вторник, 30 мая 2017 г.

"Вакцины стали заложниками хорошего качества": обстоятельное интервью о прививках

Нам [журнал "Нет это нормально"] часто пишут читатели с просьбой сделать подробный и внятный материал о прививках, о которых мы стараемся говорить со всеми педиатрами, которые дают нам интервью. Так вот, мы наконец сделали это. Мы взяли интервью у педиатра Суламифь Вольфсон и поговорили с ней о прививках, антипривичниках и других явлениях, сформировавшихся вокруг вакцинации. Получилось очень круто, обязательно почитайте и передайте дальше.

НЭН: Давайте сразу начнем вот с чего: многие медики отказываются прививать своих детей и открыто говорят об этом в своих интервью, книгах, да и просто на консультациях. Скажите, среди ваших коллег много антипрививочников? Это веяние – врач, не прививающий своих детей?

Суламифь Вольфсон: Статистики на эту тему у меня нет, поэтому все, что я могу сказать – это только мое личное мнение. С моей точки зрения, врачей, которые говорят и пишут о пользе и необходимости вакцинации, гораздо больше, чем тех, кто агитирует против.

Ну а если говорить о веяниях, так массивный отказ от прививок – и среди врачей, и среди родителей – начался отнюдь не сегодня, а еще в 70-е годы прошлого века. Скорее сегодня, благодаря большому выбору различных вакцин, антипрививочников становится меньше.

НЭН: Вы как врач и как человек – за вакцинацию? Говорите ли вы с родителями своих маленьких пациентов о прививках?

Суламифь Вольфсон: Странный вопрос. Нельзя быть как врач за прививки, а как человек против, это лицемерие. Я сторонник вакцинации, мои дети привиты, и да, конечно, я говорю о прививках со всеми, кто хочет это слушать.

Должна честно признаться, активной агитации не веду. Я рассказываю то, что знаю, отвечаю на вопросы, но не настаиваю на каком-то конкретном решении и не осуждаю, и не ругаю тех, кто от вакцинации отказывается.

НЭН: Родители малышей сами часто спрашивают вас о вакцинации? Какой самый частый вопрос о прививках, который задают родители?

Суламифь Вольфсон: Да, это одна из самых актуальных тем о детях до года. Второй, столь же актуальной, темой являются, кстати, вопросы прикорма. Самый частый вопрос… Вероятно, "где лучше прививаться?" и "какая вакцина самая лучшая?".

НЭН: Сейчас многие родители выбирают вакцинацию по индивидуальному графику – даже если ребенок абсолютно здоров. Это нормально, разумно? Или вы считаете, что оптимально прививать ребенка по календарю вакцинации?

Суламифь Вольфсон
Суламифь Вольфсон: Если понимать под индивидуальным графиком тот же самый национальный календарь, но смещенный на год или более – это, на мой взгляд, не очень хорошо. Ребенок, в этом случае, рискует заболеть в самый уязвимый период, а частоту осложнений и поствакцинальных реакций откладывание прививок не снижает, а наоборот, повышает.

В остальных случаях календарь вакцинации не противоречит индивидуальному графику, одно другого не исключает. Более того, даже если ребенок прививается в обычной поликлинике, строго в соответствии с календарем вакцинации, – его график в итоге станет индивидуальным! Потому что здесь прийти не смогли, там зубы прорезывались, решили чуть подождать, потом был отпуск или каникулы – и какие-то прививки все равно немного смещаются.

Могу добавить, что с моей точки зрения, вакцинацию по российскому национальному календарю имеет смысл дополнять некоторыми другими прививками – от гемофильной палочки, от менингококка, от ротавирусной инфекции и т.д. Это всегда оговаривается и обсуждается индивидуально. Тоже индивидуальный график получается.

НЭН: Много споров вокруг БЦЖ. Некоторые считают, что смысла в ней в XXI веке не очень-то много. Что вы думаете на этот счет?

Суламифь Вольфсон: Факты:
  • ВОЗ считает туберкулез одной из 10 ведущих причин смерти в мире, причем 95 процентов случаев смерти от туберкулеза происходит в странах с низким и средним уровнем дохода;
  • В РФ общая заболеваемость туберкулезом около 60 человек на 100 тысяч населения (для того, чтобы не делать БЦЖ, необходима заболеваемость менее 5 человек на 100 тыс населения);
  • До 15 процентов больных туберкулезом одновременно страдают и от ВИЧ-инфекции. Предполагается, что число таких пациентов в РФ будет расти.
По-моему, этого достаточно. Можно также отметить, что от туберкулеза, помимо РФ, бывших республик СССР и стран Варшавского договора, прививают еще в Сингапуре, Японии, Южной Корее, Франции, Кипре, Монако, ОАЭ, Аргентине и т.д.

Сама вакцинация обычно переносится хорошо, проблемы могут быть связаны только с нарушением техники введения вакцины. Ее надо вводить строго внутрикожно, иначе могут возникать осложнения. Поэтому – на мой взгляд! – лучше всего делать БЦЖ в роддоме, где рука у медсестер набита именно на эту прививку.

НЭН: Среди родителей бытует мнение, что комплексные вакцины, вроде АКДС, самые жуткие, и поэтому надо ставить их как можно позже. Прокомментируйте, пожалуйста, эту позицию и скажите, как правильно?

Суламифь Вольфсон: Мне кажется, что это уже слегка устаревший миф. Сегодня многие родители неоднократно уже читали и хорошо знают о том, что использование комплексных вакцин имеет целый ряд преимуществ перед моновакцинами:
  • Сокращается количество визитов к врачу;
  • Уменьшается количество болезненных инъекций;
  • Число осложнений и поствакцинальных реакций при использовании комплексных вакцин меньше, чем эти показатели при использовании моновакцин, входящих в состав комплексной вакцины.
Другой вопрос, что, например, клеточная вакцина от коклюша, входящая в состав вакцины АКДС является весьма реактогенной. Соответственно, высокая реактогенность АКДС обусловлена не тем, что это вакцина комплексная, а тем, что там коклюшный компонент клеточный. Комплексные вакцины, в которых коклюшный компонент бесклеточный (Инфанрикс, Пентаксим и т.д.) переносятся лучше, чем АКДС. Несмотря на комплексность.

НЭН: Нужно ли сдавать анализы всякий раз перед прививкой?

Суламифь Вольфсон:  Нет.

НЭН: Какие состояния в целом здорового ребенка считаются показаниями к медотводу от прививок?

Суламифь Вольфсон:  Острые инфекционные заболевания являются временным медотводом от вакцинации, на 2-4 недели. Хронические заболевания – в период обострения! – тоже являются временным медотводом. Для вакцинации против гепатита В постоянным медотводом является аллергическая реакция на дрожжи; для вакцинации против гриппа и против кори-краснухи-паротита – анафилактическая реакция на белки куриного яйца и непереносимость аминогликозидов. Также противопоказанием к вакцинации являются сильные реакции (температура выше 40 гр. С и/или отек/покраснение в месте инъекции больше 8 сантиметров) и поствакцинальные осложнения на введение предыдущей дозы той же вакцины.

НЭН: Можно ли делать прививки детям с неврологическими заболеваниями? А тем, у кого диагностированы РАС?

Суламифь Вольфсон: Можно и нужно. При неврологических заболеваниях необходимо добиться максимальной ремиссии, выйти из обострения – потом прививать. Расстройства аутистического спектра вообще не являются противопоказанием к вакцинации.

Это вечный камень преткновения, я понимаю. Ребенок серьезно болен, а тут еще и прививка! "Зачем нагружать организм, зачем рисковать?!" Сомнения родителей понять можно, но… как ребенок с эпилепсией перенесет коклюш, с его изматывающим спастическим кашлем, от которого даже здоровые дети порой в больницу попадают? Как ребенок-аутист, который и родителей-то к себе почти не подпускает, перенесет госпитализацию в инфекционное отделение из-за тяжелой бактериальной пневмонии?

Это звучит шокирующе, но дети с хроническими заболеваниями нуждаются в вакцинации сильнее, чем здоровые. Именно потому, что они – с эпилепсией, астмой, аритмией, хроническим пиелонефритом и т.д. – относятся к группе риска, и любая инфекционная болезнь для них опаснее, чем для изначально здорового ребенка.

НЭН: Как правильно подготовить ребенка к прививке?

Суламифь Вольфсон: Оставить его в покое. Никакой специальной подготовки не требуется. Исключение – некоторые хронические заболевания, но в этом случае подготовкой занимается врач, который наблюдает ребенка.

НЭН: Что спросить у педиатра перед прививкой и как вести себя в процедурном кабинете?

Суламифь Вольфсон: Вначале надо обсудить с врачом график прививок для малыша и уточнить все интересующие вопросы: надо или не надо делать ту или иную прививку, почему, как можно сочетать разные вакцины и т.д. Непосредственно перед вакцинацией надо:
  • уточнить, какие возможны поствакцинальные реакции;
  • что делать в случае возникновения поствакцинальной реакции;
  • какие могут быть осложнения, на что обратить внимание и что делать, если состояние ребенка вызывает тревогу;
  • когда нужна будет следующая прививка.
Можно – при желании – посмотреть упаковку вакцины и саму ампулу, проверить дату выпуска и срок годности.

Если прививку делают в поликлинике, все данные о ней будут занесены в карту. В частных центрах должны выдавать сертификат вакцинации – небольшую книжечку, где будет вся информация о сделанной прививке.

В процедурном кабинете ребенок обязательно должен находиться вместе с родителем. Малышей можно и нужно брать на руки во время проведения прививки; можно приложить кроху к груди или дать что-то вкусное из бутылочки, чтобы отвлечь от происходящего и уменьшить стресс.

НЭН: Какие прививки помимо тех, что находятся в календаре, вы считаете обязательными? Нужно ли, например, прививать малышей от ротавирусной инфекции или ветрянки?

Суламифь Вольфсон: С моей точки зрения – да. А также обязательно сделать прививку от гемофильной палочки – она, вместе с пневмококком (эта прививка теперь внесена в наш календарь вакцинации!), является самым частым бактериальным возбудителем отитов, бронхитов, пневмоний и менингитов у детей до 5 лет.

Неплохо, – а для детей, которые идут в детский сад или школу так и очень желательно – делать прививку от менингококковой инфекции. Для тех, кто живет или собирается поехать в зоны с очень теплым/жарким климатом, будет актуальна еще и вакцинация от гепатита А.

Важным для многих – живущих или собирающихся в эндемичную зону – будет вакцинация от клещевого энцефалита.

Часто спрашивают зачем нужны дополнительные прививки:
  • Ротавирусная инфекция – вирусная кишечная инфекция, которой болеют в осенне-зимний период маленькие дети. Высокая температура, рвота, понос – и все это на 5-7 дней. При сильном обезвоживании возможен летальный исход; при разумном выпаивании все обычно заканчивается хорошо. Прививка защищает от ротавирусной инфекции, но не предотвращает других вирусных кишечных инфекций (норовирус, энтеровирус и т.д.);
  • Ветряная оспа – "безобидная" детская инфекция, которая может, хоть и нечасто, давать очень серьезные неврологические осложнения;
  • Гепатит А – вирусная кишечная инфекция, проходит самостоятельно, но требует полной изоляции на 60 дней.
Про клещевой энцефалит и менингококковую инфекцию и так все понятно, это чрезвычайно тяжелые болезни.

НЭН: Страх поствакцинальных осложнений сейчас – одна из самых горячих тем родительства. Часто говорят, что врачи отказываются их признавать. Как тогда понять, что есть поствакцинальные осложнения, как правильно на них реагировать и где получить достоверную статистику о случаях их возникновения?

Суламифь Вольфсон: Да, это серьезная проблема. Я бы разбила ее на три части:

Отличаем поствакцинальное осложнение от нормальной поствакцинальной реакции. Поствакцинальное осложнение – это серьезное поражение, типа энцефалита или анафилактического шока. Поствакцинальная реакция – это повышение температуры (до 400С), отек, покраснение и болезненность в месте инъекции, после вакцинации от кори-краснухи-паротита – еще и "болезнь в миниатюре", на 5-14 день после прививки. Поствакцинальные осложнения бывают редко, требуют особого ведения, наблюдения и контроля. Поствакцинальные реакции – бывают часто и являются признаком нормального течения постпрививочного этапа, ничего особенного не требуют. Достаточно 1-2 раза дать жаропонижающее, и все проходит.

Некоторые заболевания манифестируют именно в период активной вакцинации. Из нашумевшего – аутизм, первые признаки которого появляются обычно в 1,5-2 года, как раз к тому времени, когда заканчивается интенсивная вакцинация первого года. Естественно, что родители связывают прививки и возникновение аутизма. Другой вариант – спинальная мышечная атрофия. У этого заболевания – наследственного, то есть врожденного, обусловленного поломкой в генах, – много различных форм. Часть из них становится заметна в 1-2 года, совпадая с вакцинацией. Вся сложность в том, что эти болезни – хоть и начинаются после прививок – никак с вакцинацией не связаны, вообще.

Существует четкий перечень поствакцинальных осложнений, описаны действия врачей в этом случае. К сожалению, на практике часто бывает так, что медики не хотят с этим связываться и отправлять необходимые бумаги дальше по инстанциям. Это связано с большим количеством взысканий и штрафов не по делу, врача слишком часто делают крайним. И да, это очень большая проблема, от которой страдают и сами медики, и их пациенты.

Таким образом, с одной стороны, имеет место гипердиагностика поствакцинальных осложнений, когда совершенно другие состояния расцениваются как тяжелая аномальная реакция на прививку. С другой стороны, у родителей нет уверенности в том, что врач диагностирует и зафиксирует настоящее поствакцинальное осложнение.

НЭН: Как вы думаете, почему идеи антипрививочников сейчас так популярны и так быстро распространяются?

Суламифь Вольфсон: Мне кажется, – у меня нет достоверной статистики на эту тему! – что сейчас количество антипрививочников стало несколько меньше. Тут играет свою роль и активная просветительская работа, и наличие разных хороших вакцин, и возможность многократно обсудить и проверить свои сомнения в интернете. 

Печально, но важным стимулом к вакцинации является информация о реальной опасности заразиться: несколько лет назад, когда в Таджикистане, откуда многие приезжают в РФ на заработки, вспыхнул полиомиелит, москвичи начали так активно прививать своих детей от этого заболевания, что некоторое время ощущался дефицит этих вакцин в городе.

НЭН: Вы слышали про инициативу австралийских властей – не пускать непривитых детей в сады и лишать пособий родителей? Как думаете, это действенная мера?

Суламифь Вольфсон: Да, действенная, вне всякого сомнения. Полагаю, что на здоровье жителей Австралии эта инициатива скажется наилучшим образом.

Но… рискуя навлечь на себя неодобрение более активных, в плане вакцинаторства, коллег, я бы не хотела введения подобных мер в РФ. Да, я руками и ногами за вакцинопрофилактику. Да, детей (и взрослых!) надо прививать. Но принимать это решение каждый человек должен сам. Я боюсь, что в России официальное принуждение к вакцинированию станет причиной массовых злоупотреблений, появления фальсифицированных документов и т.д, что, в конечном итоге, принесет больше вреда, чем пользы.

НЭН: Можно ли вообще как-то повлиять на сознание людей и донести до них важность идеи вакцинации? Ведь сведения об исследованиях, которые опровергают связь прививок с аутизмом, почему-то многие подвергают сомнениям, а странные антипрививочные фильмы, вроде того, который приписывают Роберту де Ниро (а на самом деле его снял Эндрю Уэйкфилд, врач, лишенный лицензии за подтасовку результатов исследования как раз о связи вакцинации и аутизма), наоборот – поддерживают. Почему науке не верят?

Суламифь Вольфсон: Это вопрос уже не ко мне, а к этнографам и социологам. Я не знаю, почему сегодня отношение к науке – любой – стало местами похоже на отношение к волшебству, причем недоброму. Излишне быстрый технический прогресс?

Что же касается вакцинации, то о необходимости укреплять доверие к вакцинам пишут и у нас, и за рубежом. Разрабатываются специальные методики, которые позволяют уменьшить число антивакцинаторов: здесь и увеличение количества понятной и доступной информации, и создание приложений, позволяющих вести свой календарь вакцинации, и многое другое. К сожалению, одним из наиболее эффективных способов является красочное описание болезней, от которых защищают прививки. 

Мне не нравится запугивание, но вакцины стали заложниками своего хорошего качества: люди забывают о том, как заразна может быть корь, как опасна дифтерия, что такое коклюшный кашель у грудного младенца… Болезни где-то там, далеко, а прививка – вот она, близко, лучше и безопаснее от нее отказаться. Но стоит где-то вспыхнуть хоть намеку на эпидемию, как количество антивакцинаторов резко сокращается.

НЭН: Так или иначе, в современном мире прививки – это вопрос выбора. А как на самом деле с вакцинацией обстояли дела в СССР? Тогда тоже можно было добровольно отказаться (не по состоянию здоровья) от прививок?

Суламифь Вольфсон: Нет. Медицина в СССР была максимально патерналистской, поэтому не делать прививки можно было только на основании медицинских противопоказаний. Однако временных противопоказаний было заметно больше, чем сегодня, а врачи охотно шли навстречу родителям, давая медотвод там, где это было ненужно. Потом началась перестройка, уровень охвата вакцинации упал еще больше – и, в итоге, в РФ началась эпидемия дифтерии.

НЭН: Если тенденция отказа от прививок сохранится, какое эпидемиологическое будущее нас ждет?

Суламифь Вольфсон: Такое же, как сейчас. Мы читаем о вспышках кори, менингита, полиомиелита там, где по каким-то соображениям люди отказывались от прививок. Как только такая вспышка фиксируется, в этом регионе начинается усиленная кампания по вакцинации, причем стимулируют ее как сами медики, так и население. Люди – ранее отказывавшиеся от прививок! – спешат привить детей. Ведь болезнь оказалась близко – и из какой-то мифической опасности, стала опасностью вполне реальной.

Так что я не думаю, что человечеству в целом или, даже, какой-то отдельной стране будет что-то угрожать. Другое дело, что избавиться, например, от кори полностью, так, как избавились от черной оспы, получится, вероятно, еще не очень скоро.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.