понедельник, 16 марта 2015 г.

Шокирующие воспоминания знаменитого саентологического шпиона Меррелла Ванньера


Было время, когда опубликовать книгу о Сантологии почти наверняка означало навлечь на себя юридическое и психологическое давление. С 1970 года (Джордж Малко "Саентология: новая религия") по 1990 год (Джон Атак "Кусочек голубого неба") и все, кто писал на протяжении этих лет, — Полетт Купер (1971), Сирил Воспер (1971), Роберт Кауфман (1972), Рой Уоллис (1976), Расселл Миллер (1987) и Бент Коридон (1987) — каждый, кто издал книгу об этой таинственной и склонной к сутяжничеству организации, получил повестку в суд, и в конечном итоге книги исчезали из свободной продажи.

Меррелл Ванньер
Но все изменилось. В 2000-х годах целая волна бывших членов Саентологии, включая бывших высокопоставленных сотрудников (в том числе Марк Хедли, Джефферсон Хоукинс, Нэнси Мэни, Эми Скоуби и автор трех книг Марк "Марти" Рэтбан), покинула организацию и за свои деньги начала издавать книги о пережитом. Ни на кого из них в суд не подали.

А затем большие издательства впервые выпустили в свет большие книги о Саентологии, написанные Джанет Рейтман (Inside Scientology, 2011) и нью-йоркским писателем Лоуренсом Райтом (Going Clear, 2013).

Несмотря на большое разнообразие, которым отличаются эти книги, почти все их авторы преследовали одну цель: рассказать о внутренней жизни Саентологии и о шокирующих примерах контроля и насилия над членами организации.

Однако среди этих людей выделяется Марти Рэтбан. Он много лет был одним из главных силовиков Саентологии — именно он организовывал слежку и психологическое давление, которому подвергались другие авторы. Когда в 2013 году Рэтбан издал свою третью книгу, "Мемуары саентологического воина", это выглядело как поистине уникальная возможность. В кои-то веки, один из тех, кто руководил самой неприятной стороной деятельности Саентологии, собирался поведать миру о том, что он видел и делал.

Если вы читали нашу рецензию на эту книгу, вы знаете, что нас постигло разочарование. Хотя книга Рэтбана содержала много примечательных сведений и помогла заполнить некоторые пробелы в истории (в особенности заключительные главы, посвященные последним дням жизни Л. Рона Хаббарда), вспоминая свое участие в судебных баталиях Саентологии против отступников, автор по-прежнему считал себя праведным "воином", воевавшим на стороне ангелов.

Однако есть и другая прекрасная возможность рассказать о секретах Саентологии — она как раз сегодня выходит из печати. Меррелл Ванньер (Merrel Vannier), еще один из самых печально известных деятелей Саентологии, лишенный лицензии и опозоренный бывший адвокат и соглядатай Офиса безопасности, за свой счет издал собственные мемуары, Arrows in the Dark ("Стрелы в темноте").

Яхта "Аполло"
В наши дни имя Ванньера нечасто упоминается, но в те дни, когда Америку сотрясали откровения о том, как далеко готова зайти Саентология, чтобы наказать тех, кого считала врагами, его история была одной из самых шокирующих.

Мы кратко вспомним, что известно об этой истории общественности, чтобы понять, в каком уникальном положении находится Ванньер, и почему его откровенные воспоминания могут быть одной из самых интересных книг о Саентологии за последние годы.

Для начала важно вспомнить, что Л. Рон Хаббард в 1966 году вывез руководителей своей организации в море — после того, как и в США, и в Великобритании ему стало слишком опасно жить. Неудачно попытавшись захватить власть в Родезии, он понял, что избежать недружелюбного внимания правительств, он может, лишь плавая по Средиземному морю на нескольких кораблях и стоя в качестве "командора" на мостике яхты, получившей название "Apollo". В том же 1966 году он также создал новое внутреннее элитное подразделение, "Офис безопасности", который в конечном итоге превратился в одну из самых продвинутых разведовательных служб на планете.

Задачей ОБ было отслеживать все, что представляет угрозу для Л. Рона Хаббарда и его жены Мэри Сью, и нейтрализовывать их. А в 1973 году Хаббард дал ОБ новое серьезное поручение. Покинув борт "Аполло" на 10 месяцев и скрываясь в Нью-Йорке от французских агентов, которые искали его в Португалии и Морокко, Хаббард составил план, которому дал название "Программа Белоснежка". Он хотел, чтобы его агенты собирали — правдами и неправдами — все документы о нем по всему миру. К началу следующего, 1974 года, Хаббард вернулся на яхту, однако из-за дурной репутации ей все чаще отказывали в разрешении зайти в разные порты. Сотрудники ОБ оттачивали свое искусство проникать в различные офисы и незаконными путями получать доступ к документам.

В 1974 году Хаббард попытался вернуться на материковую часть США, но получил сообщение, что в Чарльстоне, Южная Каролина, его ждут федеральные агенты. Поэтому яхта еще год болталась в Карибском море, прежде чем командору надоел его частный флот, и он решил окончательно бросить якорь на Багамах. Он придумал новый план — вторгнуться во Флориду. Открыв гостиницу в Дайтоне, он приступил к выполнению замысла по захвату г. Клиаруотера на запажном побережье полуострова. Скрываясь под названием "Объединенные церкви Флориды", его агенты приобрели гостиницу "Форт Гаррисон" в центре города, а также расположенное неподалеку здание местного банка, которые стали первыми помещениями нового командного центра Саентологии, "Сухопутной базы „Флаг“".

Гейб Казарес
Мэра Клиаруотера, Гейба Казареса, поставили в известность о том, что столь значимые объекты недвижимости сменили владельца, а потом он заметил нечто странное — представители "Объединенных церквей Флориды" охраняют свои новые здания с дубинками и баллончиками со слезоточивым газом. В ответ на его вопросы эти люди сказали, что должны "защищаться". В сонном курортном городке это выглядело странно.

Впоследствии, в конце 1975 года, Казаресу открыли глаза на правду: его город подвергся нашествию Саентологической церкви. Он поднял по этому поводу шум на местном радио. В ответ Офис безопасности взялся за дело, разработав "Проект по усмирению мэра Казареса". 30 января 1976 года Саентология организовала пресс-конферецию и подготовила "досье" на мэра, следуя принципу Хаббарда, что нападать всегда лучше, чем защищаться. Газета St. Petersburg Times писала: "В этом досье оспаривались утверждения Казареса о его месте рождения и образовании, ставилась под сомнение правомерность его участия в земельных сделках и утверждалось, что он нарушил городское законодательство, не подав декларацию о доходах".

В следующем месяце организация подала иск против Казареса, требуя с него 1 млн. долларов за клевету, но Казарес и его супруга подали встречный иск против Саентологии, обвинив их в клевете и лжесвидетельстве на основании того, что в "досье" содержались искаженные факты. Представлять свои интересы они наняли местного адвоката Пэта Догерти. (Документы также свидетельствуют о том, что в марте того же года Казарес рассказал о вторжении саентологов агентам ФБР, и его поступок можно понять — по крайней мере, с нашей точки зрения.)

В том же марте месяце в городе появился человек из штата Миссури по имени Меррелл Ванньер, искавший для себя работу адвоката, пока ассоциация адвокатов штата Флорида рассматривала вопрос о выдаче ему лицензии. Однако ни одна контора, в которую он обращался, не имела понятия, что в течение по крайней мере двух последних лет Ванньер был добровольным тайным сотрудником Офиса безопасности. И по сведениям флоридской ассоциации адвокатов, ОБ делал все возможное, чтобы никто не узнал об истинном роде занятий Ванньера. Вот выдержка из документов ассоциации:
Чтобы сохранить инкогнито Ванньера, пока он занимался сбором информации, ему присвоили кодовое имя "Ритц". Чтобы обеспечить Ванньеру "крышу", Организация безопасности разработала продуманный план с целью скрыть его членство в Саентологии и участие в ее деятельности. О коварстве этой деятельности свидетельствует тот факт, что частью плана было проникновение в офис флоридской ассоциации адвокатов в г. Таллахасси с целью изъять и уничтожить изобличающие части его заявления в ассоциацию и подменить их измененным текстом.
Обезопасив свое инкогнито, Ванньер попытался устроиться на работу в офис главного прокурора штата в г. Санкт-Петербурге, даже предлагал свои услуги бесплатно. Его приняли, он проработал два месяца, а тем временем его супруга Фрэн в рамках проекта по усмирению мэра Казареса осенью записалась волонтером в кампанию по выборам Гейба в Конгресс США. Благодаря Фрэн, Ванньер оказался в близком окружении мэра.

После увольнения из офиса прокурора Ванньер устроился на работу в фирму, которая прежде представляла интересы Казаресу. По информации ассоциации адвокатов, далее Ванньер начал расспрашивать Казареса о том, кто представляет его интересы в судебном иске против Саентологии. В декабре Догерти отказался быть адвокатом Казареса, после чего Казарес нанял своим адвокатом Ванньера.

С точки зрения ассоциации адвокатов, ситуация была совершенно недвусмысленной — более года Меррелл Ванньер, скрывая свое настоящее лицо, с помощью супруги добился статуса официального адвоката, представлявшего интересы мэра г. Клиаруотера в судебной тяжбе с Саентологической церковью, не поставив в известность при этом Казареса и его жену о том, что он, по сути, был тайным агентом Саентологии.

Затем Ванньер использовал это положение, чтобы получить доступ к другим юридическим вопросам, — например, он убедил адвоката бывшего саентолога Нэн Маклин, предоставить ему доступ к огромной подборке документов по ее делу, после чего эти документы таинственным образом исчезли.
"В то время, когда он представлял интересы г-на и г-жи Казарес, используя кодовое имя „Ритц“, Ванньер тайком передавал конфиденциальные сведения относительно супругов Казарес и их тяжбы Организации безопасности, и организация похвалила его за „великолепные результаты“", — говорится в документах ассоциации.
Потом, в июле 1977 года, после того, как Майкл Мейснер, один из взломщиков, задействованных в операции "Белоснежка", сдался властям и дал признательные показания, ФБР провело обыски в офисах Саентологии в Лос-Анджелесе и Вашингтоне. Вслед за этим Ванньер исчез, однако он успел скрыться прежде, чем были изучены изъятые в ходе обысков документы, в них были найдены упоминания о "Ритце", и наружу выплыла правда о Меррелле Ванньере.

Ванньеру и его супруге грозил тюремный срок, когда они оба отказались впоследствии сотрудничать со следствием в отношении деятельности Офиса безопасности в г. Тампе. В конечном итоге ни Меррелла, ни Фрэн ни приговорили к тюремному заключению, и никому из них не были предъявлены обвинения. Однако ассоциация адвокатов штат Флорида подвергла Ванньера самому серьезному наказанию: навсегда лишила его лицензии.
[Ванньер] утверждал, что адвокат, совершающий неэтичные поступки от имени организации, которая именует себя церковью, имеет гарантированное Первой Поправкой право на иммунитет от дисциплинарных слушаний. Эта идея противоречит принципам Конституции и этическим стандартам профессии юриста… Меррелл Ванньер не только действовал вразрез с интересами своего клиента, но его поведение в данном вопросе является извращением принесенной им Клятвы и профанирует стандарты нашей профессии.
Поверьте нам на слово — этого человека стоит выслушать. И его книга соответствует этим ожиданиям на нескольких уровнях. Arrows in the Dark легко читается и искусно излагает ход событий. Хотя Ванньер издал ее за свои деньги, если верить рекламному сайту книги, он опытный писатель — его перу принадлежат роман и несколько пьес…

Он не разочаровывает читателя: сообщает новые, ранее не публиковавшиеся сведения о своей шпионской деятельности. Например, в 1974 году, за два года до событий в Клиаруотере, Ванньер помог своему шефу, Дону Альверзо, проникнуть в адвокатскую контору фирмы, которая представляла интересы газеты St. Louis Post-Dispatch, только что опубликовавшей статью о Саентологии в пяти частях.

Ванньер живо описывает волнение и чувство опасности, которые он испытал, когда проник в здание, устроившись на работу ночным уборщиком, а потом выкрал ключ, чтобы Альверзо мог проникнуть в адвокатскую контору, чтобы скопировать необходимые документы.

Он также рассказывает, что после того, как его нанял Казарес, он воспользовался своим положением, чтобы организовать противодействие одному члену Палаты представителей из Флориды, который собирался представить в Конгрессе законопроект, направленный против культов. Поскольку Ванньер представлял интересы клиента в тяжбе с Саентологией, в нем видели человека, который может помочь конгрессмену организовать поддержку законопроекта. Его также познакомили с законодателем, врачом, который проталкивал этот законопроект, и с бывшими культистами (среди них не было саентологов), которые собирались выступить в качестве свидетелей. Ванньер убедил каждого из них, что они должны честно рассказать обо всех своих "скелетах в шкафу", прежде чем давать свидетельские показания. И каждый из них рассказал о неприглядных моментах из своего прошлого, которые Ванньер затем пересказал конгрессмену с целью убедить его отозвать законопроект, угрожая предать эту информацию огласке. Конгрессмен сдался.

Ванньер также воспользовался своим знакомством с Казаресом, чтобы наладить контакты с движением, которое его шеф Альверзо называл "антирелигиозным" — с депрограммистами, которые помогают семьям вытащить близких из деструктивных групп, иногда с помощью насильственных действий, квалифицируемых как похищение. Завоевав доверие руководителей движения (опять-таки в роли адвоката, якобы ведущего тяжбу против Саентологии), он узнавал о готовящихся акциях по депрограммированию, потом сливал эту информацию представителям культа и силовых структур, чтобы запланированное похищение сорвалось, а депрограммист попал за решетку.

Ванньер также описывает, как Офис безопасности поручил ему расшифровать аудиозаписи слов Полетт Купер, сделанные в 1980 году частным сыщиком Ричардом Бастом. Купер думала, что они с Бастом работают на богатого человека, который ненавидит Саентологию и собирает на нее досье, однако на самом деле Баст лгал ей: он работал на Саентологию, участвуя в одной из коварных ловушек, расставленных на Купер. Ванньер описывает, как он воспользовался информацией с кассет, чтобы подоготовить для адвоката Саентологии вопросы, с помощью которых тот добился отвода одного из исков Купер к организации.

Шпионаж, внедрение, предательство — и все это во имя организации. Именно такие разоблачения мы надеялись увидеть в книге Рэтбана, и мы рады, что Ванньер извлек эту информацию на свет.

Однако нам кажется, что Ванньеру будет трудно заинтересовать читателей, незнакомых с Саентологией, своим проектом, цель которого — представить свою шпионскую деятельность в новом свете и с помощью нескольких неожиданных заявлений оправдать не только себя, но и Саентологию. Мы включили в эту статью исторический обзор его деятельности и выдержки из документов адвокатской ассоциации отчасти потому, что в книге значительно части этих сведений не найти. Взамен мы видим события в изложении Ванньера, который выставляет себя жертвой некомпетентности других людей и их гнусных замыслов. Мы узнаем, например...
  • …что Саентология была целью проведенной ФБР операции COINTELPRO, которая включала в себя внедрение в организацию тайных агентов и использование лауреата Пулитцеровской премии, репортера газеты St. Petersburg Times Бетте Орсини как прикрытие для скординированных нападок на Саентологию, чтобы вынудить организацию ввязаться в тяжбы вокруг г. Клиаруотера;
  • ...что в действительности Гейб Казарес был оперативником ФБР, которому отводилась конкретная роль в этом замысле, и который знал, что Ванньер работает на Саентологию, но все равно нанял его, чтобы с помощью коварного плана заманить Ванньера в ловушку;
  • ...что в числе внедренных в организацию агентов ФБР и ЦРУ были нынешний глава Саентологии и другие бывшие или нынешние высшие руководители организации, такие как Норман Старки, Билл Фрэнкс, Джимми Маллиган и его жена Энн Маллиган. Целью этой правительственной операции было подменить систему "сдержек и противовесов", которую Л. Рон Хаббард хотел оставить после своей смерти, диктатурой, которая разрушает организацию.
Дэвид Мискевидж
Официальным сотрудником Офиса безопасности Ванньер стал в 1980 году — через три года после проведенных ФБР обысков, — а в 1982 году уволился. В 1985 году его лишили права заниматься адвокатской деятельностью. Он оставался членом Саентологической церкви до 2012 года, когда его объявили подавляющей личностью за то, что под ником "admin" он создал веб-страницу savingscientology.com. Эта страница продвигает идею о том, что в соответствии со сложной административной структурой Саентологии особые директоры и попечители организаций, управляющих церковью, могут начать расследование деятельности Дэвида Мискевиджа и сместить его. Когда Ванньера объявили ПЛ, он потерял всякую связь со своей дочерью Энджи Лаклэр, популярным одитором в Голливудском Центре Знаменитостей, которая по сей день хранит верность церкви. Согласно правилам Саентологии, Энджи пришлось "разорвать отношения" с отцом и прекратить с ним общение.

Несмотря на все это, Ванньер по-прежнему горячо предан Л. Рону Хаббарду и его идеям. В разных частях книги он рассказывает о том, какие "победы" он получал в результате одитинга, как "изучение технологии" придало ему сил, чтобы окончить юридическую школу, и даже как он помог другу пережить состояние комы, применив саентологический "ассист" (своего рода исцеление верой).

"Технологию, подразумевающую использование е-метра, описывали, демонстрировали, неверно толковали и зачастую представляли в окарикатуренном виде в бесчисленных статьях и телевизионных репортажах о Саентологической церкви. Но она работает", — уверяет нас Ванньер.

В этом свете Ванньер заново разбирает историю Саентологии, защищает Хаббарда и ранний вариант организации, возлагая всю вину за нынешние проблемы на дурное управление, начавшееся после того, как Хаббард сначала ушел в полное уединение в 1980 году, а затем скончался в 1986. Подобные утверждения часто можно услышать от тех, кто недавно покинул организацию, но все еще хранит верность Хаббарду.

Нам показалось удивительным, что человек, так глубоко вовлеченный в деятельность Саентологии, в том числе в ее тайные операции, и работавший в лос-анджелесской штаб-квартире, впервые услышал имя Дэвида Мискевиджа только 27 января 1986 года, когда тот вышел на сцену развлекательного центра "Палладиум" в Голливуде, чтобы объявить, что Хаббард умер три дня тому назад. Как пишет Ванньер, он сразу понял, что этот молодой руководитель Морской организации стоит за озадачивающими управленческими решениями, которые, по мнению Ванньера, вредили организации.

Терри Гамбоа (справа)
Ванньер приводит одну историю о жестокости Мискевиджа, которую рассказала ему Терри Гамбоа, которая с детства служила Саентологии и в прошлом занимала пост Посланника Командора: "Событие, ставшее причиной ее ухода, произошло, когда Мискевидж собрал целую кучу сотрудников базы „Инт“, чтобы они смотрели, как на их глазах другой сотрудник будет проходить проверку безопасности. Этот человек рассказывал о разных проступках и секретах, и Мискевидж поначалу издевался над ним. Потом он велел зрителям плевать в лицо исповедующемуся, что они по очереди и сделали. Терри была единственной, кто отказался плевать. Мискевидж метнул в ее сторону взгляд и вышел из комнаты. „Я знала, что в следующий раз он выберет мишенью меня. Никто не бросает вызов Мискевиджу“".

По мнению Ванньера, Гамбоа является ключевой фигурой, потому что Хаббард назначил ее особым директором Церкви Духовной Технологии (CST) — одной из множества структур, созданных во время масштабной реорганизации Саентологии в начале 1980-х годов. При помощи сайта savingscientology.com Ванньер и другие пытались найти способ связаться с попечителями и директорами эти структур или обратиться к генеральному прокурору штата, чтобы посредством уставных документов CST предъявить Мискевиджу некий счет.

Однако в прошлом мы уже несколько раз писали, что, как призналась нам Дениз Бреннан, которая помогала составлять эти документы, все они были фикцией, призванной внушить людям мысль, будто им известно нечто такое, чего в действительности не существовало.

Дениз Бреннан (слева)
"Люди, которые полагают, что разобрались в структуре власти, изучив списки директоров CST, заглатывают наживку, которую мы им приготовили, — рассказывала нам Бреннан в 2013 году. — Думаю, люди ошибаются, думая, что в этой структуре есть нечто гениальное. Она была создана лишь для того, чтобы защитить активы".

Незадолго до своей безвременной кончины в прошлом году Бреннан очень отчетливо объяснила нам: "Л. Рон Хаббард с ее помощью и помощью других людей создал византийскую структуру Саентологии для того, чтобы обезопасить свои сотни миллионов долларов от претензий кредиторов, а не потому, что он хотел создать систему "сдержек и противовесов".

Но мы понимаем, что наше мнение не имеет значения, — определенная часть нынешних и бывших членов организации все равно будет искать способ свергнуть Мискевиджа при помощи уставных документов Саентологии, и их число, вероятно, увеличивается по мере того, как новые саентологи разочаровываются в своем нынешнем руководителе.

"По моим оценкам, 75% всех саентологов хотят увидеть перемены в руководстве Саентологии. Однако они не высовываются, и многие из них ждут удобного момента, чтобы начать действовать", — пишет Ванньер. Что ж, было бы интересно на это посмотреть, если бы это случилось.

В последних главах своей книги Ванньер возвращается к мысли о своем прежнем начальнике по Офису безопасности, Доне Альверзо, которым он восхищался, но о котором знал очень мало. Теперь Ванньер всерьез рассматривает возможность, что Альверзо работал на правительство.

"Мартиниано высказал 100-процентную убежденность, что Альверзо был шпионом, засланным в ОБ, чтобы спровоцировать его крах, обратить ЛРХ в бегство и позволить кому-нибудь вроде Мискевиджа, еще одному шпиону, захватить власть", — пишет Ванньер, призывая на помощь Тома Мартинано, одного из наименее уравновешенных психически участников проекта "Milestone Two" — интернет-сайта, объединяющего часть наиболее упертых независимых саентологов. (Как и в других случаях, когда людей называют "засланными", Ванньер не приводит никаких свидетельств или доказательств в пользу этого обвинения.)

Альверзо был специалистом по проникновению со взломом, которого ОБ использовал в операции "Белоснежка", а Ванньер также отождествляет его с "Джерри Левином", который в 1973 году четыре месяца прожил в одной квартире с Полетт Купер, собирая на нее компромат. (Другие бывшие сотрудники ОБ говорили нам то же самое, когда мы собирали материал для собственной книги о Купер под названием The Unbreakable Miss Lovely, которая выходит в свет в мае.)

Однако Ванньер, опираясь на слова Мартинано, убежден, что Альверзо сыграл еще более зловещую роль — подтолкнул ОБ к противозаконным действиям, поскольку он был провокатором, работал на ФБР и подставлял Саентологию, чтобы в ее офисах могли провести обыск.

Мы не сомневаемся, что эта теория станет популярной на сейте "Milestone Two", однако важно обратить внимание, что в книге Ванньера отсутствуют ссылки на документы Офиса безопасности, изъятые во время обысков в 1977 году, из которых ясно следует, что Мэри Сью Хаббард и Джейн Кембер, возглавлявшие ОБ, требовали от своих сотрудников — осыпая их при этом унижениями — вламываться в конторы и ничего не бояться. Если бы Альверзо не вскрыл двери офиса Налоговой службы, выполняя план "Белоснежка", Мэри Сью Хаббард наверняка нашла бы кого-нибудь еще, чтобы это сделать.

В конце своей книги Ванньер раскрывает настоящее имя Алверзо, Джефф Марино. (Мы самостоятельно пришли к такому же выводу в прошлом году, когда работали над своей книгой.) Ванньер пытается связаться с ним, но старый друг не откликается. Сегодняшние мысли и чувства Альверзо, о которых пишет Ванньер, как и большая часть его книги — чистый вымысел.

The Underground Bunker, 02.03.2015

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.