вторник, 25 октября 2011 г.

2 стадии развития культов

Культы это прежде всего организации со своими структурами, бизнес-процессами, иерархией. Как и любая организация, культы проходят через так называемый "организационный жизненный цикл". Если у нормальных организаций он цикличный и происходит в несколько стадий, то у культов стадии всего две.


Данная модель двух стадийного развития культа, как организации позаимствована из труда Джоэла Крамера и Дианы Олстед (американские социальные психологи) "Маски авторитарности: Очерки о гуру" (см. мой список литературы).
"Большинство культов в своем развитии неминуемо проходят две хорошо различимые стадии, что свидетельствует о том, что это расчленение определяется механизмами функционирования любых авторитарных структур, а не учением конкретного "гуру". Похожесть этих стадий у различных групп демонстрирует также, что лидер любого культа вступает на определенный путь, свернуть с которого крайне трудно, а скорее всего — просто невозможно.


"Мессианское обращение"

Все культы, в сущности, выполняют одну и ту же миссию, хотя каждый заявляет о своей исключительности. И лидер, и члены группы утверждают, что находятся на пике осознания истины, духовности, эволюции — чего угодно. Подразумевается, что они являются предвестниками Нового века, который оздоровит жизнь и разрешит все мировые проблемы. Пока какое-либо движение набирает силу и число его приверженцев растет, растет и вера в конечную цель и идеалы учения, при этом лидер излучает оптимизм и удовлетворенность, а лица участников группы светятся счастьем. По отношению ко всем остальным они испытывают и демонстрируют чувство превосходства, выражая уверенность, что только присоединившиеся к их движению смогут, когда настанет время, увидеть свет.

Эту первую стадию можно назвать мессианской, поскольку проповедники учения, как правило, заявляют, что все труды организации, включая труды гуру, направлены к высшей цели, выходящей далеко за пределы группы, и эта цель — спасение человечества. Во время первой фазы; гуру уверен, что в конце концов его признают одним из тех, кто выведет, мир из тьмы. Основная, задача в это время — вовлечение в свои ряды все новых и новых обращенных. Паства растет, а с ней растет и власть гуру, и потоки изливаемой на него лести. Все это укрепляет уверенность гуру в том, что ему суждено стать признанным глашатаем нового порядка, и делает его счастливым и относительно милостивым ко всем, кто ему подчинился.

До тех пор, пока гуру все еще видит возможность реализации своих амбиций, он поддерживает власть, поощряя энтузиазм учеников похвалами и наградами, к числу которых относится и положение в иерархии. Пробуждая в своих адептах острое желание, достичь духовного совершенства, гуру легко манипулирует ими, используя в качестве приманки обещания, что благодаря ему все непременно осуществится — возможно, даже в этой жизни. Атмосфера, царящая внутри группы, отражает настроение учителя — все предельно дружелюбны, участливо и активно помогают друг другу, испытывая чувство взаимной близости и единения. Все кажется совершенным, каждый уверенно продвигается по своему духовному пути. Гуру относительно доступен, очарователен, даже забавен. Все мечты представляются реальными — даже самые невероятные и, казалось бы, неосуществимые.

Если ряды общины растут, новообращенные восторженны и энергичны, а внимание публики и прессы возбуждено, — следовательно, культ является жизнеспособным и процветающим. Подтверждением тому, что культы являются источником истинной духовности на планете, должен служить непрекращающийся приток новых и потенциальных членов. Прозелитов привлекает соблазнительная возможность творить добро и вера в то, что лучше делать это вместе с единоверцами. Ощущение себя в авангарде питает чувство морального превосходства над окружающими и эмоционально отсекает своих от чужих, что еще глубже связывает членов общины друг с другом. Такая обособленность культовых общин от внешнего мира превращает их, по сути, в закрытые системы, куда можно попасть только через "новообращение". В конце концов, новообращенные — это приток как свежих духовных сил, так и материальных ресурсов.

Все наиболее известные культовые организации действуют сходным образом — они стараются, чтобы их активность по вербовке новых сторонников не слишком бросалась в глаза. Само новообращение обычно проводится под знаком оказания помощи или благодеяния. Членам общины внушается, что поскольку сами они находятся на вершине эволюции, забота о других — их святая обязанность Миссионеры уговаривают потенциальных новобранцев посетить вместе с ними показательные собрания общины, где также проповедуются соответствующие идеи. При этом с гостями обращаются с подчеркнутым и весьма лестным вниманием, всячески поощряя их интерес, а затем их обычно заставляют "делиться своими переживаниями" с другими

Такой "обмен опытом", будучи более завуалированным способом обращения, весьма эффективен, поскольку позволяет привлечь в группу большее число новичков. Менее очевидно, но не менее важно другое: чем активнее новые или потенциальные члены делятся своими переживаниями, с посторонними, пытаясь объяснить, в чем состоит привлекательность их группы, и защитить ее, тем сильнее они сами отождествляют себя с группой. Новообращенные, как правило, обладают большим энтузиазмом, но часто еще недостаточно привязаны к группе эмоционально. В этой ситуации само их участие в процедуре вербовки является своеобразной разновидностью "посвящения" в полноценные члены общины.

Приемы, используемые приверженцами культа для привлечения свежих сил,, весьма напоминают флирт и любовное обольщение Группа изливает на потенциальных новых членов огромное количество сфокусированной энергии и внимания, пока они не покорятся ее авторитету, за которым, разумеется, стоит авторитет гуру и система его убеждений. Когда вербуемый наконец капитулирует, все начинают поздравлять его с этим радостным событием. Все это слегка напоминает свадьбу и медовый месяц, который длится до тех пор, пока группа не переключается на что-либо другое. (То же самое и в романтической любви — после завоевания объекта желания интерес обольстителя к нему угасает.) По завершении стадии "медового месяца" новообращенных ждет новая роль — из обольщаемых они должны превратиться в обольстителей.

Незаметно коварные приемы обольщения, завоевания и подчинения, используемые для привлечения неофитов, все глубже затягивают и самих вербовщиков. Чем более сильными они ощущают себя во взаимодействии с чужими, представая перед ними в роли обладателей тайного знания, тем больше они верят в собственную избранность. Чем больше они преуспевают в пробуждении у слушателя любопытства и желания приобщиться к новой вере, тем больше обретают уверенность в себе. Эти чувства усиливают их убежденность, что они находятся на правильном пути. Обретенный неиссякаемый источник положительных чувственно-эмоциональных ощущений используется в качестве доказательства того, что они действительно нашли истину.

Власть имущие и верующие несомненно чувствуют себя лучше, чем слабые и лишенные моральной опоры. К сожалению, стремление к душевному комфорту слишком часто ведет к самообману. Сама по себе убежденность уже дает человеку преимущество перед сомневающимся, а чем глубже эта убежденность, тем более сильным он себя ощущает. Это, безусловно, привлекает окружающих, что, в свою очередь, усиливает его убежденность, — так возникает характерный замкнутый круг. Отказаться от убеждений, которые способствуют усилению власти, чрезвычайно трудно. Для того чтобы успешно торговать чем-либо, очень важно верить в то, что ты торгуешь чем-то действительно стоящим, а поверить в это гораздо легче, если ты заинтересован в успешности сделки.

"Апокалиптическая паранойя"

Неизбежно приходит время, когда популярность и власть группы достигают своего апогея, а затем постепенно начинают убывать. В конце концов становится очевидным, что гуру вовсе и не собирается принимать на себя руководство миром, по крайней мере в ближайшем будущем. Когда приходит осознание того прискорбного факта, что человечество слишком глупо и слепо, чтобы оказаться способным признать высший авторитет и мудрость гуру, наступает апокалиптическая фаза, и праздник кончается.

Затем события обычно начинают развиваться по одному из двух сценариев. В соответствии с первым, проповедь гуру становится все более пессимистической, в ней начинают звучать апокалиптические нотки, например: "Скоро цивилизация начнет рушиться, ее ждут страшные бедствия, и только мы сможем их избегнуть, если сумеем отстраниться ото всего происходящего, дабы защитить себя и сохранить свою чистоту. Наша группа выживет, подобно лучу света во тьме; а когда катастрофа минует, мы возглавим Новый век".

Другой вариант таков: для привлечения еще большего числа людей гуру делает эксцентричные заявления — например, о подвластности ему оккультных сил — и дает все более и более невероятные обещания — вроде скорого просветления или даже осуществления мирских желаний, касающихся богатства, любви и власти. Один гуру, как мы уже отмечали, зашел так далеко, что обещал обучить приемам левитации и тому, как стать невидимым. А лидер другой группы заявлял, что посредством соответствующего ежедневного песнопения можно добиться выполнения любого желания и получить все, что заблагорассудится. Такое потакание алчности оправдывалось утверждением, что осуществление всех желаний — это быстрейший путь к отказу от них. На деле ни одна из этих стратегий — ни предсказания грядущих бедствий, ни обещания неимоверных благ — не оказывается в конечном итоге достаточно действенной, поскольку большинство людей предпочли бы настроиться на оптимистическую точку зрения, а неистовые заявления их просто ошеломляют.

При переходе к апокалиптической стадии политика милостивого превосходства по отношению к посторонним, характерная для предыдущей фазы мессианского обращения, принципиально меняется. Теперь внешний мир — это главный объект, который должен пострадать от апокалиптической катастрофы, а потому всякое общение с теми, кто еще не ступил на путь очищения, считается опасным. Кардинальный переход от идеи спасения мира к идее его неизбежной гибели на самом деле направлен на выживание и защиту группы. Любой отступник несет в себе угрозу ее сплоченности и жизнеспособности. Впрочем, растущее недоверие к внешнему миру нельзя назвать абсолютно параноидальным — оно в какой-то мере оправдано, поскольку по мере того, как группа становится более закрытой и эксцентричной, окружающие начинают реагировать на нее более негативно. При этом внутри культовой структуры ее члены начинают под руководством гуру заниматься уже не деятельностью, связанной с духовным очищением, а отвлеченным тяжким физическим трудом, боевыми единоборствами, военной подготовкой и даже строительством бомбоубежищ, что объясняется как необходимая временная мера для сохранения внутренней "просвещенности"- от посягательств погрязшего в смертных грехах мира. Таким образом, от привлечения новых членов группа переходит к самообороне. Страх за будущее становится важнейшим механизмом обеспечения власти гуру и целостности группы.

Неудивительно, что с переходом от оптимистической экспансии к параноидальному апокалипсическому образу мышления в группе начинается разброд и шатание, наименее истовые приверженцы уходят, а у остальных начинают закрадываться сомнения в могуществе и мудрости учителя. В попытках противостоять распаду группа становится более воинственной, и требования к повиновению возрастают. Но даже когда культ переживает не лучшие времена, происходит некоторая вербовка новых членов, призванная восполнить потери. Однако теперь, во времена упадка, "продать" себя гораздо труднее — культ уже не выглядит столь привлекательным или исключительным. Однако наиболее стойкие его приверженцы все еще ухитряются чувствовать себя избранными, поскольку убеждены, что именно им суждено выжить.

Таким образом, на данной стадии развития культа и гуру, и его последователи становятся замкнутыми, сосредоточенными на своей внутренней жизни, изолированным от окружающего мира. Внешние завоевания сменяются междоусобными перебранками и борьбой за власть. Когда гуру осознает, что большинство членов группы не намерены больше признавать его, он часть пытается компенсировать утраты (если только может себе это позволить) строительством монументальных сооружений, символизирующих его величие. Обычно это памятники или храмы, здания, образцовые общины и учебные центры. Праздник окончен. Теперь обещанные воздаяния откладываются надолго, быть может, в будущие жизни, и заслужить награду можно только упорной работой. Это не только поддерживает активность учеников и не позволяет сбить их с толку, но и просто жизненно необходимо, поскольку поступление средств, довольно обильное в период экспансии, почти прекращается. Поэтому и назначение активно рекламируемых грандиозных строительных проектов в существенной степени сводится к росту земельной собственности лидера (общины или ашрама) или пополнению его казны.

Если потребности гуру во власти не удовлетворяются экспансией, то обычно он компенсирует это, добиваясь от своих адептов большего низкопоклонства и усиливая контроль и дисциплину путем жестких предписаний, диктующих, как им следует вести себя в повседневной жизни. Нуждаясь теперь, более чем когда-либо, в том, чтобы оставаться для учеников главной эмоциональной привязанностью, гуру устраняет все, что этому мешает. И хотя, казалось бы, тесная связь с учениками необходима гуру как никогда раньше, он не только не старается сблизиться с ними, а наоборот, еще более отдаляется и обособляется от них, так что даже свои распоряжения теперь он спускает по иерархической лестнице. Все чаще от него исходят утонченно-хитроумные и откровенно прямые предупреждения и угрозы по поводу пагубных последствий неповиновения ему и доверия к чужим. Все чаще можно услышать: "Отказываясь подчиняться гуру, ты обрекаешь на страдания бесчисленное число жизней"; "Как ты можешь рассчитывать на просветление или спасение, если ты непослушен и мало работаешь?", "Ты не должен осквернять себя общением с теми, кто духовно не развит" и т. д.

Хотя гуру по-прежнему призывает к единению всех людей, на деле он все сильнее изолируется от окружающих. Его проповеди — проповеди о любви, но он очень мало заботится о своих подопечных: они стали всего лишь инструментами для его амбиций. Все провалы своих мессианских устремлений и все неудачи гуру (сознательно или подсознательно) списывает на свое окружение. По мере того, как изоляция группы увеличивается, та же паранойя распространяется и на чужих, что в конце концов может послужить импульсом к насилию. Отколовшимся от группы, часто угрожают, их жестоко наказывают, а иногда и убивают. Эта стадия обычно завершается крупным скандалом или трагедией.

Авторитарные структуры, где власть лидера практически безгранична, формируют собственное представление о чувстве долга и единении, когда между своими и чужими возводятся громадные преграды. И пока холод отчуждения не вытеснил чувство единения, этот путь весьма эффективен для достижения поставленной цели.

Однако возведение этих жестких барьеров не укрепляет культы, а напротив, делает их весьма уязвимыми, поскольку их отношения с окружающим могут развиваться двояко: либо по пути прозелитизма, либо скатываясь к паранойе. Потенциал для насилия и злоупотребления в авторитарном культе всегда налицо, и не только потому, что любое слово лидера является законом, но также и потому, что все посторонние причисляются к категории "чужаков", что во все времена служило оправданием насилию".
Недавно один знакомый запостил в своем твиттере рекламу одной организации в Самаре, чья деятельность наиболее активна среди отечественных авторитарных групп:


Как Вы видите, используются определенные коричневые тона, заголовки и объяснения как пройти через Апокалипсис с наименьшими потерями. Но если изучать деятельность и идеологию подобных групп, культов и организаций, то мы с Вами бы знали, что планета на фоне - это как раз планета с ящерами, которая летит завоевать наш мир и т.п. (писал в теме Вера и доказательства на бытовом уровне).

Я бы с удовольствием посетил бы данную встречу, но это вызвало бы не нужную истерию с их стороны. Прошлый раз когда я прошел рядом с их стендом на выставке, меня обвинили в том, что я позвонил губернатору и тот по моему указанию выгнал их с выставки. :) Представляете, что бы они выпустили в пресс-релизе сейчас?

Однако если Вы внимательно читали описание стадии "апокалиптической паранойи", то заметили бы определенные признаки второго этапа, которые демонстрируются в рекламе и идеологии данной авторитарной группы.

Переход от одной конечной к стадии возможен, но зависит от определенных обстоятельств. Обычно это смена поколений элит, т.е. когда власть от одного гуру переходит к другому (смерть основателя) или когда организация раскалывается на автономные части, но которые действуют под одним брендом (Кришнаиты например, после смерти Прабхупады разбились на 4-5 частей).

P.S. Благодарен за предоставленное фото для коллекции. :)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.