четверг, 30 января 2014 г.

Тяжкие преступления и проступки в Саентологии

Некогда Джефферсон Хоукинс был ведущим специалистом Саентологической церкви по маркетингу и помог ей добиться наибольших результатов с помощью знаменитых телевизионных рекламных роликов "с вулканом" в 1980-х годах. Он поведал историю о том, как пришел в организацию и ушел оттуда, в замечательных книгах "Поддельные мечты" (Counterfeit Dreams) и "Уход из Саентологии"(Leaving Scientology), а сегодня он поможет нам понять вывернутый наизнанку мир Саентологической этики.

Мы с нетерпением ждали сегодняшнего эпизода нашей беседы, Джефф. Понятие справедливости в Саентологии тоже выглядит странно.

ДЖЕФФЕРСОН: Мы уже приближаемся к концу книги "Введение в Саентологическую этику". На этой неделе мы поговорим о главе 12. Она называется "Кодексы Саентологического правосудия и их применение". Основную часть главы составляют очень длинные списки поступков, которые в Саентологии считаются предосудительными.

В каком-то смысле, мы вернулись к началу. Если вспомнить первые главы книги, в них Хаббард убеждал нас, что старые определения этики неверны, и что до сих пор изучение этого предмета порождало только путаницу и отчаяние. Единственное решение, настаивает он, — изучить саентологические принципы определения "этичных" и "неэтичных" поступков. И вот, в этой главе мы находим подробный перечень поступков, которые в Саентологии считаются нарушениями этики. Это дает нам очень интересную перспективу на то, что в мире Саентологии считается самым серьезным преступлением.

ОРТЕГА: Расскажи нам об этом.

ДЖЕФФЕРСОН: Всем, кто хочет получить полное представление, следует прочесть эти списки от начала до конца. В них в буквальном смысле сотни нарушений, и это увлекательная возможность заглянуть в сознание саентологов. Существуют четыре категории: 
  1. "Ошибки", 
  2. "Проступки", 
  3. "Преступления",
  4. "Тяжкие преступления" — они также именуются "подавляющими действиями".
"Ошибки", как сообщает нас Хаббард, — это…
…незначительные упущения или погрешности, допущенные ненамеренно. К ним относятся:
Оплошности в одитинге.
Незначительные искажения технологии или оргполитики.
Маленькие ошибки при супервизировании.
Незначительные ошибки или упущения в исполнении обязанностей.
Административные ошибки или упущения, которые не приводят к финансовым потерям или потере статуса начальника или его репутации.

ОРТЕГА: Иными словами, пока ты не теряешь деньги, все в порядке.

ДЖЕФФЕРСОН: И пока ты не подводишь начальника. Эти темы снова и снова повторяются в списках. Лучше не терять деньги и не вредить репутации начальников!

Следующий уровень — "Проступки". Если в качестве примеров ошибок Хаббард перечислил пять вещей, то список проступков включает в себя 47 пунктов. Начинается он так:
  • Неподчинение.
  • Невежливость и несоблюдение субординации.
  • Ошибки, приводящие к финансовой потере или потере потока публики.
  • Действия или бездействия, приводящие к потере статуса начальника или к его наказанию.
  • И еще 43 пункта в том же духе.
Сразу бросается в глаза, что в этих списках Хаббард мешает в одну кучу несколько разных вещей: 
  • уголовный кодекс, 
  • нравственный кодекс, 
  • кодекс профессиональной и деловой этики. 
Он использует уголовную лексику (проступок, преступление), но многие перечисленные моменты касаются повседневных аспектов управления организацией, что характерно для кодекса профессиональной и деловой этики. Однако в настоящем кодексе профессиональной этики этичное поведение обычно формулируется применительно к клиентам, о которых в списках Хаббарда нет ни слова. В саентологической организации, которая представляет собой весьма иерархическую, авторитарную структуру, "этичное поведение" не имеет отношения к честному или правильному обращению с клиентами. Оно связано исключительно с исполнением приказаний и хождением по струнке. Такие моменты, как неподчинение приказам, неповиновение или неисполнение своих обязанностей считаются более серьезными нарушениями. Невежливость по отношению к начальнику, например, называется "проступком". Невежливость по отношению к клиентам даже не упоминается.

ОРТЕГА: Проступок — сильное слово для описания невежливости. Обычно в американской практике проступками называют такие вещи, как мелкая кража, вандализм, публичное употребление наркотиков или алкоголя, нападение без отягчающих обстоятельств, нарушение общественного порядка и т. п. Что же Саентология расценивает как преступление?

ДЖЕФФЕРСОН: Список "преступлений" еще больше, 83 пункта. Он включает в себя такие моменты:
  • Неисполнение срочных и жизненно важных приказов, когда это приводит к ухудшению репутации в глазах публики.
  • Создание ситуации, когда Саентология или саентологи подвергаются риску.
  • Получение одитинга, будучи потенциальным источником неприятностей.
  • Кража.
  • Нанесение увечий.
  • Подталкивание к нарушению субординации.
  • Подстрекательство на местном уровне к мятежу против руководителя.
  • Распространение слухов, вредящих вышестоящим по должности саентологам.
  • Отказ поддержать дисциплину.
  • Перегрузка руководителя работой из-за пренебрежения своими обязанностями.
И вновь мы видим акцент на проступках против организации или руководителей, а не нечестном или грубом обращении с сотрудниками или клиентами. Все сводится к тому, чтобы удержать людей в повиновении и защитить организацию. Итак, это более серьезные проступки, но не самые тяжелые — последние именуются Тяжкими Преступлениями или Подавляющими Действиями.

ОРТЕГА: За такие вещи вас могут объявить ПЛ! Расскажи нам о них.

ДЖЕФФЕРСОН: Полный список включается в себя 129 пунктов — все, что может привести к объявлению вас ПЛ. Интересно, что с течением времени этот список увеличивался в размерах. Хаббард объявлял тот или иной проступок Тяжким Преступлением, и его вносили в список. Однажды он заявил, что нарушение десяти пунктов, перечисленных в директивном письме "Сохранение действенности Саентологии", — это тяжкое преступление. Но один из этих пунктов — "знать, что она [технология] правильна". Получается, если ты не знаешь, что саентологическая технология правильна, ты тем самым виновен в подавляющем действии! Подобным же образом в список попало много странных вещей. 

Например, если Супервайзор Курса не проводит утром перекличку своих студентов, теперь это считается тяжким преступлением. Если ты пропустишь слово, которое не понимаешь, это тяжкое преступление.

ОРТЕГА: Неслабый список. Но разве он не включает в себя и такие вещи, как критика Саентологии? Обычно людей объявляют ПЛ именно за это.

ДЖЕФФЕРСОН: Да, в этом списке много подобных пунктов:
  • Публичное отречение от Саентологии или саентологов, находящихся на хорошем счету в саентологических организациях.
  • Публичные заявления против Саентологии или саентологов, кроме тех, которые были сделаны на созванных должным образом комитетах по расследованиям.
  • Дача враждебных показаний в ходе официальных расследований Саентологии с целью подавить ее.
  • Подача гражданского иска против какой-либо саентологической организации или саентолога…
  • Требование полного или частичного возвращения пожертвований…
  • Написание антисаентологических писем в прессу или передача прессе данных, направленных против Саентологии или саентологов.
  • Бездействие, когда нужно уладить ситуацию с человеком, очевидно виновным в подавляющих действиях, либо отречься от него и разорвать отношения с ним.
И так далее. Таким образом, самые тяжкие и серьезные "преступления" в Саентологии — это уход из организации, критика в ее адрес, дача показаний против нее в ходе любого расследования, подача иска против организации и т. п. Думаю, всем очевидно, что этот "этический кодекс" весьма и весьма своекорыстен. Его цель — защитить организацию от разоблачений со стороны посторонних или бывших членов. Перед нами возникает образ организации, которой есть, что скрывать.

Как я уже упоминал выше, эти списки считаются "правовыми кодексами" Саентологии, но в действительности представляют собой смешение нескольких разных вещей: уголовного кодекса, общего нравственного кодекса и профессионального кодекса организации или вида деятельности. И в действительности Саентологический кодекс не дотягивает ни до одного из названных документов. 

Как уголовный кодекс он использует соответствующую терминологию (проступок, преступление), но не включает в себя многие вещи, попадающие в эти категории — убийство, изнасилование, вымогательство, мошенничество, разбойное нападение, — а также прямо запрещает сообщать о каких-либо преступных деяниях внешним властям. 

Как нравственный кодекс он совершенно не дает нравственных ориентиров. 

Как кодекс профессиональной этики он всеми силами защищает организацию и ее руководство, но никоим образом не защищает сотрудников и клиентов, хотя именно последнее обычно является целью кодекса профессиональной этики.

Интересно взглянуть и на то, что в этих списках отсутствует. Вот выборочный список проступков, которые явно отсутствуют в составленных Хаббардом перечнях, однако, с учетом истории организации, должны бы присутствовать в любом реальном списке преступлений:
  • Намеренное введение общественности в заблуждение.
  • Ложь членам организации, общественности или прессе.
  • Сокрытие преступлений, совершенных организацией.
  • Недонесение властям о преступлениях, совершенных членами организации.
  • Переложение вины за ошибки организации на окружающих.
  • Незаконное снятие денег с кредитных карт без авторизации.
  • Разрушение семей.
  • Понуждение или принуждение женщин к совершению абортов.
  • Предоставление некачественных услуг.
  • Насилие над подчиненными.
  • Пренебрежение здоровьем сотрудников.
  • Принуждение сотрудников к сверхурочной работе и лишение их сна или пищи.

И так далее. Думаю, читатели могут значительно дополнить этот список.

ОРТЕГА: Вот это хороший список.

The Underground Bunker, 16.01.2014

Из рассылки "Новости Центра Апологетических Исследований"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.