четверг, 14 марта 2013 г.

FAQ: Экономика обмана

В последние годы экономисты все чаще интересуются разными областями человеческой жизни, где им, казалось бы, делать нечего. Одной из таких областей является феномен обмана.

PhD in Economics, доцент Международного института экономики и финансов ВШЭ, заведующий лабораторией экспериментальной и поведенческой экономики ВШЭ, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН


  1. С одной стороны, каждый человек с детства помнит, что лгать плохо, и, казалось бы, где здесь большая проблема? С другой стороны, в реальной жизни лгут и дети и взрослые: по статистике, средний человек в современном обществе обманывает около 30 человек в неделю (Allison Kornet, "The Truth about Lying," Psychology Today, Vol. 30 Issue 3 (May/June 1997), p. 53) — правда, большинство этих обманов носит достаточно "невинный" характер. Кроме того, в ряде ситуаций само отношение к обману вполне может оказаться не однозначным: должен ли врач всегда говорить правду пациенту о состоянии его здоровья? А кассир — сообщать грабителям верный код от сейфа? А подпольщик оккупантам — точные координаты партизанского отряда?
  2. Если придать понятию "обман" несколько более строгий смысл, то под ним следует понимать искажение правдивой картины мира, которую знает говорящий в момент передачи сообщения. Кроме того, это искажение должно носить стратегический характер, то есть человек, сообщающий информацию, должен понимать, что это сообщение способно побуждать адресата его к действиям в интересах обманщика. Причины таких действий могут быть самыми разными, и даже не всегда осознаваться. Американский психолог Роберт Фельдман с коллегами поставил такой простой эксперимент: он записывал на скрытую камеру 10-минутный разговор двух незнакомых людей, а затем показывал им запись и просил честно сказать, сколько раз за время разговора они погрешили против истины. Оказалось, что 60% участников эксперимента сказали неправду минимум однажды, а среднее число ложных сообщений достигло трех — и это при том, что многие участники в момент разговора даже не осознали, что обманули собеседника! (Robert S. Feldman, James A. Forrest, Benjamin R. Happ Self-Presentation and Verbal Deception: Do Self-Presenters Lie More? Basic and Applied Social Psychology, Vol. 24, Iss. 2, 2002).
  3. В таких случаях причины обмана, скорее всего, достаточно невинны — хочется понравиться собеседнику, произвести впечатление или просто поддержать разговор. Наверное, и многие собеседники скептически отнесутся к пустой болтовне в таком ни к чему не обязывающем разговоре. Но тогда подобный здравый скептицизм уж тем более должен проявляться в действительно важных ситуациях — например, в экономических или финансовых вопросах.
  4. Оказывается, ничего подобного. Вспомним такой знакомый нам феномен как финансовые пирамиды: находится человек, или группа лиц, которые публично говорят: "Я имею доступ к такому "эликсиру", который позволяет мне все, что я ни пожелаю, обращать в доход. Доверьте мне ваши деньги — я и их обращу в новые деньги, и будет вам счастье". Вроде как любому рациональному человеку должно быть понятно, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке — однако ведь пирамида не является обманом с точки зрения тех, кто первым принес в неё деньги! Организаторы выполнят перед ними свои обязательства — правда, за счет тех, кто придет к ним вторыми, которым заплатят из вкладов третьих, и так далее пока поток вкладчиков не закончится, и вся пирамида не рухнет.
  5. На этом примере можно еще более детально рассмотреть анатомию обмана как феномена. Если истина — это правда, вся правда и только правда, то ведь можно говорить правду, всю правду, но не только правду. Например, некто сообщает, что известная публичная фигура пользуется популярностью у определенных слоев населения, решает общественно важные проблемы, а также приторговывает водкой. Допустим, что все кроме последней части суждения — чистая правда, но добавлено еще нечто (продажа водки), что может не быть правдой. Вам сказали правду, но не только правду — а ведь интонация сообщения совершенно переменилась!
  6. Возможна и иная ситуация: сообщается правда и только правда, но не вся правда. Оказывается, и это может быть обманом. Например, в Москве много где можно увидеть реклама торговли на рыках Форекс, где можно легко и просто заработать миллионы. Это правда, только правда, но это не вся правда, потому что ни на каких курсах вам не рассказывают все, что знает сам преподаватель с большим опытом работы на этих рынках. А он может знать, например, то, что привлечение на рынок большого количества денег непрофессиональных трейдеров повышает ликвидность рынка, и может позволить "учителям", знающим стратегию таких трейдеров, получать арбитражную прибыль, то есть делать деньги из того факта, что они знают больше, чем менее посвященные участники рынка. Правда, и эти "чайники" не останутся в накладе: они действительно получат доход, просто меньший, чем "учителя", к которым они могут испытывать искреннее чувство благодарности. Можно показать и то, что чем больше будет таких "чайников", тем лучше может быть профессионалам рынка как классу — даже если не все они сами это осознают.
  7. Примеры такого обмана "при полном согласии сторон" можно множить, однако суть, наверное, понятна: с одной стороны, продолжительный обман может быть не осознан обманутым; и с другой, может иметь место и без сознательного умысла обманщика (но обязательно — к его осознанной выгоде). Эмпирические исследования показывают, что люди, имеющие возможность обмануть с пользой для себя, во-первых, хорошо чувствуют эти возможности, и во-вторых, пользуются ими, если выгода для них велика, а потери для другой стороны незначительны. Этические соображения при этом играют вторичную роль, особенно если обмана никто не видит — и это ставит интересный вопрос об истинной оценке и осознании "масштаба общественных катастроф", вызванных такими обманами.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.