четверг, 15 августа 2013 г.

Бог и IT-стартапы: кто в кого больше верит

5 российских IT-стартаперов ответили нашему колумнисту на вопросы о своих религиозных предпочтениях. Среди опрошенных — основатели Surfingbird, MDK, Budist, YouDo и Coub.


Мешают ли бизнесмену религиозные убеждения? С одной стороны, поведение религиозного человека предсказуемее поведения агностика или атеиста, поскольку правила, которыми он руководствуется, общеизвестны. С другой стороны, вера в сверхъестественную поддержку может служить мощным источником энергии, столь необходимой для успеха проекта.

Чтобы узнать, как различные религиозные концепции сочетаются с российскими традициями и протестантской деловой этикой в сознании российских бизнесменов, мы опросили пятерых основателей перспективных интернет-проектов.

Антон Гладкобородов, основатель Coub: атеист



Я атеист, всегда им был. В детстве я спросил бабушку — есть бог или нет. На что она мне ответила: «Каждый человек решает, есть бог или нет, сам, но мы с дедушкой всегда полагались на свои силы». Не очень понимаю, как можно верить в бога, когда люди умудряются «сфотографировать» орбитальную структуру атома водорода. Мне также не нужна опора, я могу сам разобраться с собой, со своими депрессиями и проблемами. Когда ты атеист, то как-то не стоит вопроса, помогает это в бизнесе или нет.

Сергей Шалаев, сооснователь Surfingbird: православный антиклерикал

Я верю в Бога, даже хожу в церковь иногда. Иисус мой друг, в общем. Более того, рядом с офисом Surfingbird расположена церковь Сергия Радонежского. Это всё знак.

Ведению бизнеса вера не мешает. Если надо разобраться с партнером, который кинул — на это есть суд, а так Бог простит, ну и я, конечно, как настоящий христианин. Если партнеры по бизнесу мои религиозные воззрения не разделяют, мне это безразлично. Если им нравится летающий макаронный монстр, я только за. Другое дело, что мне не нравится, когда атеисты не принимают позицию, противоречащую их точке зрения. Тут начинается с их стороны мгла ада, агрессии, ненависти в порыве меня переубедить.

Православие для меня — скорее нравственная основа, чем свод жизненных правил. Нет, я не спрашиваю себя, как бы поступил на моем месте Сергий Радонежский. Во многом потому, что сейчас у нас есть айфоны и мы летаем в космос, то есть мир немного изменился.

Я бы еще хотел обозначить, что РПЦ вызывает у меня отвращение. Мне как христианину не нравятся эти странные люди. Очень плохая музыка в общем, думал намного лучше будет.

Роберто Панчвидзе, сооснователь МDК: умеренный синтоист

Не думаю, что высокодуховному человеку стоит идти в бизнес, особенно если он строит его на просторах интернета. Религия, как и культура — это сдерживающий фактор, он мешает творить и создавать, быть новатором в какой-либо области. Если вы хотите прыгнуть очень высоко, то нужно рвать и метать, ведь бизнес тоже творчество по сути своей, создание собственного дела, нестандартные ходы иногда вопреки человеческому пониманию.

Хотя вашему успеху вряд ли помешает какая-либо завоведь Божия: для меня актуальна особенно вторая, ибо когда ты молод, поневоле создаешь себе кумиров, а это очень губительно для любого, особенно молодого коммерсанта, так как начинаешь перенимать уже готовые, шаблонные схемы своих идолов, или же стиль их поведения. Очень полезная заповедь.

Денис Кутергин, основатель YouDo: агностик

Прежде всего, для меня важно разделять понятия «Бог» и «церковь». Я был крещен в детстве по настоянию бабушки, но я не хожу в церковь, не знаю молитв, не соблюдаю православный календарь и т. д. Я верю в человека, а не Бога, но не отрицаю его существования и уважительно отношусь ко всем религиям. Я из тех, кто считает, что если бога и не существует, то его стоило придумать.

К РПЦ, как к общественному институту, у меня негативное отношение, но это отдельная тема разговора. Для бизнеса (впрочем, для любой деятельности) важно иметь источник энергии, уметь расслабляться духовно. Можно молиться, можно заниматься йогой, медитировать и т.д. Мне для разрядки помогает смена обстановки и пребывание на природе. Что именно исповедуют бизнес партнеры, не очень важно, гораздо важнее общие взгляды на жизнь и взаимопонимание.

Грачик Аджамян, основатель Budist: атеист

Я родился в Армении — первой стране, принявшей христианство в качестве государственной религии. Это отразилось в том, что в детстве я был достаточно религиозным ребенком. Однако с годами мои взгляды начали меняться. Я увлекся наукой и изучением знаний о Вселенной, немного изучал религии и христианские конфессии, общался с людьми разных верований. Годам к 25 я окончательно утвердился в своих выводах и признался себе: религия — это не для меня. Я верю во многое, но не в бога.

Я верю в то, что человек имеет прямой контакт со всей Вселенной, способен взаимодействовать с ней и влиять на нее. Но Вселенная — это не бог — у нее нет разума. К религиозным предпочтениям друзей и партнеров отношусь с уважительным безразличием.

Бонус: Павел Дуров о религии

Учение Иисуса в политических целях было искажено значительно сильнее, чем учение того же Будды. Поэтому при выборе из этих трех религий (буддизм, христианство, ислам — прим. ред.) я проголосовал за буддизм.

Буддизм ближе к славянам хотя бы лингвистически («Будда» = «пробужденный», общий корень с «будить»). А вот ближневосточная мифология не была органична ни для славян, ни для других европейцев. Принятие христианства в конечном итоге привело к краху Римской империи и тысячелетнему прозябанию всей европейской цивилизации.

Католическая церковь и ее клоны — фашиствующее воплощение регресса. Чем быстрее они и навязанные ими предрассудки сойдут на нет, тем быстрее европейцы начнут возрождаться духовно.

Раминь,
Ксения Ратушная,
Irony Production,
Специально для TJournal

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.