя от контрвыживательных действий, и так он доводит себя до слома. И к нему не вернется жизнь, если он не овладеет основами технологии этики и не будет применять их по отношению к себя и другим.

Сцена подготовлена. Хаббард внушил читателям несколько мощных идей. Прежние определения этики неверны. Прежняя история изучения этой темы — сплошная неразбериха и отчаяние. Забудьте о том, что ваш собственный нравственный компас или ваши собственные нравственные принципы могут вас спасти. Единственное решение — изучить саентологические принципы, определяющие, что "этично", а что нет. Вы должны научиться "вводить свою этику".

Обратите внимание на то, что он здесь делает. Он подвел нас к выводу, что ключ к этичной жизни лежит не в самом человеке, а в Саентологии. Задача определения того, что является "этичным", а что нет, перешла от человека к "Саентологической технологии". Отныне человек может быть этичным лишь в том случае, если он знает и применяет Саентологическую технологию.

ОРТЕГА: Мы уже чувствуем себя более этичными!

The Underground Bunker, 17.10.2013 - взято из рассылки "Новости Центра апологетических исследований". Пост сделал после общения про этику с коллегой из проекта "Открытое сознание".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.