вторник, 23 сентября 2014 г.

Карен де ла Карриере: "Я была "королевой Саентологии"

70-летняя Карен де ла Карриере (Karen de la Carriere) 35 лет была членом Саентологической церкви. Она была замужем за ее президентом. В организации она достигла такого уровня "просветления" и такого статуса, каким могут похвастаться лишь немногие. Она была одной из саентологических "звезд".

Но когда она ушла из организации в 2010 году, ее объявили "Подавляющей личностью", сделали изгоем, преследовали и настолько разделили с сыном, что, когда он скончался в 2012 году, Карен узнала об этом лишь из сообщения, опубликованного в "Фэйсбуке" каким-то посторонним человеком.

Теперь она впервые поделилась своей полной, очень личной и совершенно неприукрашенной историей, а также архивом ранее не публиковавшихся фотографий, рассказывающих о годах, которые она провела в этой известной своей скрытностью организации. В эмоциональном интервью, данном журналистам Mail Online, она поведала о наказаниях, которым, по ее словам, она подвергалась — и которые иногда длились месяцами. Во имя духовного просветления ее едва не довели до физического и умственного надлома. По ее словам, она чувствовала себя какой-то "амебой".

Она говорит, что ей в течение трех месяцев приходилось бегать по 12 часов в день. Она говорит, что ее принуждали целыми днями отколупывать краску с металлических балок. Она говорит, что ее шесть месяцев держали в "Дыре" — одном из отделений расположенной в калифорнийской пустыне базы Саентологии, — в то время как ее мужа отослали в Европу, а ей не позволяли видеться с ребенком.

Она рассказала об атмосфере страха и финансовой зависимости (при выходе из организации ей сказали, что она должна выплатить 90 тыс. долларов) и предоставила журналистам документы, из которых следует, что международная управленческая команда, "Морская организация", запрещает своим членам, имеющим детей, оставаться в ее рядах, из-за чего, по словам Карен, некоторые женщины делали аборты, чтобы сохранить свое положение в организации.

Саентологическая церковь решительно отреагировала на заявления Карен и назвала ее человеком, который "в буквальном смысле скажет все, что угодно лишь бы привлечь к себе внимание". Представитель организации утверждает, что в прошлом Карен позволяла себе "лживые и ничем не подкрепленные заявления о церкви".

Представитель Саентологии также утверждает, что "ее россказни о церковных религиозных службах, условиях службы в Морской организации и так называемых "преследованиях" лживы", и заявил, что Карен более 20 лет не занимала в организации никакой официальной должности, добавив, что она оставалась простой прихожанкой, пока не была отлучена в 2010 году.

Для своих звездных членов Саентологическая церковь является отчасти консьержем, отчасти помощницей в решении проблем. Но остальными, по словам Карен, она управляет посредством постоянного надзора, подавляя любое возмущение и пестуя доносчиков.

Карен сказала: "Саентология — это словно разрушительное цунами. Она обрушивается на тебя, а когда отступает, позади нее остаются сломанные жизни, искалеченные люди, люди, которые потеряли все, которые думали, будто покупают мечту, но им всучили чудовище".

Сидя у себя дома в Лос-Анджелесе — в 40 минутах езды от места, где ее удерживали столько лет, Карен объясняет: "Темная сторона Саентологии никогда не видна, когда ты входишь в двери, но чем выше ты поднимаешься, тем более она очевидна".

"Если бросить лягушку в кипяток, она тут же выскочит. Но положите ее в холодную воду и постепенно увеличивайте температуру — и лягушка постепенно будет привыкать к тому, что ей становится все жарче".

Карен недавно исполнилось 20, и она жила в Лондоне, когда молодой человек познакомил ее с учением Саентологии. Их отношения вскоре закончились, но с первого же сеанса одитинга Карен "подсела" на Саентологию. В 1975 году она подписала простое обязательство и стала членом Морской организации — управленческой команды, которой основатель организации писатель-фантаст Рон Хаббард придал вид некоего военно-морского формирования. Карен казалось, что все это "безобидно" и движимо благими намерениями. Она хотела добиться успеха.

За три года Карен достигла уровня Кейс Супервайзера Класса XII. На сегодняшний день этого статуса достигли не более 60 одиторов, которые считают это великой честью для себя. Карен познакомилась с Хебером Йенчем, старшим офицером из отдела взаимоотношений с общественностью, и в 1978 году они поженились. В роли посаженного отца выступил Дэвид Мэйо, личный одитор Хаббарда.

Карен и Хебер были «золотой парой», и в 1980 году Хебер получил должность Международного Президента. Он часто появлялся на экране телевизора в качестве представителя организации. За кулисами он занимался решением проблем и дружил со многими знаменитостями.

По словам Карен, вскоре эту роль взял на себя Дэвид Мискевидж, который ревностно оберегал ВИП-членов организации. Однако Хебер много лет считал своим личным другом, например, Джона Траволту. Актер часто бывал в конторе Йенча и был без ума от его сына Алекса.

Карен, по ее словам, никогда не приходило в голову спросить мужа, какие между ними существуют секреты, однако она рассказывает: "Я знаю, что Траволта звонил Хеберу, делился с ним своими заботами и проблемами и задавал вопросы. Это были не просто официальные отношения. Это была дружба. Они были достаточно близки, чтобы Траволта советовался с Хебером о том, как ему поступать в той или иной конкретной ситуации. Траволта любил Хебера. Он постоянно был рядом".

Карен вспоминает, что какое-то время к ней относились, "словно к королеве". Но в 1982 году она столкнулась с реальностью, которая заставила ее усомниться во всем.

Пытаясь заработать денег, рассказывает она, организация привлекала членов со всех концов страны, предлагая им пройти процедуры L10, L11 и L12. Эти интенсивные курсы одитинга обещали чудесные результаты людям, которые находились в по-настоящему бедственном положении — в отчаянии, — и стоили по 1000 долларов в час.

Карен была главным Кейс Супервайзером, но к своему удивлению, она день за днем сталкивалась с людьми, которых она описывает как склонных к самоубийству, страдавших психозами и проходивших психиатрическое лечение. Карен вспоминает: "Некоторые угрожали выброситься с десятого этажа на асфальт. Саентология безоглядно отвергает психиатрию, а тут мы лицемерно принимали психиатрических больных. Если бы кто-то из этих людей умер в мою смену, ответственность легла бы на меня".

Карен рассказывает, что она возмутилась и всеми правдами и неправдами пыталась избавиться от преклиров, которым, по ее мнению, организация ничем не могла помочь. И за это ее наказали.

Она вспоминает: "В организации есть разведывательная служба. Раньше ее называли Офисом Охраны, а теперь Офисом Особых Дел. Они меня вызвали и сообщили, что меня отправляют в Отряд Проекта Реабилитации (RPF). Это был церковный Гулаг, проект по контролю за сознанием. Условия там жесткие — недостаток сна, холодные объедки от обеда Оливера Твиста и тяжелый физический труд. Час за часом приходится делать любую работу — от мытья туалетов до подметания лестниц черного хода и выгребания мусора из-под кухонных столов, лежа на животе".

Но специально для Карен придумали не только жестокое, но и нелепое наказание. Она рассказывает: "Я была морской свинкой. По 12 часов в день мне приходилось бегать вокруг столба. Сегодня это называется Программа Бега, и они продают ее за деньги. На шестом этаже их "собора" в штате Флорида есть беговая дорожка, ты платишь церкви 2500 долларов и бегаешь по 5 часов в день или больше. Считается, что так ты получаешь духовное просветление".

И определенного рода просветление действительно снизошло на Карен. Она объясняет: "Я занималась этим каждый день на протяжении трех месяцев. Делала перерывы, лишь чтобы передохнуть… а потом снова бегала и бегала. Я дошла до нижней точки. Я была смята, как субатомная частица. Я была какой-то амебой. Я была раздавлена — двигалась, как робот, как механическая кукла, заставляя свое тело наматывать круги по дорожке".

"Но, бегая по этой дорожке, я поклялась себе, что однажды расскажу всем о том, что на самом деле творится в Саентологической церкви. Я решила, что однажды расскажу об этом".

Прежде, как призналась Карен, она знала о наказаниях, но безоговорочно верила Саентологическому учению, что любое наказание необходимо для того, чтобы человек прорвался к самому себе сквозь собственные "дурные намерения".

Теперь же, говорит она, "я увидела, что в этом нет человечности, нет милосердия. Прежде я служила церкви, теперь же я увидела, что была рабыней церкви. У тебя нет ничего. У тебя нет денежных накоплений, ты зарабатываешь крохи, ты не можешь сама себя прокормить".

В 1984 году на свет появился сын Александр, и радость материнства стерла из памяти это ощущение тьмы. Она хотела второго ребенка, но, по словам Карен, через год после рождения Алекса "я увидела, что начинается давление — больше никаких детей. По этому поводу издавали бюллетени. Церковь любит только саму себя. Дети мешают производительности".

Со стороны, наверное, трудно понять, как угроза изгнания может быть достаточной причиной для того, чтобы абортировать долгожданного ребенка, но для членов организации дело было не в потере работы. Они боялись лишиться всей своей жизни.

Журналисты Mail Online видели бюллетень с одним из многих "распоряжений" Морской организации по данному вопросу. В нем говорится: "Морская организация — единственная группа, берущая на себя полную ответственность за управление всей планетой. Это огромная задача, и она… требует от сотрудников полного посвящения. Морская организация не предназначена для того, чтобы растить или воспитывать детей. То, что у членов Морской организации рождались дети, приводило к ненужным трудностям… и отрицательно влияло на эффективность работы. Поэтому членам Морской организации, у которых родятся дети, не будет позволено далее нести службу в подразделениях Морской организации".

Далее в документе говорится, что ждущие ребенка родители будут "направлены на службу в организацию класса V", т. е. переведены на более низкий уровень в церковной иерархии. А в качестве наказания документ предусматривает, что "состоящие в браке члены Морской организации… зачавшие ребенка… не могут быть направлены в ближайшие к Морской организации отделения".

Представитель церкви сообщил нашим журналистам, что с 1986 года в Саентологической церкви существует правило, согласно которому состоящие в браки члены ее религиозного ордена, Морской организации, если они желают иметь детей, должны покинуть Морскую организацию и вернуться после того, как дети вырастут. Представитель добавил, что организация никогда не рекомендовала сотрудникам или прихожанам сделать аборт.

Когда Карен и Хебер решили обратиться за разрешением завести второго ребенка такой карательной меры еще не существовало, но они знали, к чему все шло.

Карен говорит: "Мы с Хебером подали прошение на имя Международного исполнительного директора, марионетки Дэвида Мискевиджа. На его составление у нас ушло несколько недель. Мы приложили все доказательства того, что наш труд приносит большие плоды. "Прошение вернулось с отказом, а Хебер понес суровое наказание и получил выговор".

На протяжении беседы настроение Карен меняется от страстного до утомленно-печального. Но всякий раз, когда она говорит о Хебере, в ее голосе звучит глубокая печаль.

Хебер не появлялся и не выступал на публике с 2004 года. Если верить многочисленным свидетельствам бывших саентологов, его годами держали "в заключении" в наводящей ужас "камере для Подавляющих Личностей" на базе "Инт" или "Голд".

Но тогда супруги Йенч смирились с тем, что у них не будет больше детей. Хебер принял наказание, и они стали жить дальше.

Саентологическая церковь в ответ на утверждения Карен заявила, что "преподобному Йенчу в следующем месяце исполнится 79 лет, он частично вышел на пенсию и живет в принадлежащем церкви доме. Он регулярно общается с родными и друзьями, принимает участие в саентологических службах как прихожанин, но больше не появляется на публике в качестве представителя церкви".

В 1986 году Л. Рон Хаббард скончался, и власть перешла в руки Мискевиджа — сегодня он носит официальный титул Председателя Совета Директоров Центра Религиозной Технологии (RTC). По словам Карен, "Дэвид Мискевидж правит всем железной рукой и с темным сердцем".

Со стороны членов Морской организации, покинувших церковь, в адрес Мискевиджа звучат многочисленные обвинения в физическом насилии. Все эти обвинения организация энергично отрицает.

Карен за все годы ни разу не была свидетелем сцен насилия, но слухи об этом ходили, и она испытывала страх перед Мискевиджем. К тому моменту, когда он оказался у власти, Карен работала в Лос-Анджелесе помощником Хебера. Она как раз была в офисе, когда без всякого предупреждения ее вызвали на ковер к Мискевиджу. Она никогда не забудет, как он смотрел на нее в тот день. В его взгляде была "холодная сталь", вспоминает она. Он не кричал, не проявлял ровным счетом никаких эмоций и никакого понимания. Вместо этого он спокойно объявил ей, что ей предстоит "приземлиться на палубу". Эти три слова низвели Карен до положения "нижайшего из низших" и обрек ее на жесточайшие испытания во имя духовного очищения.

Преступление ее заключалась в том, что она сплетничала о двух старших руководителях организации, снятых с должностей. Она поделилась с другими информацией, которую не должна была разглашать, и ей сказали, что именно это было причиной дальнейшего наказания. По ее словам, "приказ Дэвида Мискевиджа звучал так: "Гоняйте ее, пока ее накрашенные ногти не сотрутся до костей".

"От таких приказаний кровь стынет в жилах. Это значило: "Доведите ее до предела".

"Десять дней я занималась тяжелым физическим трудом, отколупывая краску с металлических балок, — говорит она. — Мне не позволяли никакой личной гигиены. Когда ты часами работаешь, и от тебя пахнет, унизительно чувствовать свою вонь и не иметь возможности хотя бы почистить зубы и сменить одежду".

"Хебера отослали в Германию — тамошнее правительство вело следствие против Саентологии, считая ее опасным культом, — а моего сына, которому тогда было около двух лет, оставили в Лос-Анджелесе в принадлежащих организации яслях. Именно это сводило меня с ума . Он остался полным сиротой. Что это за религия, которая на много месяцев разлучает двухлетнего ребенка с мамой?"

На протяжении следующих шести месяцев, как говорит Карен, ее прогоняли через "Рандаун Истины". Каждый день ее часами допрашивали, иногда будили в 2 часа утра и заставляли отвечать на вопросы нескольких человек сразу. Снова и снова ее спрашивали, было ли у нее намерение «разрушить Саентологию» и было ли у нее «греховное желание уничтожить Дэвида Мискевиджа».

Выйдя, наконец, на волю, Карен, по ее словам, была сломана и раздавлена. Только этим она может объяснить, почему осталась в церкви и почему (к своему неизбывному сожалению) позволила сыну вступить в Морскую организацию.

В 1988 году под сильнейшим давлением со стороны организации Карен и Хебер развелись. Впоследствии она узнала, что Хебера вызывали на допрос, и что за один-единственный вечер он написал на нее 24 "отчета о знании".

Карен поясняет: "Церковь использует разведку как оружие. Это культура, в которой муж доносит на жену. Ребенок доносит на отца… все строчат доносы матери-церкви. Если хочешь, это можно сделать в Интернете".

В 1990 году Карен, наконец, набралась решимости уйти из Морской организации. Это означает множество допросов, которые могут тянуться неделями, месяцами и даже годами. Все ее одиторы, по ее словам, хотели знать, намерена ли она публично критиковать организацию и добиваться опеки над сыном. Ей сказали, что за полученное обучение она должна организации 90 тысяч долларов.

Карен выплатила долг, повесив при этом огромный долг на свою кредитную карту. Она начала нормальную жизнь, снова вышла замуж на человека по имени Джефф Огастин, сделала карьеру сначала в торговле недвижимостью, а потом в онлайн-торговле, продавая картины Томаса Кинкейда. Однако она по-прежнему жертвовала деньги Саентологии.

Она говорит: "Наверное, я была больна, не в себе. Прежде чем уйти, я пожертвовала больше 250 тысяч долларов".

Когда Александру исполнилось 8 лет, он попросил у матери разрешения вступить в Морскую организацию и, к своей вечной скорби, она ему позволила: "Он хотел быть рядом с отцом — хотя, в конечном итоге, виделся с ним всего 11 раз за 15 лет".

В 2010 году к ней домой пришли три представителя Морской организации и обвинили ее в том, что она общается с "подавляющими людьми". Им стало известно, что она поддерживала контакт с друзьями, которые ушли из организации и публично ее критиковали. Саентологи предложили Карен вернуться и "отклироваться". Она отказалась.

Три недели спустя пришло письмо от Александра: "Он писал мне, что я должна решить вопросы с Офисом Особых Дел, иначе он не сможет поддерживать со мной никакие отношения. Александр вырос в церкви. Он был в их власти. Он переживал сильнейший конфликт".

Саентологическая церковь всегда упорно отрицала, что принуждает своих членов "разрывать отношения" с теми, кто уходит из организации или выступает против нее. У каждого члена есть выбор. Но это жестокий выбор — разорвать отношения или лишиться всего: работы, друзей и вечной жизни. Когда дело доходит до этого выбора грань между верой и принуждением очень тонка.

Когда Карен отказалась вернуться, она стала объектом "честной игры". Этот принцип, изложенный Л. Роном Хаббардом, означает, что подавляющей личности можно лгать, у нее можно красть, ее можно уничтожать. Покинув организацию, люди становятся объектами честной игры.

Началась нелепая и агрессивная кампания, имевшая своей целью подорвать репутацию Карен (в беседе с журналистами Mail Online организация это отрицала). Карен полагает, хотя и не может этого доказать, что стала жертвой "честной игры".

Она говорит, что ее обвиняли в незаконном провозе детей через границу, на нее заявляли в департамент здравоохранения, утверждая, что она живет в антисанитарных условиях, в отдел охраны животных, утверждая, что она жестоко обращается с многочисленными домашними животными (которых она на самом деле нежно любит), а в Интернете опубликовали подробности одной медицинской процедуры, о которой она, по ее собственным словам, рассказывала только своему одитору.

Посреди всего этого на нее обрушилась новость о смерти сына, о которой ей никто не сообщил. Карен всегда будет винить Саентологию в смерти своего сына. Если бы он поддерживал с нею связь и не верил так сильно в целительную силу саентологической методики "ассист-прикосновение", убеждена она, он получил бы необходимую медицинскую помощь от воспаления легких, которое сгубило его в столь юном возрасте.

Однако организация настаивает, что Алекс подхватил пневмонию и умер, когда жил у родителей своей жены. Представитель организации заявил, что Карен "бесстыдно воспользовалась этой трагедией, чтобы развязать в Интернете войну с отцом своего сына и ложно обвинить его и церковь, хотя официальное вскрытие не нашло никаких улик", и добавил, что это "безосновательное и ложное обвинение", Церковь выпустила заявление, в котором отрицала, что преследовала Карен и назвала ее "предубежденной сумасшедшей, которая распространяет ложь о церкви, потому что у нее есть личные счеты".

Однако Карен настаивает, что заговорила об организации и начала публиковать критические статьи в блоге и видеоролики на сайте YouTube по причине гораздо более серьезной, чем ее личная трагедия. Она поясняет: "Я говорю не потому, что стремлюсь к какой-то мести. Я не хочу сказать, что люди не могут верить, во что им угодно. Я выступаю против тех злоупотреблений, которые совершаются во имя Саентологии. Людей ломают и уничтожают, и это должно прекратиться".

Mail Online, 10.09.2014 Из рассылки Апологетики.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.