четверг, 15 сентября 2011 г.

Антикультовые движения в России

Долго не хотел писать об антикультовой сфере деятельности в России, но открытая лекция в самарском госуниверситете подталкивает к написанию данной заметки. Фактически ранее в своих заметках описал практически все "заинтересованные группы" по культовой проблеме, кроме самых ключевых - от тех кто помогает покинуть в культ: консультантах по выходу, ученых и сектоведах.

Описывать отечественное антикультовое движение достаточно сложно, т.к. оно многолико, противоречиво и еще молодое. Здесь переплетены интересы десятков известных ученых, юристов, политиков, бизнесменов и консультантов, политика и волонтерство, и как бы ни было странно - интриги и конкуренция.

Я занимаюсь культами больше 10 лет и у меня сложилось мнение, что "Антикультового движения в России, как такового нет". Есть несколько больших групп специалистов и одиночек, каждый из которых пытается решить проблему культов "своим единственным  правильным способом". 

Только "расследования" культистов и представителей НРД описывают отечественное "антикультовое движение", как некое "целое", которое организовано борется с "истиной, свободой вероисповедания, Конституцией и ..." всем остальным.

По одним "исследованиям" я религиозный православный фанатик, по другим бунтующий безбожник-атеист, а по третьим "представитель мирового инопланетного правительства на Земле". Если такая "каша в голове" у наших оппонентов, то представляете каково приходится клиентам?

Отсюда многочисленные мифы о наличии в нашем государстве "центров помощи пострадавшим от культов", "законов запрещающих секты", "тысяч психологов работающих бесплатно" и т.п. Все это является последствием того, что в России нет "антикультового движения" как такового и слабые светские научные школы.


Формально российское антикультовое движение можно разделить на 2 части:
  1. Представители традиционных религий и "верующие психологи";
  2. Светские специалисты и ученые.
Если Вы помните мою заметку "Традиционные религии и культы", то наиболее активную и доминирующую позицию в борьбе с культами занимает Российская Православная Церковь МП. По сравнению с ней, все остальные традиционные религии в РФ, практически не занимаются проблемой культов и сект.

У РПЦ МП есть много проблем из-за внутренних изменений и перестроек, вызванных сменой Патриархов, времени и поколений духовенства. Часть этих проблем сильно отражаются на антикультовой деятельности РПЦ МП.

Даже у РПЦ МП нет единого антикультового блока. Есть большая группа специалистов объединившаяся под руководством А.Л. Дворкина и менее крупная группа специалистов под руководством О.В. Стеняева (другие небольшие группы будут описаны в отдельных заметках  когда-нибудь). Между ними эпизодически вспыхивают яркие споры и конфликты, а так же идет тихая конкуренция за ресурсы РПЦ МП.

Моя первая и пока единственная встреча
с А.Л. Дворкиным в живую на первой конференции
FECRISв России
(там же произошли выборы нового вице-президента)
При этом общественность очень часто путает группу специалистов Дворкина со второй частью антикультового движения - "Светские специалисты и ученые". 

Это вызвано из-за частых "журналистских ошибок" и сложных процедур членских выборов в FECRIS (крупнейшая европейская научная светская организация изучающая работу сект и культов). 

А.Л. Дворкин в некоторых передачах позиционировал себя (или неправильно написали журналисты), как светского специалиста и профессора, но при этом он (цитирую википедию): 
Занимает должность заведующего кафедрой сектоведения Миссионерского факультета ПСТГУ. 
Президент антисектантских организаций «Российская ассоциация центров изучения религий и сект» (РАЦИРС) и «Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского» (ЦРИ), созданных по благословению Патриарха Алексия II.
Дословно - возглавляет и работает в не светских религиозных организациях и к тому же является православным христианином (т.е. верующим).

Однако несколько лет назад А.Л. Дворкин стал первым российским специалистом, который занял руководящий и ответственный пост вице-президента в FECRIS (чуть позже ему удалось возглавить благодаря хорошему лоббированию религиоведческий экспертный совет при МинЮсте РФ и оказать влияние на его кадровый состав). Российское вице-президентство в Fecris продемонстрировало обеспокоенность ученых Евросоюза активным ростом культовых групп на территории РФ.

Чтобы занять эту должность нужно соответствовать требованиям FECRIS, которая является светской организацией. Отсюда и пошли определенные действия, которые приводят к тому, что "РАЦИРС" и группу специалистов-исследователей культов (сектоведов) под руководством Дворкина, путают со светскими специалистами и учеными. Дополняет путаность и управление советом при МинЮсте РФ. 

Нужно понимать, что "руководство" группой ученых  носит условный характер. Некоторые утверждают, что все вопросы решаются единолично и с одобрения начальства. Некоторые мои знакомые православные специалисты из группы Дворкина более склонны к характеристике "Первый среди равных".

С другой стороны есть несколько крупных светских ученых и специалистов по антикультовой деятельности, которые сформировали вокруг себя группы экс-культистов и психологов. У светских специалистов часть групп носит закрытый характер, т.к. в них состоят представители государственных организаций, обслуживающих силовой блок нашей Родины. Другие группы специалистов это больше научные кружки или сообщества, которые занимаются рядом направлений антикультовой деятельности, где сама "борьба с культами" стоит не на первом месте.

Многие клиенты испытывают шок и недоразумение из-за деятельности ряда психологических профессиональных ассоциаций, куда входят некоторые известные светские специалисты по культам. В этих ассоциациях активно действуют представители нетрадиционных течений и сект. Подобные сочетания "красивой вывески", известного антикультового специалиста и в соседней секции ассоциации - "шаманства с общением между духами", привносит определенную дезориентацию.

Часть светских специалистов по культам обслуживает судебные дела спецслужб по запрету тех или иных деструктивных культов и сект, что отнимает у них до 2/3 времени. Другие участвуют в веб-проектах, волонтерстве и ведут небольшую частную практику.

Если приблизительно сравнивать "верующих специалистов-борцов с культами" со "светскими специалистами-учеными", то соотношение приблизительно такое (субъективно):
  1. Представители традиционных религий и "верующие психологи" - около 600 человек, из которых часто сталкиваются в своей работе с культами около 300 человек и 50 специалистов, которые специализируются только на культах и сектах;
  2. Светские специалисты и ученые - около 100 человек, из которых часто сталкиваются в своей работе с культами около 30 человек и 7 специалистов, которые специализируются только на культах и сектах.
Если между религиозными антикультовыми группами специалистов идет борьба за ресурсы, внимание, политическое влияние и сотрудничество с государством, то у светских специалистов все намного хуже. Это лес "башен из слоновых костей", где ученые занимаются личными научными изысканиями, публикациями и грантами. Немногие из них обмениваются информацией, проводят совместные (очень редкие) конференции на эту тематику, сообща помогают пострадавшим от культов и т.п. Между ними тоже происходят конфликты и яркие споры.

Я и Евгений Волков на его
серии круглых столов в Самаре,
которые  провели мои друзья
историки-религиоведы из ПГСГА.
Условно можно выделить наиболее активную группу светских специалистов в России: это поволжская группа Е.Н. Волкова (к которой я себя отношу с превеликим удовольствием). И конечно есть одиночки, которые общаются со всеми, но сфокусированы только на своих делах и проблемах.

К сожалению объемы данной заметки не позволяют описать более подробно "российское антикультовое  движение". Позже я напишу отдельные обзоры по светским и религиозным антикультовым движениям в России.

Хочется обязательно отметить несколько важных моментов:

Есть разные профессиональные  точки зрения на культовую проблему в нашей стране. С одной стороны есть "ястребы", которые выступают за постоянную борьбу и закрытие культов, запрет их практик и т.п. С другой стороны есть т.н. "исследователи" (например группа Волкова), которые считают, что культы являются частью общества и необходимо заниматься не "борьбой" с ними, а выстраиванием научной психологической светской школы (которая на настоящее время полностью игнорирует проблему культов), разработкой стандартов, методологий. Заниматься информированием общества об опасности культов и психологического насилия, просветительской деятельностью, а так же обучать специалистов правоохранительной системы для работы с проблемой психологического насилия.

Религиозные группы антикультистов предпочитают громкие публичные акции по отношению к культам, пресс-релизы, громкие заявления и т.п. 

Светские группы антикультистов предпочитают анализировать и "складировать информацию", заниматься обучением и агитацией в профессиональной среде, а так же способствовать юридическим процессам против культов.

Есть большое непреодолимое различие между светскими и религиозными специалистами.  Религиозные специалисты часто рассматривают вред нанесенной психике "жертвы", последствия культовой деятельности и процессы вербовки, как захват контроля над человеком "бесами", искушение или морального-нравственное разложение, безверие, ересь, прозелитизм и т.п. Значимая часть их помощи концентрируется на вере, религиозных ритуалах и молитвах. Многие из них считают, что переход в традиционную религию это единственная возможность обрести психологическое здоровье и самостоятельность вне секты.

Светские специалисты подходят к проблеме культов с позиции фактов, критического мышления, научных психологических теорий и исследований. Они не используют понятие "высших духовных сил", которые определяют действия и поведение человека. Это очень важное различие, которое проводит четкий водораздел между этими двумя группами антикультового движения.

Столь разные подходы и независимость некоторых лидеров групп, приводит к тому, что светские и религиозные специалисты практически не общаются между собой и не обмениваются информацией. В основном выстраиваются несколько личных контактов с несколькими представителями другой стороны и все. Я например лично видел переписку, как одни известные люди со стороны религиозных консультантов писали письма о некоторых группах светских специалистов в FECRIS, что "те давно стали проводниками культовых интересов и т.п." Или например в ряд профессиональных ассоциаций принципиально не допускаются атеисты, которые не могут получить положительных рекомендаций у "религиозных коллег", которые возглавляют филиалы профессиональных ассоциаций в РФ. 

Религиозные специалисты стараются не приглашать светских (особенно атеистов) специалистов на свои семинары и конференции, не замечают их методик, исследований и работ.

И тут конкуренция, интриги и раздробленность. ;(

Частично это вызвано тем, что со стороны общества и государства крайне слабый запрос на антикультовую борьбу. Я уже писал в ряде своих заметок, что у государства много других проблем, которые более значимы в настоящем времени. Соответственно за малый государственный спрос борются ряд антикультовых групп. Основную массу розничного спроса формируют родственники "жертв" деструктивных культов и сект, которые ищут "быстрого и верного лекарства от всего".

Не все так плохо и печально. Несмотря на раздробленность и отсутствие научного взаимопонимания, антикультовые группы понимают важность и значимость проблемы деструктивных культов и сект. В этом вопросе есть полное согласие и поддержка. И те и другие понимают, что тоталитарные секты и культы это проблема, которая требует постоянного изучения и противодействия (не путать с запретами и т.п.). Обе группы пытаются растормошить сонное общество и слабое государство.

Есть тенденция. Если взять последние 15 лет и проанализировать субъективно уровень и качество антикультовых мероприятий, научных изысканий и государственного контроля, то лично я могу констатировать общее ухудшение. Антикультовое движение не растет и не пополняется новыми учеными или исследователями. Все сконцентрированы либо на борьбе за "правильность своего подхода", либо на проблемах собственных научных исследований. Очень мало кто из молодых специалистов готов изучать проблему культов из-за дороговизны научных изысканий и супервизии.

Неудивительно, что мы наблюдаем бурный расцвет отечественных культов и сект, которые вышли из инкубационного периода. 

P.S. Я старался написать эту заметку максимально взвешено и не предвзято, но при этом реалистично показать проблемы российского антикультового движения. Тема очень сложная и специфичная. Мое личное отношение более пессимистично по отношению к части представителей обоих крыльев "антикультистов", но моя задача не была "рассказать о плохих", а обозначить важные для меня проблемы в целом. Возможно, что-то я не совсем правильно и корректно описал. Готов обсудить.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.