понедельник, 16 декабря 2013 г.

Дмитрий Ч.: Миф созависимости

Созависимый – это человек, который так сильно сосредоточен на проблемах своего близкого, чаще всего члена семьи или друга, что это сопровождается у созависимого неудовлетворением собственных жизненно важных потребностей. В более узком смысле созависимость – стремление "спасти" зависимого, контролировать его и принятие на себя всей ответственности за его поведение.

Этот термин заменил собой понятие "совместный алкоголизм" и приобрел широкую популярность в 1980 годы. На тему созависимости была написана масса околонаучной литературы, а общий тираж этих книг превысил полтора миллиона экземпляров. С начала 90-х годов он стал распространяться в России, в основном благодаря группам самопомощи по программе 12 шагов, а также психологами-аддиктологами работающими по Миннесотской реабилитационной программе.

Как и многие понятия в аддиктологии, концепция созависимости была заимствована у психоаналитиков активистами движения Анонимных Алкоголиков. По сути, созависимость представляет собой расширенную концепцию инвертированного нарциссизма или со-нарциссизма. Надо сказать, что психоанализ предполагает только индивидуальную работу с психикой и любой психоаналитик придет в ужас от работы с группой в стиле АА. Тем более некорректно экстраполировать результаты психоаналитических интерпретаций на большие группы людей.

Стоит отметить, что даже среди сторонников концепции созависимости нет единого мнения относительно сути этого явления. Одни рассматривают созависимость:
  1. как расстройство личности (Cermak, 1986), 
  2. другие как аддиктивное поведение
  3. третьи просто как "выученное поведение, передающееся через поколения". [1]
Специалисты в области психического здоровья не признают созависимость психическим расстройством или патологическим состоянием. МКБ-10 и DSM-IV не содержат такого заболевания. Клинические специалисты также критикуют это понятие:

Экспертиза происхождения и развития концепции созависимости определила, что эта концепция уходит корнями в устаревшую гипотезу "тревожной личности". [2]

Так считает Американская ассоциация супружеской и семейной терапии. Департамент здравоохранения штата Пенсильвания солидарен с этим мнением:

Пересмотр литературы за последние десятилетия не поддерживает концепцию созависимости и существующих видов лечения. [3]

Эмпирические исследования показали, что созависимость, 
  • во-первых, не связана с наличием в семье зависимых людей [4], 
  • во-вторых, что созависимые не обязательно происходят из семей, где имело место физическое или сексуальное насилие или родительский алкоголизм/наркомания. [5]
Более поздние обзоры отмечают, что специалисты должны иметь высокий уровень скептицизма в отношении созависимости, прежде чем принимать ее в качестве значимой концепции. [6] Также отмечается, что слишком мало эмпирических данных для определения конкретных синдромов, которые можно классифицировать как созависимость и отнести конкретно к членам семей алкоголиков или взрослым детям алкоголиков. [7]

Исследование австралийских ученых также отмечает:
Результаты исследований показали, что созависимость не связана с травматическим опытом детства. Взаимосвязь между созависимостью и нарциссизмом была установлена, но оказалась значительно сложнее, чем описывается в литературе. Наши результаты значительно ослабляют концепцию созависимости и следует соблюдать большую осторожность при психотерапевтическом применении этой концепции. [9]

Особенно интересно отметить феминистскую критику созависимости. [8] Феминистки (впрочем, ряд статей написали мужчины) обобщили материалы относительно истории возникновения концепции, диагностических проблем и научных исследований и пришли к выводу, что созависимость не имеет реального медицинского смысла и представляет собой лишь своеобразный социальный штамп, который вешается на жен алкоголиков и наркоманов.

Заключение


Концепция созависимости несостоятельна в медицинском отношении. Стремление спасать и контролировать чью-то жизнь не является уникальной отличительной особенностью родственников зависимых и не является чем-то большим, чем обычная когнитивная ошибка принятия на себя ответственности за другого человека.

Список источников:

6. Harter, S. L. (2000). Psychosocial adjustment of adult children of alcoholics: A review of the recent empirical literature. Clinical Psychology Review, 20, 311–337.
7. Stafford, L. L. (2001). Is codependency a meaningful concept? Issues in Mental Health Nursing, 22, 273–286

Взято. -  коллега с проекта "Открытое сознание".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.