среда, 11 января 2012 г.

Взгляд психолога на тренинги личностного роста "лайфспринг" и им подобные. Или тренинг для "униженных"

Nov. 4th, 2011 at 11:26 PM

Лет семь, а может быть восемь тому назад, в бытность мою еще студенткой СПбГУ, нас, тогда еще «менеджеров среднего звена», руководство фирмы, в которой я работала, активно агитировало пройти тренинг личностного роста некой московской тренинговой компании «Аватар».

Время тогда было сложное, только что отгремел дефолт, и многие коммерческие организации разорились. В результате повальная безработица, низкие зарплаты,- в общем, полный букет экономического кризиса. И вот директор, вдохновлённый идеей подъема бизнеса, каким-то образом попал на «Лидерскую программу» «Аватара». 

Вернулся с тренинга и началось… 

Незамедлительно последовал массовый «загон» персонала на тренинги. Декларировалось что участие, конечно же, добровольное, но не пойти оказалось крайне сложно. Проводился цикл презентаций, на которых приглашённые тренеры прорабатывали сотрудников долго и методично. Отказаться было почти невозможно. Стоил такой трехдневный «Личностный рост» примерно 200-300$, а зарплаты в среднем по компании в то время составляли 300-500$. 

Хотя явка и была добровольно-принудительная, но я всё-таки выстояла и отказалась. Лично мне на тот момент из презентации не было понятно, что они вообще делают на тренинге, как его проводят и на каких основах он базируется, а отдавать почти месячный заработок за «кота в мешке» не хотелось. Кроме того, ведущие по ходу многочасовых выступлений весьма нелестно отзывались о психологах, в той связи, что, дескать, психологи ничего на практике не умеют, толку от их работы никакого, а вот они (тренеры) – «непсихологи» проводят настоящую работу, которая позволяет людям решить проблемы и в корне изменить свою жизнь. На мое предложение поподробнее рассказать, что же это за «настоящая работа», они загадочно улыбались и предлагали пойти на тренинг.

После этого на следующих выходных 90% нашей фирмы удалилось на тренинг.

Что там творилось на тренинге, сказать не могу, ибо сама не присутствовала, а его участники давали какую-то «нечеловеческую клятву» о неразглашении коммерческой тайны или что-то в этом роде. Как взгляд со стороны могу отметить, что возвращались сотрудники с тренинга в нервозном, взвинченном состоянии, сами на себя порой похожи не были, говорили какими-то штампованными общими фразами, активно зазывали окружающих на тренинг. А на мои просьбы пояснить, что каждый из них конкретно понимает под какой-нибудь общей фразой-лозунгом из серии: «хочешь быть счастливым – будь им», почему-то сказанной в контексте вполне определённой ситуации связанной с работой, они загадочно улыбались и отвечали: 

- Эх, тебе не понять, ты меня поймешь, если сходишь на тренинг.

Оставалось только пожать плечами и дождаться когда волна общего сумасшествия спадёт и люди вернутся к нормальной жизни и работе.

Ещё хочется отметить, что после тренинга каждому участнику наша фирма-работодатель предоставляла дополнительный выходной день. Примерно четверть сотрудников (если не треть) прошедших тренинг, отправлялась после доп. выходного прямиком на больничные с диагнозом ОРЗ, грипп и т.п.

Затем особенно «продвинутые» съездили в Москву на "Лидерскую программу", потом всю нашу фирму в уже открыто принудительном порядке повезли на верёвочный курс для повышения командного духа. Там мы попрыгали в мешках, падали в руки друг друга «на доверие», ну и всё, пожалуй. Через месяц все постепенно успокоились, а через три-четыре и вовсе забыли про это. 

И вот, друзья мои, спустя восемь лет, я включаю первый канал (!!!!) поздно вечером и вижу показательный тренинг некоего Владимира Герасичева. Уже с первых минут стало ясно, что это за «тренинг». Характерные обороты речи ведущего, манера общения, приёмы и методы. Думаю, ба, да вот ты какой, «Северный олень»! 


После внимательного просмотра мне стало понятно, почему же «лайфспринговцы» (именно так называется течение, породившее данный формат тренингов личностного роста) и их последователи, так яростно открещиваются от психологов, и почему тренинг вызывает столь сильные эмоции. И знаете, друзья, мне, человеку волею судеб получившему профессиональное психологическое образование, захотелось высказаться на этот счёт. То, что будет написано ниже, является не только моим мнением, но и мнением некоторых моих коллег, в частности моего друга и коллеги по цеху психолога Фарафонова Евгения Александровича, с которым мы вместе анализировали увиденное и готовили материалы для данной статьи.

Ролик с часовой записью тренинга есть в сети Интернет, он выложен в Контакте, так что все желающие могут просмотреть и сделать свои выводы.

Здесь мы высказываем свою экспертную оценку как психологи и практики.
Итак, давайте разбираться.

Речь г. Герасичева изобилует такими высказываниями как: «жизнь в контексте», «жизненный сценарий», «ты всё еще тот самый маленький мальчик/девочка, которого обидели родители/сверстники» и т.д. Всё это он применяет к привычному поведению участников тренинга в обыденной жизни. 

Экскурс в историю:

Термин «жизненный сценарий» и три состояния Я (родитель, взрослый, ребёнок) есть ничто иное как понятийный аппарат транзактного анализа, разработанного еще в середине двадцатого века Э.Бёрном и активно использующегося и по сей день его последователями в процессе психотерапии (см. Э.Бёрн «Игры, в которые играют люди. Психология человеческих отношений»). 

Никаких ссылок на использование транзактного анализа, конечно же, не делается. Наверное, г. Герасичев всё это придумал сам, он же "НЕ психолог". (шутка!) 

Это к вопросу о том, что «лайфспринг» не использует психологические методы работы. Использует, друзья, и еще как! 

В целом надо отметить, что от транзактного анализа, который, кстати сказать, берёт своё начало из психоанализа Фрейда (а попытки провести экспресс-психоанализ «на колене» ведущий реализует с завидной регулярностью и применительно ко всем участникам прямо по ходу тренинга), кроме терминов в тренинге мало что осталось. 

Но он не раскладывает личность на составляющие родитель-взрослый-ребёнок и не исследует перекрестные связи субличностных составляющих клиентов, как это делаем мы, ничего не умеющие практические психологи. Герасичев ввернул «умный» термин и достаточно. И так красиво. 

Для справки сообщаю, что транзактный анализ есть ничто иное, как психотерапевтический подход и используется психологами и психотерапевтами при работе с людьми, имеющими определённые проблемы, а уж никак не для активации личностного роста в формате тренинга. Никаких ссылок на первоисточники не даётся, теоретическая база и термины выдаются за собственные разработки. В общем, плагиатом г. Герасичев не брезгует, но это не самое страшное, друзья. 

Давайте посмотрим, а что же собственно происходит на самом тренинге. Какова логика тренингового процесса и технология работы. 

Нам демонстрируют несколько «эпизодов» работы тренера с участниками один за одним. В целом есть тренер, который всё знает, есть участник – заблудшая несчастная овца, пришедшая на тренинг за «волшебной таблеткой» от своих несчастий и зал, который состоит из таких же «несчастных», ждущих соей очереди на «горячий стул».

Что повторяется во всех эпизодах, так это поведение ведущего. Во всех случаях оно сценарное. Алгоритм прост и неизменен, несмотря на разнообразие проблемных ситуаций и характер проблем участников тренинга. 

В целом схема работы тренера выглядит так: 

Шаг 1 - Участник заявляет ПРОБЛЕМУ. 

То есть, человек выходит и говорит:

- У меня не получается вот это или я неуспешен в том-то и том-то. 

Шаг 2 - Тренер внутри себя выстраивает (или выдумывает) некую гипотезу о причинах текущего состояния и наличие ИСТИННОЙ, по мнению тренера, проблемы участника.

По каким критериям тренер выводит эту «истину», одному Богу известно, ну или ему и Богу, не иначе. Во всяком случае «истина» выдается в лоб как приговор и обсуждению не подлежит.


Шаг 3 - Тренер оказывает массированное давление на проблемную зону клиента: продавливает, фрустрирует больные точки. То есть в грубой и жёсткой форме нападает на участника, нелицеприятно и прилюдно (!) высказывается о причинах проблемы, разрушая самооценку человека. 

Поступая таким образом, тренер усиливает до крайности болезненные переживания, в результате чего через некоторое время у участника, находящегося на «горячем стуле», наступает дезориентация и растерянность. Включается естественный механизм личностной защиты, некое «отупение». Участника буквально «захлёстывает» плохо контролируемыми эмоциями, по итогам через некоторое время включается реакция торможения - как естественное следствие перегрузок нервной системы. 

Это можно сравнить с эффектом болевого шока.

Шаг 4 - На фоне эмоционального зашкаливания снижается критичность восприятия окружающей информации, и на этой волне тренер проводит суггестивное воздействие. Проще говоря, внушение. 

На фоне эмоционального отупения критичность восприятия падает, и участник проглатывает тренерский наказ:

- Ты делал не правильно, а правильно так и вот так. Иди и делай! И будешь счастлив! 

Шаг 5 – Участник испытывает облегчение, когда выпадает из "поля атаки" тренера. 

С одной стороны он как бы поговорил о своей болезненной теме и тем самым стал сильнее, с другой стороны его наконец-то оставили в покое. Как следствие - спад напряжения и наступление чувства облегчения. 

По такой схеме проходят практически все представленные эпизоды демонстрируемого тренинга. Мы (зрители) прекрасно понимаем, что это всего лишь «демо-версия», что многое оказалось за кадром, и, тем не менее, нам показывают якобы лучшее, самые сильные моменты тренинга. 

Но друзья мои, сходу бросаются в глаза две вещи… 

А именно полное отсутствие контакта (диалога) тренера с участником. Более того, тренеру этот диалог АБСОЛЮТНО НЕ НУЖЕН. Тренер вообще не ставит перед собой такой цели. Зачем? Он уже выявил из каких-то своих соображений причину проблем участника, и теперь, зная его больные точки, отлупит участника по полной программе и наводящими вопросами, вырывая из контекста только нужные для доказательства своей теории факты, приведёт участника к нужным ему (тренеру) выводам. 

Иначе говоря, тренер, начиная работу, уже знает чем она закончится, а потому диалог и истинное отреагирование переживаний участника ему не нужно и неинтересно. А ведь любой мало-малски грамотный психолог вам скажет, что именно отреагирование переживаний клиента, "выпускание джина из бутылки" и дальнейшая трансформация этих ранее не отреагированных зажатых чувств клиента, даёт истинную трансформацию его проблемных ситуаций и болевых зон. И тот самый личностный рост, о котором так печётся г. Герасичев.

В представленном ролике особенно ярко видно отсутствие контакта в эпизоде с Натальей и Ириной. Проблема отношений матери и дочери заявлена дочерью Ириной. 

Вкратце: дочь садится «на горячий стул» тренинга и говорит об отсутствии взаимопонимания с мамой, о том что еще живы детские обиды и переживания (матери 52 г, дочери 25 на момент тренинга). Дочь рассказывает, что из-за детских обид у неё сложились комплексы в отношении собственной адекватности (нормальности) из-за оценок матери, полученных в 11-летнем возрасте. И что для преодоления комплексов ей пришлось многое пережить. Мать оправдывается, высказывает свою альтернативную позицию, говорит о своём видении процесса воспитания, и о том что хочет выстроить доверительные отношения, но не понимает сути претензий дочери.

В данном эпизоде Герасичев Наталью ПРОСТО НЕ СЛЫШИТ и не хочет слышать. Дочь выбрана на роль жертвенного ребёнка, а мать – бездушный, тупой домашний тиран. Особенно показателен финал работы тренера. Заканчивается эпизод якобы провалом упрямой и эмоционально тупой матери, которая на самом-то деле (если внимательно слушать что и как она говорит), вначале пыталась-пыталась вступить в диалог с тренером, но потом, поняв, что её никто не собирается слушать, на каком-то моменте наглухо ушла в «защиты». И её финальная фраза «А я не собираюсь никого здесь жалеть», означает «а не пошли бы Вы куда подальше со своими нападками». 

Герасичев вывернул уход в защиты участника как то, что участница «провалила свой шанс на изменения». 

Друзья мои, я, как психолог, не знаю что здесь надо добавить кроме того что это провал работы над созданием диалога близких друг другу людей. 

Без комментариев. 

Переводя вышеозначенный эпизод на язык понятный непрофессионалам, это выглядит так, как будто вы зашли к соседке, чтобы предупредить её, что её поджидает маньяк за углом, но, встретив на пороге, первое что у вас вырвалось: « у тебя такое некрасивое платье, ты плохо выглядишь». На что перед вами просто захлопнули дверь. 

Очевидно однобоко плоское связывание какого-то единственного травмирующего эпизода из глубокого прошлого участника со сложившимся состоянием проблем клиента на настоящий момент. 

Например: 

Первая участница Женя. Эдакая «отличница» с комплексом «синего чулка», заявила о проблеме построения отношений с мужчинами и выбора партнёра для создания семьи. Она никак не может выйти замуж. Из прошлого вспоминает, что в детстве играла с отцом в «знайку», отвечая на вопросы. И если ей тогда в детстве не удавалась ответить, то она сильно расстраивалась, если отвечала правильно, то это вызывало поощрение любимого отца. Тренер вывел гипотезу, о том, что и по сей день она играет в «знайку», стремится быть умной и начисто отказалась от собственных чувств, заменяя их интеллектуальными устремлениями и профессиональными амбициями. 

Герасичев утверждает, дескать тебе, Женя, давно пора прекратить играть в «знайку», ибо именно в этом вся твоя проблема. Ты, Женя, со всеми в это играешь, поэтому ты неудачница. И замуж тебя никто не возьмёт.

Друзья мои! Между игрой в «знайку» маленькой девочки и тем человеком, которым является Женя на момент тренинга, находятся эдак лет двадцать живой человеческой жизни, наполненных разными событиями и переживаниями. 

Хочется спросить: 

- А что Женя делала все эти годы? Папа, поиграв с ней в «знайку», положил её в книжку и засушил в виде гербария, а теперь её вытащили и принесли на тренинг? 

На каком основании идёт вырывание одного довольно незначительного эпизода детских воспоминаний психологической травмы пяти– семилетнего ребёнка из контекста ВСЕЙ жизни и связывание проблем ВЗРОСЛОЙ (!)девушки с???? 

Безусловно, у нас есть основания полагать, что какая-то травма наверняка была, но та закостенелость проблем, с которыми на тренинг пришла Женя, есть следствие ЧЕРЕДЫ СОБЫТИЙ её жизни и трансформации ранее полученных травм, сквозь призму последующего жизненного опыта. А утверждать, что вот мы сейчас там, в детском саду, всё пересмотрим, и у взрослого человека жизнь пойдёт по-другому, по меньшей мере наивно... если не сказать что это просто глупость. 

Хочется спросить: 

- Вы, господин Герасичев, разве не понимаете что пятилетняя девочка, сидящая на коленях у отца, и взрослая сформировавшаяся личность 25 лет отроду - это вообще два разных человека? 

Личность складывается под влиянием многих событий и переживаний, почему тренер выбирает только один микроэпизод и называет его сценарием ВСЕЙ жизни, - осталось для меня загадкой. 

Если говорить о конкретном примере, то здесь почему-то никак не освещена роль матери, а вернее родительская модель отношений матери и отца и влияние этой модели на формирование Жениных отношений с мужчинами. То, что она не хочет иметь детей, не хочет создавать семью – ведь это очень похоже на голос материнских проблем в Жениной голове… (об этом вам скажет любой образованный психолог). 

Надо ли тут писать, что неудачи матери в отношениях с отцом, развод и распад семьи для ребёнка является травмой. И маленькая девочка, видя и запоминая этот родительский опыт, неосознанно проецирует его, а равно и все детские страхи на свою жизнь. Надо ли здесь упоминать, что, выстраивая личные отношения с нашими партнёрами, мы на бессознательном уровне, НА АВТОМАТЕ (!) во многом повторяем то ролевое поведение, которое видели у своих родителей? 

Но насколько мы видим, г. Герасичева это всё не интересует, как, впрочем, и сама Женя с её проблемами. Он отработал чётко по своему сценарию: 

  1. Провёл сильное болезненное давление, доведя участницу до слёз. Кстати сказать, техника таких фрустрирующих воздействий очень проста и практически безотказна, но не буду здесь её описывать, дабы не провоцировать неправильное применение. 
  2. В грубой форме объяснил, что Женя жила всё это время неправильно. 
  3. Объяснил в чём её проблема (вынес приговор) и отправил в жизнь. 
Хочется спросить: и что дальше? Что от этого Женя всю свою жизнь перекроит и переделает? 

Само по себе давление на болевые точки клиента используется психологами как методика фокусирования на неосознанных чувствах, но используется именно в ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ работе. 

Цель такого воздействия актуализировать болезненное переживание, чтобы вытащить жало проблемы. Дальше клиент должен прожить, прочувствовать и отреагировать свои эмоции и уже после этого психотерапевт создает с клиентом почву и безопасные условия для реализации новых возможностей, создания новых форм для более продуктивного взаимодействия с окружающим миром. В этом принцип экологичности психотерапевтического воздействия. 

И это работа не одного или двух дней. На подобную работу уходят недели, месяцы, иногда годы, ибо психические процессы имеют свою стадийность и протяжённость. И чем глубже и острее травма, тем больше времени нужно для её изживания. 

Но г. Герасичев не даёт возможности прожить чувства и изжить их из себе. Он купирует активизированные им же самим процессы болезненных переживаний и тут же на пике эмоциональной болтанки даёт установку-внушение на «правильный алгоритм». 

Что же происходит тогда, спросите вы? 

Любой психолог скажет, что не пережитая травма загоняется еще глубже и работать с ним становится еще труднее. А чувство облегчения, которое испытывает участник, возникает когда он наконец-то «отполз с лобного места». 

То, что мы видим у Герасичева скорее похоже на показательную порку, а не на реальную проработку проблем. 

Знаете, на наш взгляд это какой-то тренинг для «униженных и оскорбленных». Где есть умный и все знающий «большой Сэм» и сборище инвалидов-неудачников (участников). Любая попытка вступить в диалог пресекается, так как г. Герасичев ведёт участника к заранее определённой им точке-цели. 

Логика такова: я, тренер, точно знаю, где твоя проблема. Она в том-то и в том-то. Ты жил всё это время неправильно, вот тебе правильная форма, а теперь иди и исправляй. 

Очевидны манипуляции Герасичева с группой с целью доказательства своей позиции. 

Приведу пример: 

- Кто видит в этом проявление эгоизма Натальи?– обращается тренер к группе и поднимает руку. 

И, конечно же, в зале поднимается лес рук. (Психология группы в этот момент такая: «что ж мы глупее тренера?, конечно, мы не глупее и тоже все сразу это заметили») 

Друзья, надо ли мне вам объяснять, что это чистейшей воды манипуляция? (Кому не понятно, почитайте техники воздействия на коллективное сознание у НЛПишников и основы социальной психологии малых групп) 

А эти великолепные паузы в диалогах с группой… 

Существует две точки зрения: моя и неправильная, а если ты (участник Вася) со мной в чём либо не согласен, значит ты либо ничего не понимаешь, ибо куда тебе, дураку, понять проблему другого участника, «это не твой сценарий», либо ты на самом деле пришёл сюда именно чтобы спорить со мной. И в этом твой, Вася, сценарий! 

В том и в другом случае 1:0 в пользу Герасичева. 

Подобных моментов в представленном тренинге предостаточно, не хочется более на этом останавливаться. Давайте вернёмся к основным моментам. 

Режет слух ненормативная лексика тренера, выражения из серии «ты облажалась», «я хотел бы купиться на ту фигню, которую ты здесь говоришь, но я этого делать не буду», «ты не живешь своей жизнью, потому что у тебя есть классная отмазка» и т.д. 

Подобные некорректные высказывания, задевающие и унижающие участников тренинга, явно не способствуют личностному росту, и не создают почву для новых возможностей. Но это всего лишь часть «программы показательной порки», загоняющей в стресс. Об этом говорилось выше. 

Ход развития мысли тренера намного быстрее реакции участников, и на этом фоне проскакивают, а вернее проглатываются откровенные логические несоответствия аргументов и выводов. Участникам просто не дают времени осмыслить и обдумать. Когда смотришь тренинг в записи - логические «косяки» вылезают. Становится очевидным связывание слабо коррелирующих между собой отдельных фактов биографии и далеко идущие выводы тренера о глобальности "катастроф", последующих за локальными событиями в жизни. Всё это работает на конечную цель - привести участника к заранее известной тренеру точке - выводу. 

Дело в том, что при передозировке информации, когда скорость предъявления материала намного превышает скорость усвоения, у участников наступает информационная перегрузка. На этом фоне как по маслу проходят внушения тех или иных установок. Это нормальная реакция человеческой психики на перегрузку. Кстати сказать, она используется в обойме классических базовых методик наведения гипноза с целью коррекционного воздействия в психотерапевтической работе. (см. С. Горин «НЛП. Техники россыпью», Эриксон М. «Гипнотические реальности: Наведение клинического гипноза и формы косвенного внушения».) 

Инструмент хорош, только в чьих он руках? 

Почти каждому участнику в конце «сессии» Герасичев говорит: 

- Какие выводы ты для себя сделал? А ты какие выводы для себя сделал? А ты? А ты? 

Обращение само по себе достаточно эмоционально сильное, и, повторив его раз пять-десять, практически в 100% случаев, глубоко западает в подсознание. После такой «прокачки» участник выходит и задаёт себе вопрос: 

- Какой вывод я для себя сделал из этого тренинга? Мой вывод в том, что я должен сделать вот так и жить вот так. Я сделал этот вывод САМ, самостоятельно, значит, я стал хозяином своей жизни! Я крут! Ура! 

Аплодисменты. Занавес. 

Итоги.

На наш взгляд, тренинг по сути не глубок. И в обучении тренеров тоже, знаете ли, "не затейлив". 

Есть типажи и есть вытекающие из типажей проблемы. Допустим их десять, ну или пятнадцать. И на каждую «типовую» ситуацию тренер как из колоды карт вытаскивает типовой ответ-решение. На проблему А в контексте А есть ответ А, а на В-В, Здесь ты говоришь вот это, а в этом случае ведёшь вот сюда и т.д. 

Задача тренера «отпинать» участника, чтобы снизить критичность восприятия, разбередить «больное место» и дать установку на вполне конкретные весьма поверхностные меры - изменения. 

На фоне полного эмоционального раздрая участник «пилюлю» проглотит и будет доволен. А то, что, придя в себя, человек будет восстанавливаться от полученной психологической травмы - это уже лично его проблемы. 

Подобные тренинговые программы, на мой взгляд, и, по мнению большей части моих коллег, становятся популярными именно в моменты кризисов и в первую очередь экономических. Когда возрастает безработица, падают доходы, конкуренция становится жёстче, меняются к худшему условия жизни, тогда в души людей закрадывается сакраментальный вопрос: "а может быть со мной что-то не в порядке?" И на этом фоне тренинг Герасичева и ему подобных товарищей набирает популярность. Как только экономическая ситуация стабилизируется, то и желание посетить «показательную порку» неизменно сходит на нет. 

А мы только что пережили очередной кризис…

На мой взгляд, и думаю, меня поддержат коллеги, данные программы созданы для того, чтобы просто зарабатывать деньги. И делается это цинично и грубо. Кроме того, такие тренеры как Герасичев и ему подобные абсолютно не несут никакой ответственности - ни моральной, ни административной - за последствия своих «психологических интервенций». Есть, наверное, и положительные стороны тренинга и кто-то скажет что он «многое вынес и познал», только вопрос в том, ценой скольких душевных травм он это вынес? Есть в медицине такой замечательный принцип: не навреди. На подобных тренингах, похоже, о нём не задумываются. И кто эти люди, что проводят подобные программы? Где и кто их готовит? 
В какой мере они несут ответственность за «плоды трудов своих», мне непонятно.

И ведь таких «самородков» много!

Взято по ссылке с sektam.net

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.