среда, 20 февраля 2013 г.

Трудовые лагеря "лаоцзяо": "Всех не перевоспитают"


Участники запрещенного в Китае движения "Фалуньгун" в трудовом лагере, 2001 год.
Китайские исправительные лагеря, куда людей отправляют без суда и следствия, в скором времени могут прекратить свое существование. О грядущем отказе от системы "перевоспитания трудом" с начала года активно заговорили как в Пекине, так и в провинциях. Эксперты к этим планам отнеслись с недоверием: стимула отказываться от проверенной временем методики внесудебного наказания у китайских властей нет.

Сообщения о возможном упразднении системы трудовых лагерей, известных как "лаоцзяо" (laojiao), появились в январе 2013 года. Правда, у источников не было единства относительно того, действительно ли эту систему уничтожат или же речь идет только о ее реформировании. 7 января государственные СМИ рассказали, что избавиться от лагерей было решено на прошедшей в тот же день конференции юристов. По данным журналистов, окончательное решение до конца года должны принять депутаты парламента — Всекитайского собрания народных представителей. Однако позже слова "упразднить" в заметках заменили на "реформировать", что поставило под сомнения революционность замыслов правительства. В конце же января китайские газеты, чья редакционная политика тщательно координируется Пекином, снова стали писать о грядущей отмене "лаоцзяо". Например, издание China Daily 21 января сообщило, что, до того как парламентарии запретят лагеря, на их деятельность будет фактически наложен мораторий.

Система лагерей "лаоцзяо", исповедующих принцип «перевоспитания трудом», была создана при первом председателе КНР Мао Цзэдуне в 1957 году. Изначально исправительные учреждения официально использовались для искоренения инакомыслия: туда отправляли врагов режима. Впоследствии «лаоцзяо» стали использовать для наказания подозреваемых в мелких правонарушениях, к которым уголовный и административный кодексы неприменимы из-за чрезмерной или недостаточной суровости соответственно. В отличие от тюрем, для отправки в «лаоцзяо» санкции суда не требуется: решение о назначении наказания принимает полиция. Максимальный срок, который могут определить нарушителю, составляет три года с возможностью его продления не более чем на год. По версии правозащитников, исправительные лагеря по-прежнему активно используются против критиков властей.
Вскоре похожие заявления зазвучали в регионах. 29 января о скорой отмене "лаоцзяо" объявила руководитель органов юстиции в провинции Гуандун. Правда, чиновница всего лишь дала понять, что внимательно следит за происходящим в Пекине: по ее словам, лагеря прекратят принимать провинившихся только после того, как соответствующее решение примут народные избранники. Между тем 7 февраля о временном моратории на отправку в лагеря людей заявил высокопоставленный представитель отделения Компартии в провинции Юньнань. При этом он подчеркнул, что отныне все подозреваемые в нарушении закона будут предаваться справедливому суду. Те же, кто сейчас уже находится в лагерях, останутся там до окончания своих сроков.

Намерения упразднить или реформировать систему наказаний через принудительный труд у китайских властей появились не на пустом месте. Впервые о возможных переменах руководство страны заговорило еще в октябре 2012 года. Тогда речь об этом завел руководитель аппарата Центральной инициативной группы по вопросам судебной реформы Цзян Вэй (Jiang Wei). По его словам, систему однозначно надо менять — слишком много в ней существует лазеек, с помощью которых за решетку можно отправить совершенно невинных людей. Тогда же он сообщил о подготовке проекта реформы, не назвав при этом даже приблизительных сроков ее принятия.

Поводом к рассуждениям о порочности системы наказания, просуществовавшей ни много ни мало 55 лет, стал громкий скандал вокруг "лаоцзяо", произошедший в августе 2012 года. Тогда к полутора годам принудительных работ приговорили 39-летнюю жительницу города Юнчжоу (провинция Хунань) Тан Хуэй (Tang Hui). Точнее не приговорили — особенность системы "лаоцзяо" заключается в том, что людей, заподозренных в определенных нарушениях, не отдают под суд, а отправляют в лагеря на основании одного только решения полиции. Стражи порядка вменили женщине "нарушение общественного порядка и оказание негативного влияния на общество".

Вина Тан, по мнению властей, заключалась в том, что она поставила под сомнение справедливость китайского правосудия. Женщину не устроил процесс над группой преступников, которые в 2006 году похитили ее 11-летнюю дочь и продали ее сутенерам. Девочку, которую узнал один из посетителей клуба, где ее заставляли работать (фотографии ребенка были развешены по всему городу), удалось вызволить лишь через три месяца — для этого, как рассказала ее мать, ей пришлось долго уговаривать полицию. В июне 2012 года похитителям девочки вынесли приговоры: двоих осудили на смертную казнь, четырех — на пожизненное заключение, еще один преступник получил 15-летний срок. Однако позже один из приговоренных к казни потребовал смягчить наказание, заявив, что помогал расследованию. Полиция его прошение поддержала, и Тан заподозрила, что истинным мотивом такого решения стало вовсе не сотрудничество с правосудием, а банальное кумовство: якобы у осужденного в полиции работал родственник. Начатая Тан кампания против помилования и стала причиной ареста женщины и отправки ее на исправительные работы.

Когда об этом решении властей стало известно прессе, оно вызвало в стране мощную волну возмущения. Китайский аналог твиттера Sina Weibo буквально захлебывался от несметного числа записей, в которых пользователи выражали свое негодование. Многие требовали освободить Тан, называя отправку ее в лагерь в высшей степени несправедливой и необоснованной. Заключение женщины оспорили и адвокаты — в апелляции они указали на целый ряд допущенных полицией нарушений. В их число попало и нежелание правоохранителей выполнять свой долг, когда Тан впервые обратилась к ним за помощью. Буквально через несколько дней женщину выпустили на свободу — по официальной версии, в связи с тем, что ей необходимо ухаживать за 17-летней дочерью. Одновременно власти пообещали, что изучат обвинения в отношении полиции. А еще примерно через неделю группа влиятельных юристов отправила в министерства общественной безопасности и юстиции открытое письмо, в котором потребовала реформировать систему "лаоцзяо".

События, подобные августовской истории, и ранее попадали в прессу. В июле 2008 года на исправительные работы был направлен учитель из провинции Сычуань Лю Шаокунь (Liu Shaokun). Это произошло вскоре после Великого сычуаньского землетрясения, в результате которого погибли почти 70 тысяч человек. Внимание Лю привлекло то, что наиболее пострадавшими от стихийного бедствия зданиями стали школы: порой случалось, что рушились только они, в то время как остальные строения оставались целыми. После того как учитель стал размещать в интернете фотографии руин и задавать вопросы, его арестовали за "распространение ложных слухов и нарушение общественного порядка". Правда, в сентябре того же года Лю освободили досрочно, обязав отбыть остаток наказания за пределами лагеря.

У Дяньюань (слева) и Ван Сюин
перед подачей
просьбы о проведении пикета
в Пекине, август 2008 года.
В августе 2008 года в лагеря на год отправили двух пожилых китаянок, которые пытались согласовать с пекинскими властями проведение пикета в специально отведенном для протестов месте. Создание такой площадки было приурочено к проведению пекинской Олимпиады, с тем чтобы ее гости смогли воочию убедиться: права жителей Поднебесной не ущемляются. Тем не менее прошения 77-летней Ван Сюин (Wang Xiuying) и 79-летней У Дяньюань (Wu Dianyuan) удовлетворены не были, хотя женщины приходили к властям несколько раз. Протестовать они собирались против того, что еще в 2001 году их насильно выселили из принадлежавших им домов. Отбывать наказание их отправили со стандартной формулировкой «нарушение общественного порядка».

В ноябре 2010 года с той же формулировкой на годовые исправительные работы отправили жительницу провинции Цзянсу Чэн Цзяньпин (Cheng Jianping). Ее арестовали за ретвит сообщения ее жениха, который высмеял участников массовых антияпонских протестов в Китае. Сообщение представляло собой обращение к патриотично настроенным китайцам — автор в шутку призвал их "пойти и разгромить японский павильон на выставке "Expo" в Шанхае". Что характерно, будущего супруга Чэн власти трогать не стали.

Очевидно, что в прессу попадали только самые громкие случаи — в реальности в лагеря отправляли куда больше людей. Хотя перечисленные инциденты и вызывали возмущение у китайцев, но такого резонанса, как случай Тан Хуэй в августе 2012 года, они все же не имели. О причинах активизации населения можно только догадываться — может быть, после отправки в лагерь матери изнасилованной девочки чаша терпения оказалась наконец переполнена.

Впрочем, не исключено и то, что резонанс был попросту санкционирован сверху сторонниками нового поколения китайского руководства — в ноябре генсеком КПК стал Си Цзиньпин, которого в марте 2013 года утвердят председателем КНР. Будущий руководитель активно выставляет себя в качестве борца с коррупцией и несправедливостью, так что скандал вокруг лагерей мог оказаться ему вполне на руку. Тем более что по-настоящему уничтожать систему "лаоцзяо" новым властям вовсе не обязательно: можно объявить об их реформе и свести дело только к политическим заявлениям, а можно просто переименовать, оставив суть без изменений. Именно так в 1994 году произошло с системой "лаогай" (laogai) — лагерями с более жесткой системой содержания. Их перевели в разряд обыкновенных тюрем, но внутри, по словам очевидцев, ничего не изменилось.

В пользу такой версии может свидетельствовать тот факт, что разговоры об упразднении "лаоцзяо" идут с 2005 года. Уже тогда власти подготовили законопроект, предусматривающий смягчение наказаний за мелкие нарушения, но из-за "разногласий" в руководстве страны проект был отложен на два года. Однако и в 2007-м про вопрос об отмене внесудебных наказаний очень быстро забыли. Более того, когда в 2009-м в Китае опубликовали первую за всю историю страны программу по защите прав человека, о "лаоцзяо" в документе не говорилось ни слова.

Эксперты особенно не верят в то, что Китай полностью откажется от трудовых лагерей. Не исключено, что на пути реформ вновь встанут те же "разногласия", которые помешали властям еще восемь лет назад. О чем именно тогда шла речь, никто не уточнял, однако в само наличие трений в партийной верхушке верится легко: управление Китаем осуществляется на коллективной основе, причем руководящие органы, как правило, состоят из представителей противоборствующих группировок. Исключением не стала и новая администрация, формирование которой стало результатом напряженной подковерной борьбы между кланами пока еще действующего председателя КНР Ху Цзиньтао и его предшественника Цзянь Цзэминя. Если система "лаоцзяо" и стала одной из разменных карт в этой игре, то прощаться с ней все же пока рано.

Валентин Маков

P.S. Книга Роберта Джей Лифтона Технология "Промывки мозгов" (Thought Reform and the Psyhology of Totalism) как раз об изменении мышления в этих лагерях!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.