вторник, 6 декабря 2011 г.

Насильники не умеют распознавать эмоции

Вера Булыгина
Сексуальным правонарушителям присущи специфические характеристики личности, имеющие отношение и к сфере полоролевого самосознания, и к особенностям межличностного взаимодействия. Дефектными являются социальные коммуникативные навыки, способность к партнерским отношениям, эмпатии, возможности прогноза поведения другого человека. Выбор и отношение к объекту сексуального влечения у лиц с различными формами расстройств сексуального предпочтения также определяются и специфическими нарушениями и искажениями эмоционального восприятия сексуального партнера. Ученые из Института им. Сербского сравнили, как распознают эмоции сексуальные преступники и нормальные граждане

В первой части пилотажного исследования были обследованы 96 учащихся общеобразовательной школы № 868 Москвы, из них 43 возрасте 11 лет, 24 в возрасте 14 лет и 29 в возрасте 16 лет. 

Эксперимент состоял из двух предъявлений. 
  1. В первом испытуемые в соответствии с указанным исследователем порядком эмоций должны были расположить по порядку фотографии каждого из 6 человек. По сути – это задание было на узнавание эмоций. 
  2. Затем карточки перемешивались, и во втором предъявлении просили сложить в одну групп всех людей, выражающих одну и ту же эмоцию, что весьма схоже с заданием на классификацию.

Во второй части исследования приняли участие 80 человек, из них 30 человек − экспериментальная группа, в которую вошли 21 человек, находившиеся на принудительном лечении в Орловской ПБСТИН и совершившие противоправные действия сексуального характера, и 9 человек, совершившие сексуальное ООД, находившиеся на амбулаторной экспертизе в ФГУ "ГНЦССП им. В. П. Сербского Минздравсоцразвития".

В экспериментальной группе были испытуемые, совершившие агрессивно-насильственные действия сексуального характера в отношении женщин и детей. 
В группу испытуемых, совершивших сексуальные ООД, вошли: 
  • испытуемые с параноидальной шизофренией − 15 человек, 
  • с умеренной умственной отсталостью − 9 человек, 
  • с расстройством личности в связи со смешанными заболеваниями – трое, с олигофренией в степени дебильности − 1, 
  • с психотическим расстройством, обусловленным повреждением головного мозга − 2. 
Из них лица, совершившие насильственные действия сексуального характера:
  • в отношении женщин − 14; 
  • лица, совершившие насильственные действия сексуального характера в отношении детей (педофилия) − 9, из них − насильственные действия сексуального характера в отношении девочек − 6, в отношение мальчиков − 1.
Возраст испытуемых − от 23 лет до 61 года. По квалификации преступлений: 3 человека – ст. 105, 131 УК РФ; 26 человек − ст. 131 УК РФ; 1 человек – ст. 119, 131 УК РФ.

Контрольная группа состояла из 50 человек с нормосообразным поведением. Возраст обследованных − от 25 до 50 лет.

Методический комплекс включал: 
  • методику определения уровня эмоционального интеллекта Н. Холл; 
  • методику диагностики уровня эмпатии И. М. Юсупова; 
  • методику на распознавание эмоций (В. Г. Булыгина, А. А. Макурин, 2009); 
  • методику на распознавание эмоций по позе человека (В. Г. Булыгина, А. А. Макурин, 2010). 
Методика на распознавание эмоций предназначена для выявления способности человека считывать эмоции с мимического выражения лица. Методика на распознавание эмоций по позе человека предназначена для выявления способности человека считывать эмоции с расположения тела в пространстве. Художником схематично были изображены позы человека, отражающие 8 эмоциональных состояний: 
  • гордость, 
  • радость, 
  • гнев, 
  • стыд, 
  • печаль, 
  • страх, 
  • любовь, 
  • ненависть.
Результаты сравнивали с тем, что получилось в контрольной группе, состоявшей из обычных людей. 

Анализ нормовозрастных особенностей распознавания эмоций выявил, что в допубертатном периоде лучше распознаются (на уровне статистической значимости) эмоции сверстников. Однако позитивно окрашенные эмоции, как любовь, радость, лучше узнают более старшие испытуемые, вне зависимости от возраста изображенных на картинке людей. Интересным оказался факт, что самые младшие дети в обследованной выборке распознают "гнев", "ненависть" и "стыд" статистически значимо лучше других испытуемых при предъявлении карточек с лицами ровесников и молодых людей. И одновременно значимо хуже узнают эти же эмоции у лиц старшего возраста.

Во второй части эксперимента было выявлено, что при распознавании эмоции печали по всем предъявлениям наблюдаются различия между контрольной и экспериментальной группами. При этом данные по распознаванию печали без учета группирующих факторов (мальчик-девочка, юноша-девушка, мужчина-женщина) показывают идентичные проценты ошибок и правильных ответов в обеих группах. Однако с учетом группирующих факторов (мальчик-печаль (33%), девочка-печаль (20%), юноша-печаль (73%), девушка-печаль (83%), женщина-печаль (13%), мужчина-печаль (46%)) экспериментальная группа распознает эмоцию печали хуже, чем контрольная группа ((мальчик-печаль (62%), девочка-печаль (44%), юноша-печаль (86%), девушка-печаль (98%) женщина-печаль (38%), мужчина-печаль(74%)).

При сравнении значимых различий по возрастному признаку было установлено, что эмоции гнева и печали лучше распознается у девочки и мальчика, ненависть −у девушки и юноши, гордость и печаль − у мужчины и женщины.

У лиц, совершивших сексуальное ООД, существуют наиболее выраженные трудности в распознавании выражения эмоций взрослых лиц мужского пола. Максимальное количество ошибок было зафиксировано при идентификации эмоций любовь, ненависть, гнев, печаль. Специфичным для лиц, совершивших сексуальные ООД, является неспособность правильно идентифицировать такую эмоцию, как гнев.

При узнавании эмоций детей значимо хуже распознаются гнев и печаль, дополнительно в отношении детей мужского пола хуже распознается эмоция стыда.

В экспериментальной группе наблюдаются значимые связи между рас-познаванием положительных и отрицательных эмоций (любовь−ненависть, радость–гнев, радость–страх), в норме такой связи не прослеживается. У данной категории лиц лучше угадываются только положительные эмоции или только отрицательные эмоции, при этом организуются пары распознаваний, отличные от того, что наблюдается в норме.

У лиц, совершивших сексуальные деликты, выявлены и «адекватные» связи, однако они наблюдаются только при распознавании отрицательных эмоций (гнев−ненависть, печаль−ненависть, гнев−стыд). Корреляции между одномодальными переменными при распознавании положительных эмоций прослеживаются только при предъявлении изображений мальчика (радость−любовь).

При распознавании эмоций у взрослых мужского пола факторы содержат разномодальные эмоции, среди которых повторяются гордость и страх, гнев и ненависть, что может свидетельствовать о неправильном приписывании черт, которыми должен обладать среднестатистический мужчина.

Для лиц, совершивших сексуальные ООД, такие эмоции, как печаль, ненависть, страх, стыд при восприятии женщин являются наиболее значимыми и при этом неправильно интерпретируются. Следующим важным фактором при узнавании эмоций женщин для этой категории лиц является радость и любовь, при этом любовь является менее узнаваемой (правильно идентифицируемой) эмоцией.

Значимых различий в восприятии эмоций по позе человека между лицами, совершившими сексуальные ООД, и лицами с нормосообразным поведением не обнаружено. Вместе с тем по данным частотного анализа выявлено снижение точности распознавания эмоций у лиц, совершивших ООД.

Исследование показало, что преступники гораздо хуже понимают чужие эмоции и меньше склонны к сопереживанию. 

Макурин Антон
"У лиц, совершивших сексуальные общественно опасные деяния, существуют наиболее выраженные трудности в распознавании выражения эмоций детей и лиц женского пола. Специфичным для них является неспособность правильно идентифицировать эмоцию гнева", — сообщают авторы исследования (лаборант-исследователь Макурин Антон Александрович и Руководитель Лаборатории психологических проблем судебно-психиатрической профилактики Булыгина Вера Геннадьевна). Полученные результаты подтверждают высказанные ранее взгляды, что сексуальная агрессия по отношению к женщинам формируется в процессе мужской половой социализации как сочетание отвержения фемининности (и женщин как ее воплощение) и снижения способности к эмпатии и потребности в близости с другими.

Выявленная и в настоящем исследовании дефицитарность распознавания эмоций у лиц, совершивших сексуальные ООД, позволяет предположить в качестве одной из ее причин недостаточность опыта эмоционального взаимодействия в семье.

Современные исследования выявили связь между успешностью распознавания ребенком эмоций и его опытом эмоционального взаимодействия в семье (включенность в близкие отношения с одним из родителей, эмоциональный фон взаимоотношений матери и ребенка, интенсивность и выраженность эмоциональных проявлений матери).

Кроме того, мужские нормы пола вынуждают лиц мужского пола на раннем этапе онтогенеза отклонять как "женский" широкий диапазон характеристик, которые являются общечеловеческими: например, проявление эмоциональных состояний опасения, беспомощности, уязвимости. Отклонение этих эмоций и интенсивного эмоционального состояния вообще определяет относительную обедненность их эмоционального опыта.

В свою очередь, это приводит к снижению потребности в близости с другими людьми, потому что интимное общение имеет тенденцию вызывать только интенсивные эмоциональные состояния, которых они боятся и отклоняют. Тем более что понимание языка эмоций требует не только знания общих норм выражения эмоций, типичных для данного общества. Оно требует еще способности и готовности анализировать специфический язык окружающих людей и обучаться ему.

При реализации нормативного сексуального поведения стадия узнавания эмоции – различение эмоционального состояния другого, является предпосылкой к последующим стадиям.

Вторая стадия, оценка перспективы, включает интерпретацию эмоционального состояния, которое было "узнано" ранее. Отмечают, что нарушение оценки перспективы крайне важно для реализации сексуального агрессивного поведения – насильники не способны адекватно понимать состояние жертвы и поэтому продолжают нападать.

Третья стадия, сопереживание или эмоциональный ответ, нарушена у сексуальных насильников из-за ограниченного эмоционального репертуара.

Наконец, четвертая стадия предполагает выбор поступка, действия, основываясь на информации, полученной на предыдущих стадиях эмпатического процесса.

А.А. Макурин, В.Г. Булыгина // Психология и право. 2011. № 3. 

Взято.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.