четверг, 26 января 2012 г.

Владимир Носков: "Почему на Украине сектанты чувствуют себя настолько вольготно"


Интервью с главным редактором сайта "Украина сектантская"

В январе всю Украину всколыхнуло самоубийство 9-летней девочки под Киевом. Выяснилось, что в этом деле, которое милиция квалифицировала как "доведение до самоубийства", замешаны сектанты. Различные криминальные скандалы с участием всевозможных сект и ранее происходили на Украине неоднократно. Достаточно вспомнить секты "Белое братство", "Посольство Божье", "Христиане веры Евангельской" и прочие. Главный редактор сайта "Украина сектантская" Владимир Носков рассказал "Ленте.ру", почему на Украине сектанты чувствуют себя настолько вольготно.

"Лента.ру": Действительно ли всевозможные секты чувствуют себя на Украине вольготнее, чем где бы то ни было?

Владимир Носков: Можно сказать, что Украина в целом - наиболее религиозная страна на постсоветском пространстве. Например, православных приходов в ней на душу населения едва ли не вдвое больше, чем в огромной соседней России. Речь идет о приходах как признанной мировым православием УПЦ, так и не признанных, но довольно распространенных в стране УПЦ Киевского патриархата и УАПЦ - Украинской автокефальной православной церкви. 

Соответственно, нетрадиционные верования также более распространены в Украине. Россия, Беларусь, бывшие среднеазиатские и кавказские республики пытаются вернуть некую "национальную идею" на основе своей традиционной религии. В Украине сегодня это представляется затруднительным. Политические элиты, которые с переменным успехом борются за власть в Украине, делают ставку на различный "религиозный электорат" и, естественно, лоббируют его. В результате все более-менее крупные религиозные движения имеют политическую "крышу" и потому чувствуют себя более вольготно.

То есть раскол православных церквей непосредственно повлиял на распространение сект?

Конечно, православные расколы - это политические акты. Так было в 1920-х годах, когда появилась УАПЦ, каноничность которой пытались в 1940-х годах придать нацисты, оккупировавшие Украину. Так было в 1992 году, когда появился Киевский патриархат. По сути, так было и в 1596 году, когда появилась Украинская греко-католическая церковь, более распространенная с тех пор в ряде западных регионов Украины. Я никого не хочу обидеть, говоря об этом. 

Я лишь констатирую очевидный факт - власть всегда пыталась, пытается и будет пытаться использовать церкви для своего укрепления. И поскольку политическая элита Украины также раздроблена, многие политические силы - как внутри страны, так и за ее пределами - заинтересованы в том, чтобы религиозные волнения не утихали, чтобы на "религиозном рынке" появлялись новые крупные игроки. Безусловно, объединение Церкви привело бы к утрате сектами и их покровителями своего влияния, к религиозному миру в стране и к цивилизованным правилам "игры".

Кем являются создатели сект? Наверно, не все настолько примитивно, чтобы можно было их всех считать обычными мошенниками?

Владимир Носков.
Фото из личного архива
Не думаю, что украинские "рецепты" создания сект оригинальны. Я, например, в своей жизни прочел массу специфической литературы. 

Теоретически я знаю, как создать секту. Но не смог бы этого сделать. 

Потому что надо верить в свое учение, заразить своей верой множество людей. В каждом городе есть свои местечковые гуру, которые имеют небольшие группы своих последователей. Возможно, среди них сознательных мошенников больше, чем среди лидеров крупных сект. Но увлечь за собой десятки тысяч адептов по всей стране большинство из них не способно. 

Для этого необходим фанатизм, который, впрочем, вполне может сочетаться с сознательным мошенничеством, с желанием обрести власть, деньги. Пострадавшим же от сект людям и их близким вообще нет разницы - сознательно человека обманывали в секте или гуру по-настоящему верил в то, чему учил. Я полагаю, что главные жертвы сект - сами их создатели.

Ну а если пройтись по конкретным персонам? В вашей практике, наверно, были какие-то особенно необычные случаи?

Могу привести забавный пример. В 1991 году, когда еще не появилась УПЦ Киевского патриархата, у украинских националистов имелась идеологическая дыра - "москальских попов" они не любили, а "украинской" церкви не было. Один из активистов националистической тусовки в одном из провинциальных городов Украины (назовем его Светозаром) поехал на запад страны, где в то время различные "гуманитарные" миссии из-за рубежа организовывали всякие "просветительские" семинары, на которых преподавали украинцам "демократические ценности". Там он попал на лекцию о так называемой Родной украинской национальной вере (РУНВере), учение которой разработал после Второй мировой войны в США украинский эмигрант Лев Силенко. Наш персонаж вернулся на малую родину с магнитофонными кассетами, на которых были записаны "богослужения" РУНВеры. Его единомышленники по воскресеньям собирались вокруг этого импровизированного алтаря (магнитофона "Весна", как мне рассказывали очевидцы) и молились "украинским богам".

Вскоре появился Киевский патриархат, и большинство "прихожан" Светозара стали посещать приходы УПЦ КП. А вот Светозар уже не желал складывать с себя полномочия "жреца" и опускаться до "рядового прихожанина". Сегодня у него устойчивая группа последователей, он известен всему городу. Он проводит многочисленные "языческие обряды" - действа красочные, на которые с удовольствием собираются любопытные горожане и гости города. У него "крестят" детей, венчаются, делают пожертвования. Газетчики берут у него интервью, центральные телеканалы делают новостные сюжеты о его "служениях". Он - желанный гость на телевизионных ток-шоу. Ему удалось монетизировать "религиозную" идею, получить определенный социальный статус. Он - узнаваемый "местный религиозный лидер", достаточно авторитетный спикер со стабильной аудиторией. Этот пример - характерный для многих местечковых сект. В принципе, крупные секты развивались по схожему сценарию, но более масштабно.

Ну, на первый взгляд, в подобном Светозаре и его деятельности, вроде, нет ничего страшного?

С этим утверждением не согласилась бы, например, его супруга, которую он оставил, потому что в его распоряжении теперь имеются молодые последовательницы. Семья одной из таких последовательниц даже обращалась к специалистам-сектоведам с просьбой помочь вернуть родственницу из секты, чему я был свидетелем. Жертва разорвала все свои прежние социальные связи, отказалась от карьеры ради достижения "духовных целей". Она сама покинула секту - когда ее "духовный лидер" взял в "жены" другую последовательницу. К счастью, пребывание в секте этой девушки длилось сравнительно недолго. Большинство же адептов теряют годы жизни. Фактически они превращаются в счастливых рабов. 

Похмелье протекает тяжело - жизнь приходится начинать сначала, покинувшие секту люди, как правило, одиноки, они утратили профессиональные навыки. Я привел пример мелкой секты. Чем она крупнее, тем больше судеб разрушает. Опасность сект заключается, в первую очередь, в психологическом насилии - манипуляциях, трудовой и финансовой эксплуатации.

По вашим данным, сколько на Украине действует сект, попадающих в вашу сферу интересов, сколько хотя бы приблизительно у них последователей?

Такой статистики не существует. Приблизительные представления базируются на соцопросах, а социологические исследования - тоже бизнес- и политический инструмент. В Украине зарегистрировано более 35 тысяч религиозных общин. Более 12 тысяч из них - приходы УПЦ (то есть Московского патриархата). У УПЦ Киевского патриархата - около 4500, у УАПЦ - около 2000. В стране имеется более 2500 баптистских общин. УГКЦ (греко-католики) насчитывает около 650 приходов, большинство которых сосредоточено на западе страны. Есть почти тысяча мусульманских общин - в основном в Крыму.

Мое внимание приковано к деструктивным культовым группам, наиболее распространенными из которых являются неопятидесятнические секты и "Свидетели Иеговы". Подсчет своих последователей ведут только иеговисты - их количество в Украине не превышает 150 тысяч. 

Неопятидесятники не поддаются учету, поскольку у них не существует централизованной структуры. В каждом областном центре Украины действуют не менее десятка автономных общин, причем все - под разными названиями. Как правило, это красивые названия типа "Камень веры", "Ковчег пробуждения", "Свет спасения" и так далее. 

Один из самых известных украинских сектантов - Сандей Аделаджа - на пике своей деятельности пытался фактически объединить их. Во многом это ему удалось. Он стал, пожалуй, самым влиятельным неопятидесятническим пастором, лидеры местечковых общин искали его расположения. В этот период он заявлял о том, что в Украине у него насчитывается около миллиона последователей. Конечно, это преувеличение. Тем не менее, говорить, например, о трехстах тысячах приверженцев неопятидесятнических сект в Украине, думаю, можно.

Юлию Тимошенко, тогда еще главу
парламентской фракции, накануне
парламентских выборов 2007 года
уверяют в своей поддержке
адепты 
секты "С.П.А.Р.Т.А"
Какова ситуация с законодательной базой? В ней вообще существует упоминание о сектах или о чем-то подобном? Ну то есть, закон каким-то образом ограждает граждан от деструктивного влияния сект?

В украинском законодательстве нет термина "секта." И в обозримом будущем он вряд ли появится по вышеописанным причинам. Законопроекты о некотором ограничении деятельности "нетрадиционных религиозных движений" и введении понятия "секта" регулярно регистрируются в украинском парламенте отдельными депутатами из разных политических сил. 

Однако это - не более чем заигрывания с электоратом, спланированные пиар-акции. В таких случаях лидеры фракций не комментируют такие инициативы своих соратников, а их авторы, когда шумиха в информационном пространстве уляжется, как правило, отзывают свои законопроекты. 

Я не думаю, что даже доминирующая сейчас в украинской политике Партия регионов может позволить себе мобилизовать против себя столько протестного электората. В этих условиях было бы разумно ввести в украинское законодательство понятие "психологическое насилие". Но это - процесс длительный, требующий для начала подготовки соответствующих специалистов.

А были ли прецеденты уголовного преследования различных гуру, кроме всем известной истории с "белыми братьями"?

Уголовное преследование возможно лишь за преступления, предусмотренные Уголовным кодексом. Кроме того, адепты, даже покинувшие секту, как правило, отказываются выступать заявителями. Да и с юридической точки зрения, речь в таких случаях идет о добровольных пожертвованиях, дарственных. Не представляется также возможным доказать, что, например, психические нарушения стали следствием пребывания человека в секте. 

Понятие "психологическое насилие", как уже было сказано, в УК отсутствует. Даже в отношении той же Марии Дэви Христос сначала возбуждались уголовные дела по факту "самовольное занятие земельного участка и самовольное строительство" и "мошенничество", которые были закрыты. Осуждена она была за "захват государственных или общественных сооружений или построек", "посягательство на здоровье граждан под видом совершения религиозных обрядов", "умышленное телесное повреждение". Да и это стало возможным лишь благодаря тому, что "Белое братство" было настолько одиозной сектой, что в защиту его лидеров не решилось выступить "международное сообщество". Хотя отдельные правозащитники заявляли о "многочисленных процессуальных нарушениях" даже в этом деле.

Сейчас в Украине расследуется уголовное дело, связанное с созданием финансовой пирамиды "Kings Capital". Велика вероятность того, что обвинение в вовлечении своих прихожан в эту пирамиду будет предъявлено Сандею Аделадже - создателю неопятидесятнической секты "Посольство Божье". Дело еще даже не передано в суд, а обвинения в "нарушении религиозных свобод" в Украине уже заполонили новостные ленты западных информагентств. В ряде европейских государств действуют те или иные ограничения на деятельность культовых групп, однако европейские чиновники, политики и правоохранители готовы противостоять информационному давлению. Боюсь, что Украина этим еще не может похвастаться.

Других громких процессов в Украине нет. Чаще всего психологам, специализирующимся на этой проблеме, приходится участвовать в бракоразводных процессах, когда мать-сектантка инициирует развод и отец пытается воспрепятствовать вовлечению в секту ребенка.

То есть, непосредственное влияние Запада в деятельности сект ощущается? Другими словами, можно сказать, что природа сект на Украине, как и в других странах СНГ - импортного характера?

Наиболее крупные секты юридически или фактически имеют свои управленческие центры за рубежом - в Европе или США. Но их украинские лидеры уже давно способны регулировать религиозный климат в стране самостоятельно. Чтобы оказать решающее давление на украинского чиновника, даже не надо привлекать "международную общественность". Достаточно организовать нужные публикации, сформировать "общественное мнение", максимум - провести акции протеста. "Дело Аделаджи" - скорее, исключение из правила. Оно станет экзаменом на зрелость украинской элиты, ее независимость.

В ходе нашего разговора постоянно упоминалась политика. Вообще существует мнение, что в политическом пространстве Украины сильно влияние сектантов (вспомнить хотя бы мэра Киева Леонида Черновецкого). Это так?

Пожалуй, только "Свидетели Иеговы" политически пассивны. Неопятидесятники постоянно ищут политическую "крышу", их пасторы баллотируются в местные советы. В местных советах - сельских, районных, городских - имеют депутатские мандаты сотни пасторов и адептов неопятидесятнических сект. Они в значительной степени влияют на деятельность ряда партий, имеющих в своем названии слово "христианская". Тот же Сандей Аделаджа до последнего скандала собирал в свою поддержку десятки подписей депутатов Верховной Рады Украины.

В нынешнем году в Украине состоятся выборы в Верховную Раду. Скорее всего, свои кресла в парламенте получит радикальная националистическая "Свобода", которая в значительной мере срослась с неоязыческими сектами. Неоязычники, по моему мнению, сейчас начали стремительно разрастаться и фактически сливаться в централизованное движение в Украине. Несомненно, тема сект неразрывно связана с политикой. Учение многих крупных сект прямо указывает своей целью построение так называемого "теократического государства" - то есть получение политической власти.

Какова позиция официальных конфессий? Есть ли разница в подходе к сектантам со стороны УПЦ МП и УПЦ КП?

Сандей Аделаджа.
Фото с сайта risu.org.ua
Позиция УПЦ МП недвусмысленна - основную просветительскую работу об опасности сектантства в Украине ведут именно православные активисты, миссионерские отделы епархий. Декларируют аналогичную позицию и иерархи УПЦ КП. Однако мне часто кажется, что "кадровый состав" этой конфессии - очень неоднородный. 

На епархиальном уровне духовенство КП нередко настолько неразборчиво в своих контактах, что даже я, стараясь быть сдержанным в высказываниях, не могу молчать, как Лев Толстой. Например, в первой половине 2000-х годов в центральных областях Украины было зарегистрировано множество сельских "православных приходов", в которых облаченные в рясы "батюшки" практиковали доведение прихожан до экстатических состояний - говорения на "ангельских языках" (нечленораздельное бормотание) - и прочие, свойственные неопятидесятническим сектам обряды. 

Это ноу-хау применяется так называемой "Украинской реформаторской православной церковью" (УРПЦ), возглавляемой "архиепископом" Сергием Журавлевым. В "архиепископы" этого деятеля "рукоположил" в свое время Сандей Аделаджа. А приходы УРПЦ регистрировались в описываемом случае в статусе общин УПЦ КП, с дозволения епархиального руководства, чтобы не возникало бюрократических проволочек. 

Возможно, духовенство Киевского патриархата в этом случае было введено в заблуждение. Но представители УПЦ КП регулярно участвуют в совместных мероприятиях с различными сектами. Возможная причина этого - определенная изоляция, в которой оказалась УПЦ КП, не признанная мировым православием. Это вынуждает ее духовенство искать общения хотя бы с маргинальными религиозными движениями.

Каковы, судя по вашему опыту работы с местными сектами, их основные признаки? Есть ли какая-то украинская специфика сектантства?

Нет, украинской специфики нет. Один известный в Украине журналист-криминалист, бывший карточный шулер, в одном из интервью сказал: "Если ты готов дать голову на отсечение, что перед тобой честный человек, самое время насторожиться". Это в полной мере относится к сектантским проповедникам - профессиональным вербовщикам. 

Сейчас, в эпоху Интернета, человеку несложно найти критическую информацию о группе, в которую его вовлекают. Я могу порекомендовать читателям брошюру российского ученого Александра Дворкина "10 вопросов навязчивому незнакомцу, или Пособие для тех, кто не хочет быть завербованным".

Что вы можете сказать про молодежные движения, обладающие признаками секты? Ну, например, про сатанистов?

Конечно, молодежь является самым привлекательным контингентом для сект. Молодым людям свойственен юношеский максимализм, ими легче манипулировать, они более активны и эффективны. В каждой крупной секте есть "молодежные служения", состоящие из юношей и девушек, задачей которых является вовлечение в секту своих ровесников. Но исключительно молодежных самостоятельных религиозных организаций я назвать не могу. Небольшие радикальные политические движения могут состоять преимущественно из молодежи. Но эти группы нестабильны, там большая текучесть кадров, в результате чего они быстро распадаются. Это касается и сатанистов.

Насколько я знаю, лишь в Одесской области более-менее многочисленная группа сатанистов смогла просуществовать несколько лет. Но и там они, в конце концов, захирели. Другое дело, что такие группы за свое недолгое существование могут разрушить жизни своих адептов (преимущественно несовершеннолетних - школьного возраста). Это касается, как минимум, психических изменений, как максимум - уголовных преступлений. Для лучшего понимания таких групп я привожу пример так называемых "днепропетровских маньяков" - трех жителей Днепропетровска 19-20 лет, которые летом 2007 года совершили 19 убийств в родном городе. 

Ребята начинали с издевательств над кошками, затем убили человека, потом стали изощренно издеваться над еще живыми жертвами (а затем над трупами), снимать их мучения на телефон и выкладывать ролики в Интернет. У одной из своих жертв - беременной женщины - садисты вырезали плод. Эти ребята "варились" в своем изолированном мирке - так, как это происходит в сектах. У них не сформировалось какое-то новое мировоззрение, но они незаметно оторвались от человеческих ценностей, понятий добра и зла и, наконец, устроили кровавую баню.

Этот пример демонстрирует, что учение - не главное в тоталитарной секте, и сектоведы борются не с "инакомыслием", а с самой формой существования сект - самоизоляцией и противопоставлением микросообщества "враждебному миру", что приводит к формированию извращенного, болезненного мировосприятия у адептов, особенно юных.

Я хотел еще задать вопрос о "Церкви саентологии" на Украине, но не знаю, относятся ли она к вашей компетенции.

О саентологах можно делать отдельный материал и даже писать книгу. Если быть кратким, то это секта, основанная американским писателем-фантастом Роном Хаббардом во второй половине XX столетия. Она распространена по всему миру. В ряде стран деятельность ее адептов находится под жестким контролем правоохранителей. В отличие от большинства сект, саентологи ставят своей целью не количественный рост адептов, а качественный - стараются вербовать людей обеспеченных, облеченных властью. 

Секта вербует адептов под видом психологических "тренингов личностного роста". Недостаточно информированный человек при контакте с саентологами не поймет, с кем имеет дело, до тех пор, пока не окажется полностью зависимым от секты. Саентологи стараются не афишировать свою деятельность. Нет такого признака тоталитарной секты, которому не соответствовала бы "Церковь саентологии". Секта имеет собственную спецслужбу и, в отличие от своих коллег, не ограничивает себя в методах борьбы с оппонентами. 

В Украине они наиболее активно проникают в систему образования, для чего разрабатывают ряд "образовательных программ" - якобы направленных на профилактику наркомании, алкоголизма среди молодежи. В связи с этим родителям украинских старшеклассников и студентов следует осторожно относиться к различным "внеклассным" программам, искать в своем регионе специалистов по сектам и предоставлять им для анализа распространяемые в школах и вузах материалы.

Как найти таких специалистов?

Сейчас в Украине активно развивается апологетический центр при синодальном отделе по делам молодежи УПЦ. Руководство центра старается обеспечить наличие специалиста по сектам в каждой области Украины. Небольшой список таких специалистов имеется на сайте"Украина сектантская"

В Киеве есть психологи, специализирующиеся на контроле сознания в деструктивных культах. Если в какой-либо области нет такого специалиста, можно проконсультироваться дистанционно. На сайт "Украина сектантская" регулярно приходят письма с просьбой о помощи из такой глубинки, где иного способа консультации, кроме дистанционного, быть не может. Я переправляю эти письма специалистам, и они вступают в переписку с просителем. Мне не известно, чтобы за такую помощь взималась плата.

Беседовал Петр Бологов

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.