среда, 31 мая 2017 г.

Что делать, если партнёры выбрали разную веру?


Отношение к религии — и интимный, и сложный вопрос. Случается, что люди на протяжении жизни становятся религиознее, кто-то, наоборот, постепенно от веры отказывается. Иногда этот вопрос встаёт особенно остро — например, если человек вступает в отношения с человеком другого вероисповедания. Мы поговорили с несколькими такими парами о том, возникают ли у них бытовые или этические трудности, как ведут себя родственники и друзья и как решается вопрос с воспитанием детей.

7 историй:

Елена:


Я принадлежу к католической церкви, мой муж православный. Религия занимает существенную часть моей жизни: я хожу на Святую Мессу в воскресенье, исповедуюсь, причащаюсь, молюсь дома одна и с детьми. Мой муж в жизни похож скорее на агностика, можно было бы даже сказать, что он из тех, у кого Бог в душе, но тут всё немного иначе. Он верит в Бога, разговаривает с Ним, молится и обращается за помощью, но не ходит ни в один храм и не читает каких-то специальных православных молитв. Ему не нужно святить кулич и вообще отмечать Пасху, так что наш брак скорее напоминает отношения атеиста и христианина, чем экуменическую встречу православного и католика. 

Моя религия ничего "такого" не говорит о браке между представителями разных религий и/или конфессий. Есть слова в Евангелии о том, что семья — это домашняя Церковь, есть катехизис, который описывает, какие обязанности есть в венчанном браке, есть кодекс канонического права, где прописано, что католик может венчаться не только с католиком, но и с представителем другой христианской конфессии. Можно венчаться с атеистом, можно даже "венчаться" в одиночку, не приводя с собой партнёра, дескать, я Богу обещаю любить его и быть с ним до конца дней моих.

Безусловно, религия влияет на нашу семейную жизнь, начиная с того, что сама семейная жизнь не видится мне без венчания. Вообще, я думаю, что на нас влияет не разница между нашими догматами, а скорее наше отношение. Скажем, мой муж любит Новый год, для него это семейный праздник, у него свои любимые традиции, свои требования вроде генеральной уборки дома перед тридцать первым декабря. А я люблю Рождество, в начале декабря стараюсь делать что-то вместе с детьми: чтобы приготовиться к этому важному дню, мы ставим адвентовский венок и зажигаем свечи. Двадцать четвертого — двадцать пятого у меня праздник, и попадает он как раз на самую жаркую пору приготовления к Новому году. Мы договорились, что в этом году перенесём уборку на неделю раньше и отметим Рождество за настоящим праздничным столом и с наряженной ёлкой. 

Ещё одна трудность — это воскресная служба. С одной стороны, я всегда помню, что в выходной день нужно оказаться на мессе — или вечером в субботу, или в любое время в воскресенье, исходя из этого мы планируем наш отдых и отпуск. Иногда различия в религиозности очень помогают: к примеру, я могу оставить детей с мужем и поехать в храм одна — пока дети маленькие, и им трудно переносить такую дальнюю дорогу. Мы всех крестили в католической церкви, это одно из условий допуска к венчанию. Если один из супругов не католик, то в специальной анкете, которую заполняют жених и невеста, он пишет, что обязуется не препятствовать воспитанию детей в католической вере. Без этого обязательства венчание невозможно. В нашей стране трудно найти католика, так что моя семья скорее этому удивляется.

Леонид (журналист): 


Я уже во взрослом возрасте присоединился к Римской католической церкви, жена — неоязычница. Сложно сказать, насколько мы оба религиозны. Я хожу в церковь по воскресеньям, стараюсь жить в соответствии с тем, что говорят на проповедях, но понятно, что всегда есть куда расти. Религия очень важна для меня — в первую очередь как способ связи с Богом. Приятно осознавать, что принадлежность к католической церкви связывает меня со множеством людей, живых и умерших, которых я очень уважаю, с европейской культурой. А для моей жены религия лишена какой-либо организации в силу специфики неоязычества западного духа, она не имеет чётких обязательств касательно практики, но глубоко влияет на её восприятие мира вокруг и себя в нём.

Католическая церковь не препятствует бракам с представителями других религий. В России это, ясное дело, особенно актуально: католиков тут подавляющее меньшинство. Существует определённая форма таинства для этого, несильно отличающаяся от обычного бракосочетания. Моя жена с готовностью согласилась и, в свою очередь, попросила меня вместе совершить неоязыческий обряд скрепления семьи. Разумеется, это происходило в разные дни, как и светская свадьба. 

На семейной жизни моя религия отражается скорее в моральном плане: когда мы обижаемся друг на друга или ссоримся, вера помогает мне переступить через эти проблемы, извиниться, или просто поддерживает в те моменты, когда мне очень грустно. Когда я соблюдаю пост, моя жена ориентируется на это, делая еду для нас обоих, но поскольку для католика главное не отказ от мяса и других продуктов, а общая умеренность, это не очень сложно. Мы не отказываемся от контрацепции, хотя формально католическая церковь выступает против.

Трудностей из-за религии у нас не было, если не считать одного момента в ходе подготовки к венчанию, когда мы были вынуждены прослушать довольно странную лекцию женщины, выступавшей не только против абортов (что можно было ожидать), но ещё и против прививок и УЗИ — в общем, с полным набором мракобесия, которое уже не имеет никакого отношения к позиции Церкви. Но и в этом случае у нас не было разногласий по поводу того, как к ней относиться. Мы обязались, что когда у нас будут дети, мы познакомим их с католической верой, но выбор, разумеется, останется за ними.

Лачина Мамедова стажёр в компании, экспортирующей итальянскую продукцию:


Я исповедую ислам, мой жених Джузеппе — католик. Мои родители не ходят в мечеть и не молятся, но у нас в семье принято считать, что мы мусульмане — это наши корни. Мальчикам делают обрезание, девочек ни к чему не принуждают — я ощущаю себя мусульманкой, потому что была рождена в этой религии.

Джузеппе крещён, он проходил католические обряды, очень долго пел в детском хоре в церкви. Потом его отношения с церковью не сложились, потому что там ужасная коррупция. Он наблюдал это, ещё будучи ребёнком, и в определённый момент просто решил, что ему необязательно ходить в церковь, чтобы чувствовать, что он религиозен. У меня такая же позиция. Я никогда не ощущала необходимости идти в мечеть, чтобы молиться именно там, на людях. Я верю, что есть высшая сила, которая нас защищает, любит, помогает, но необязательно называть её Аллахом или Богом.

Если честно, я довольно мало осведомлена о своей религии. Но я уверена, что мусульманам нельзя жениться на тех, кто исповедует другую веру. Мой брат тоже мусульманин, с обрезанием, но он женился на русской девушке, христианке. У них никаких проблем нет — в нашей семье, конечно, был скандал, но все это пережили. К моему случаю они уже были более-менее готовы.

Когда Джузеппе привёз меня знакомиться с родителями, первое, что спросила его мама: "Когда ты будешь менять религию? Когда вы поженитесь в церкви?" Я до сих пор смеюсь над этим, надеюсь, это было несерьёзно. Мы ещё не женаты, собираемся в сентябре пожениться в администрации города, не в церкви. Мама моего жениха довольно сложно восприняла это, но в конце концов это наша жизнь.

Религия на нашу семейную жизнь особенно не влияет. Мне очень хочется знать больше о Джузеппе, поэтому я думаю, что буду изучать католичество, мне это интересно. Здесь, в Италии, распятие можно найти везде: на воротах, в гаражах, на брелках для ключей. Религия коммерциализирована. Сейчас я к этому привыкла, но первое время было довольно странно это наблюдать.

Мне бы, конечно, очень хотелось растить детей без религии, ничего им не навязывать, чтобы они в определённый момент могли сами всё узнать и выбрать. Но я знаю, что моя будущая свекровь этого не поймёт, потому что она достаточно религиозна. Значит, наши дети будут католиками, как папа. Здесь очень важно влияние семьи. Родители не вечны, и в какой-то момент ты понимаешь, что готов сделать что-то, чтобы они были довольны, спокойны и счастливы. У детей будет возможность ходить в церковь и петь в хоре, они будут чувствовать свою сопричастность. У всех итальянских детей было это детство, пусть у наших тоже будет — ничего страшного я в этом не вижу.

Как к этому относятся мои родители? У нас в семье очень религиозны только бабушки, они и молятся за всю семью. В детстве я тоже вставала на коврик и делала вид, что молюсь, но это было скорее детское обезьянничество, чем осознанное обращение к богу. Моя мама довольно нерелигиозна, но когда я сказала, что хочу поменять религию, чтобы больше понимать о новой семье и о католичестве, она сказала: "Ты отказываешься от своих корней. Через мой труп!" Пока разговор на эту тему мы закрыли.

Джема Азамбаева основательница бренда Aylin Stories:


Я из мусульманской семьи, а мой муж — из православной. Моя семья не очень религиозна, родители достаточно светские люди, родившиеся и выросшие в России, поэтому никакого сильного религиозного воспитания я не получила, по-настоящему религиозными были только моя бабушка и дядя. Сейчас понимаю, что мы просто считали себя мусульманами, но по факту это никак не влияло на нашу жизнь — разве что в доме никогда не было свинины и алкоголя, но в мечети я за всё время была буквально пару раз и намаз никогда не совершала. Уже в сознательном возрасте, учась в ИСАА МГУ, я заинтересовалась исламом, пошла на курсы корановедения, начала посещать мечеть и даже соблюдала пост в месяц Рамадан. Но семья отнеслась к этому резко отрицательно, видимо, боялись, что меня куда-то "завербовали". В общем-то, на этом мои отношения с исламом и закончились. Да, я по-прежнему себя считаю верующим человеком, но не отношу себя ни к какой конфессии, просто верю в высший разум, и для меня это личная, интимная история.

Мой муж из православной семьи, крещёный. Не видела, чтобы он молился, но он часто заходит в храм поставить свечку за упокой ушедших родственников. Мы никогда на эту тему не говорили, но, видимо, какие-то свои отношения с богом у него есть. Мы женаты, но религиозной церемонии не было, и такая мысль мне даже в голову не приходила. В месте, где проходила наша свадьба, была церковь, но католическая, где по понятным причинам нас бы точно не венчали.

По большому счёту религия никак не влияет на нашу семейную жизнь, это личное дело каждого; трудностей и разногласий на эту тему никогда не возникало. Разве что я скрывала от своего папы, что мы крестили ребёнка, но позже, забыв, выслала фото дочери с крестиком на шее. В ответ было долгое молчание, но позже мама сказала, что папа смирился и сказал, что главное для него — её счастье и здоровье.

Мы недавно крестили своего ребёнка, и свекровь водит её по воскресеньям в церковь. Дочери всего полтора года, но у неё уже есть детская Библия. Думаю, если бы мы жили в России, я бы долго на это не решилась, возможно, даже сопротивлялась. Но мы живём в другой стране, и я осознаю, что с большой вероятностью мой ребёнок впитает скорее местную культуру, чем русскую, и будет считать себя испанкой, а не россиянкой, и пока меня эта мысль пугает. Крещение ребёнка — моя попытка приобщить её к русской культуре, дать ей какие-то моральные ориентиры, помимо тех, что мы будем транслировать в семье. Я даже думаю о том, чтобы отдать её, когда подрастёт, в воскресную школу при православной церкви. Я понимаю, что, скорее всего, мой план с треском провалится, и насильно заставлять быть религиозным никого не буду, но хотя бы постараюсь направить своих детей.

Анна Качуровская, советник генерального директора Политехнического музея:


У моих друзей был такой эпизод — сын приходит домой из гостей, его спрашивают: "Ты на какой Пасхе был — на православной или еврейской?" А он отвечает: "Откуда я знаю? На столе, как обычно, маца и куличи». Но, когда я в детстве (в 20 лет) выходила замуж, у меня было абсолютное знание, что семья должна жить "в одной религии". Зачем это мне, я не очень-то задумывалась. Я выросла в двух культурах — в православной и иудейской, — поэтому было совершенно всё равно, куда переметнуться. В школе я носила магендовид — однажды мне его сорвали с шеи в переходе. Но никакой истинной веры во мне не было, я воспринимала всё это как пакет традиций: общие семейные ценности, которые не надо достраивать и выдумывать. 

Кто предложил венчаться, уже и не вспомню. Но церемония венчания действительно гораздо круче, чем женщина в загсе. Перед свадьбой я даже ходила в церковь, чтобы узнать, не смущает ли их, что я не верю в воскрешение. Там сказали, что ок. Муж очень хотел венчаться — ему казалось, что тогда всё точно будет склеено. Это всё равно как не наступать на трещинки на асфальте, чтобы желание исполнилось. Конечно, всё это полные враки. Никакое венчание не уберегло мою семью от развода. 

Как я решила крестить детей? Всё тот же аргумент: красивая церемония, вся семья за столом. Что-то такое очень культурное. Дети выросли и не до конца понимают, почему я их крестила. Интересно, что бы они сказали, если бы я их обрезала? 

У меня нет в друзьях ортодоксальных семей, но есть семьи, где соблюдают разные религиозные традиции. Очень приятно ходить на шаббат и красить яйца, но, по-моему, это не имеет никакого отношения к настоящей религиозности. Вера требует больших вложений и какого-то специального отношения к жизни, для меня это стало совершенно невозможным. Жить семьёй по-честному в разных канонах — лукавство, хотя бы потому, что кто-то должен будет уступить в детях — а это совсем не то же самое, что толерантно принимать религию партнёра.

Мария, менеджер по обеспечению качества в фармацевтической компании:


Я православная, мой муж — католик. Я более религиозна, чем муж: для него это скорее не образ жизни, а связь с богом. Для меня религия значит очень много, но я нестандартный православный человек. Я крещена в православной вере и какие-то обряды прохожу в православной церкви, но отношусь к этому несколько иначе — как, скажем так, к физическому объекту.

Трудностей из-за разной религии никогда не возникало. Когда я ходила исповедоваться батюшке перед тем, как мы приняли решение венчаться, и просила благословить меня на брак, он сказал мне: "Венчаться с еретиком? Да никогда!" После этого мы с мужем ушли в католическую церковь, где и были обвенчаны. В католической церкви принципиально другой подход. Во время подготовки к венчанию в православной церкви проходят беседы с батюшкой, где он рассказывает людям о том, какие они неверующие, призывает десять раз подумать — в общем, это абсолютно не способствует мыслям о вечном.

В католической церкви у нас была трёхмесячная подготовка: раз в неделю (как сейчас помню, по средам в восемь часов вечера) мы встречались с сестрой Ириной. Эти беседы дали очень много. Мы беседовали по два-три часа, читали с точки зрения семейной этики Библию, и это очень изменило взгляд на брак в принципе. Каждый раз, возвращаясь после этих занятий, мы смотрели друг на друга и думали: нужно ли нам это вообще в таком виде или нет? Поэтому в этом отношении мне даже больше понравился подход в католической церкви. 

Когда мы приняли решение венчаться в католическом храме, моя семья отнеслась к этому с подозрением — они все православные, соблюдают традиции. Но так как это христианская вера, у нас очень мало различий — по сути, если брать какие-то основополагающие моменты, это одно и то же. В итоге они были не против.

В католическом храме при венчании людей из двух разных конфессий существует условие, что дети должны быть крещены в католической вере. Муж был не против, чтобы наша дочь была крещена в православной вере, так как мы живём в Российской Федерации, говорим на русском языке, и иметь другую конфессию, живя и работая здесь, может быть проблематично. Поэтому мы съездили в католический храм и получили официальное разрешение на то, чтобы крестить детей в православную веру, несмотря на то обязательство. Я по этому поводу очень переживала.

Инна Сиротина, коуч:


Я крещена в католической церкви в польских традициях. Для меня религия — это прежде всего семейные ценности, уважение к старшим. Религиозные праздники мы, как правило, праздновали дома. Я также близка к славянским традициям, для меня религия — это ещё и вера в природу. Родилась и воспитывалась я в Казахстане и одинаково уважительно отношусь как к мусульманам, так и к христианам. Опыта общения с людьми других религий у меня нет.

Мой муж православный, и для него православные традиции имеют большее значение, чем для меня традиции моей религии. Он держит Великий пост, ходит в церковь на религиозные праздники, я иногда составляю ему компанию. Мы женаты, религиозного обряда не было, но в будущем я бы очень его хотела. Пока что мы это с мужем не обсуждали.

Дочь мы воспитываем в православных традициях, но также рассказываем ей и о религии моих предков. Мы крестили её в православной церкви в Барселоне, батюшка разрешил мне присутствовать при таинстве крещения, несмотря на то, что я католичка. Я тоже считаю, что мы христиане и у нас одна вера. Для меня Бог-Творец един, и я не вижу разницы в католической и православной вере.

Трудностей из-за разных религий у нас нет — напротив, мы два раза в год празднуем Рождество, Пасху, если она не совпадает по датам, как в этом году (а если совпадает, то это двойной праздник). Я пеку не только куличи по православным традициям, но и маковые булочки, как пекла моя польская бабушка. Семья и друзья в нашем случае воспринимают нас похожими, ведь в наших религиях нет большой разницы. Мне важно, чтобы в семье было взаимное уважение, и в этом случае нет разницы ни между людьми разной национальности, ни между людьми разной веры.

Автор: Александра Савина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.