четверг, 31 августа 2017 г.

Первые леди, принёсшие оккультизм в Белый дом


До скандала с электронными письмами, Бенгази или синего платья от Gap Хиллари Клинтон столкнулась с куда менее сомнительным пятном на своей репутации: по слухам, ей нравилось болтать со знаменитыми мертвецами. В книге 1996 года «The Choice: How Bill Clinton Won» («Выбор: Как победил Билл Клинтон») автор Боб Вудворд, уже засветившийся в скандалах, написал, будто бывшая первая леди в течение президентского срока своего мужа общалась с Элеонорой Рузвельт и Махатмой Ганди – только не Иисусом, так как это было бы, если верить пересказу Вудворда, «слишком панибратски».

«Я периодически веду воображаемые разговоры с миссис Рузвельт, чтобы попытаться понять, что бы сделала она на моём месте, – написала Клинтон в газетной колонке. – Обычно она реагирует, говоря мне не падать духом или хотя бы стать толстокожей, как носорог».

Вскоре появились сенсационные интерпретации: Клинтон проводит спиритические сеансы в Белом доме. Увы, недолго музыка играла: сакральный психолог Джин Хьюстон отреагировала на утверждения Вудворда, разъяснив, что болтовня Клинтон – это просто «творческие упражнения», призванные помочь Клинтон с книжным проектом. Но хотя Клинтон предпочла связывать свою скандальную деятельность с текущим моментом, другие первые леди не так рьяно отметали оккультизм. Спиритизм, от общения с умершими до гадания по руке, привлекал многих первых леди, в особенности как стратегия работы с требованиями живых и работающих в Белом доме.

Хотя и существует вероятность, что некоторым леди лучше удавалось скрывать свои практики, пять из них – Джейн Пирс, Мэри Тодд Линкольд, Эдит Вильсон, Флоренс Хардинг и Нэнси Рейган – в особенности выделяются интересом к оккультизму от умеренного до сильного, как рассказывает Пэт Крайдер, генеральный директор Национальной библиотеки первых леди. В этот список также могли бы войти Грейс Кулидж, Рузвельт, Леди Бёрд Джонсон и Джеки Кеннеди, все из которых заявляли, якобы видели призрак Линкольна или чувствовали его присутствие в годы своего пребывания в Белом доме, хотя они и не приводили астрологов и не пользовались медиумами, как другие. Что же до того, откуда у этих леди бралось восхищение перед оккультизмом, Крайдер сообщила Broadly: «Люди, отчаянно жаждущие помощи, ответов, порой идут на крайние меры».

Утверждение о том, что многие из жён бывших президентов «отчаянно жаждали помощи», легко доказать. Пирс, первая известная первая леди-оккультистка, получила прозвище «тень в Белом доме» и жила в постоянно подавленном состоянии после того, как её последний выживший ребёнок, сын Бенни, погиб в трагической железнодорожной катастрофе в возрасте 11 лет. Отягощённая сильнейшим чувством вины и тревожности, она сначала попыталась подозвать его дух, адресовав ему эмоциональное письмо с просьбой вернуться к ней, чтобы она смогла искупить свои материнские огрехи.

«Да поможет мне теперь Господь исправить в горечи мои ошибки, но увы! Слишком поздно, чтобы ты смог с удовольствием этим воспользоваться – а теперь, в этот вечер субботний, ты явишься мне в воображении, а я буду сидеть рядом с тобой, возможно, держа тебя за руку, или же ты прильнёшь ко мне на диване или, как это порой бывало воскресными вечерами, немного посидишь у меня на коленях…» – писала Пирс.

Решительно настроенная восстановить связь с сыном, Пирс пригласила сестёр Фокс, важнейших фигур в современном спиритическом движении с севера штата Нью-Йорк, в Белый дом для проведения сеансов. Предполагается, что эти сеансы обеспечили Пирс некоторое облегчение, хотя это и было ненадолго. Как сообщает её страница на веб-сайте Белого дома, под конец президентства её мужа пара «совершила длительное путешествие за границу, ища для [неё] здоровья; в течение всего путешествия она носила с собой Библию Бенни. Поиски были тщетны, поэтому пара вернулась домой, в Нью-Гемпшир, чтобы находиться рядом с родными и друзьями до смерти Джейн в 1863 году. Её похоронили рядом с могилой Бенни».

После того, как Пирсы освободили Белый дом, туда на четыре года въехал Джеймс Бьюкенен, всю жизнь остававшийся холостяком (поэтому никакой ведьмочки-первой леди), но следующая спиритка, проживавшая в Белом доме, въехала туда сразу после окончания срока Бьюкенена. Это была Мэри Линкольн. Как и Пирс, Линкольн пережила смерти своих сыновей (одного – до президентства Эйба, одного – во время него и одного – после), и её излюбленной оккультной практикой также были спиритические сеансы. Даже сам её предположительно честный муж, по словам историка Карла Энтони, побывал на одном сеансе, который миссис Линкольн провела в Красной комнате Белого дома. Судя по всему, она связалась с обоими своими умершими сыновьями, Вилли и Эдди, чьи призраки, по её словам, посетили её в её спальне в Белом доме.

Мэри Тодд Линкольн. Фото взято с 
Wikimedia Commons / Библиотека Конгресса

«[Вилли] приходит ко мне каждую ночь и стоит у изножья моей кровати с той же милой, очаровательной улыбкой, которой он всегда обладал, – рассказала своей сестре Линкольн, как сообщает книга «The Lincolns: Portrait of a Marriage» («Линкольны: портрет одного брака»). – Он не всегда приходит один. Порой с ним малыш Эдди». После убийства её мужа, она, как утверждают сообщения, посетила «коммуну спиритов», а спустя семь лет после его смерти она попросила скандального фотографа-спиритаУильяма М. Маллера снять её совместный портрет с призраком мужа.

Что же до того, не слишком ли часто первые леди балуются оккультизмом, Крайдер считает, что существенной разницы нет. В Нью-Йорке середины 19-го века публичные сеансы сестёр Фокс популяризировали спиритизм как раз в то время, когда Пирс и Линкольн пытались связаться с умершими сыновьями. Впоследствии и Эдит Вильсон, и Флоренс Хардинг консультировались с астрологом мадам Маршей Чемпни в 1910-е и 1920-е годы, когда процветали платное предсказание будущего и астрологические радиопрограммы; затем, в 1934 году, начала свою первую каденцию Федеральная комиссия связи и обрушилась на такие передачи. Согласно статье 1988 года в Washington Post, Хардинг – которую Чемпни называла «дитя Судьбы» – «не предпринимала никаких действий, не заглянув предварительно в гороскоп». Ещё до того, как Уоррен вступил в должность, его жена консультировалась с Чемпни и обещала ей, что, если её мужа выберут, она сделает Чемпни официальным астрологом Белого дома. Как сообщает та же статья, она предложила Чемпни «[приводить её] через парадные двери, а не чёрный ход», намекая на то, как предшественница Флоренс Хардинг, Эдит Вильсон, тайком проводила Чемпни через южный вход.

На самом деле эти женщины чаще сталкиваются с возможностью подвергнуться насмешкам или критике. В другой статье Washington Post о Хардинг и её лучшей подруге, опубликованной в 1986 году, тот же автор отмечает «подозрительную одержимость оккультизмом» первой леди. В конце президентства Рональда Рейгана представитель Белого дома Марлин Фицуолтер поведал New York Times о любви Рейганов к астрологии после того, как мемуары бывшего руководителя аппарата сотрудников Белого дома Дональда Т. Ригана рассказали о привычках этой пары.

«Миссис Рейган и в самом деле питала интерес к астрологии, – заявил Фицуолтер. – Это продолжалось некоторое время, особенно после попытки убийства в марте 1981 года. Она очень беспокоилась за благополучие своего мужа, и отчасти её беспокойство в связи с его деятельностью проявлялось в астрологии». Хотя администрация постаралась доказать, что астрология никогда не влияла на политику, Фицуолтер всё-таки признался, что она имела влияние на составление графиков; например, пара прибегала к астрологии, чтобы определить лучшее время для объявления о том, что Рональд будет баллотироваться повторно. Десятилетия спустя отношения Нэнси (как и более напряжённые отношения её мужа) с астрологом стали темой статей в USA Today и New York Times, а Los Angeles Times уделила немалое внимание её пристрастию к гороскопам в её прошлогоднем некрологе, отметив, что Нэнси за это высмеивали.

И хотя «творческие упражнения» Клинтон едва ли можно было бы считать духовными или оккультными практиками, её лже-беседы с Рузвельтом также подверглись серьёзному осуждению. «Общественность в основном считает, что президент и первая леди должны придерживаться традиционных убеждений, – сообщила Крайдер Broadly. – Многие подумали бы, что вера в оккультизм считалась бы нехристианской».

Но если можно всего одно мгновение побыть таким человеком, который считает Нэнси Рейган типичной женой, ужасающейся возможности смерти своего мужа – а не человеком, который в 1980-е безучастно наблюдал, как в Америке свирепствовала эпидемия СПИДа, – можно посочувствовать заключительной мысли Крайдер. «Первые леди такие же, как и все остальные, – сказала Крайдер. – У них в жизни бывают трудности, ответы на которые они ищут с трудом».

Автор: Amanda Arnold

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.